Лесной человек не ходит на тусовки

28 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 275

Александр Балуев как-то прочно и при этом совершенно незаметно обосновался в российском кино. Если бы, допустим, еще лет десять назад кто-нибудь бы спросил, что это за актер такой и откуда он взялся, то пришлось бы ломать голову или рыться в специальных справочниках. А сегодня и рассказывать ничего не надо, потому что картины с участием Балуева выходят на экраны одна за другой.

Краткая справка: Александр Балуев. Родился 6 декабря 1958 года. Окончил Школу-студию МХАТ (1980 г., мастерская П.Массальского — М.Тарханова). С 1986-го — актер Московского театра им. Ермоловой (ныне — Театральный центр им. Ермоловой). Премия “Кинотавр” в номинации “лучшая роль” за 1995 год. Премия “Ника” в номинации “роль второго плана” за 1995 год. Снимался в фильмах: “Егорка” (1984), “Жена керосинщика” (1988), “Ричард Львиное Сердце” (1992), “Мусульманин” (1995), “Линия жизни” (1996), “Тысяча и один рецепт влюбленного кулинара” (1996), “Кризис среднего возраста” (1997), “Му-му” (1998), “Затворник” (2000).

Кроме того, Александр — фактически первый русский актер, признанный западными продюсерами. Снимался в таких нашумевших блокбастерах, как “Миротворец” и “Столкновение с бездной”. При этом его имя крайне редко появляется в разделах светской хроники...

— Саша, мне говорили, что ты очень мрачный по жизни человек, живешь в полном уединении в деревне под Москвой и стараешься по возможности не общаться с журналистами...

— Этот имидж, наверное, потому родился, что я не посещаю разного рода тусовки. Вот будет на днях в Доме кино премьера фильма “Москва”, и я туда поеду, потому что сыграл в этой картине одну из главных ролей. А выходить к зрителям без повода очень не люблю. Сижу у себя в деревне под елкой и такой кайф от этого получаю, что никакая тусовка не принесет. Там у меня тихо, спокойно и свежий воздух, так что можно прекрасно выспаться. Наверное, все правильно — я лесной дремучий человек.

— С твоими данными впору было бы делать карьеру профессионального боксера...

— А я, кстати, очень хотел быть спортсменом. Я хорошо играл в хоккей и мечтал достичь больших высот, но потом меня одолела лень. В то время хотелось не с шайбой бегать, а гулять с пацанами по улицам. Курнуть в компании или портвейна, который “Три семерки”, выпить. Вообще я считаю, что мое актерство — это чистой воды случайность. У меня в этом плане даже никакой наследственности нет. Разве что мама очень любила оперу. Она жила в Самаре, куда во время войны эвакуировали Большой театр.

— Как у тебя сейчас с работой? Говорят, что сериал “Маросейка, 12”, где ты играешь налогового полицейского, уже себя исчерпал...

— Там изначально была ситуация с дефицитом сюжета. Мне кажется, что если люди рассчитывают запустить в производство значительное количество серий, то сюжеты они должны выбирать из кучи работ. А у нас как-то очень вяло с этим. Кроме того, я не понимаю, как можно снимать сериал, если перерывы между съемками одной серии составляют порядка двух месяцев.

— То есть как налогового сыщика тебя в народе еще не встречают?

— Про меня не будут на улице говорить: “Это пошел тот самый налоговый...” Хотя на Западе так примерно все и происходит. Про известных актеров там пишут: “звезда сериала такого-то”. А то, что человек кроме этого сделал, уже как бы и не существует.

— Ты, как говорят, еще недавно где-то в Польше снимался...

— Да, там американцы делали кино, но у меня не очень большая роль. Вообще, картина о человеке, который по всему миру спасает заложников. В том числе ему предстоит вытащить из чеченского плена какого-то француза. А я, в свою очередь, играл очередного плохого русского военного, который хочет на этой истории немного заработать. Сейчас съемки, но без меня, продолжаются на Мадагаскаре.

— Ты так говоришь, как будто они тебя забыли. Неужели даже на премьеру не позовут?

— Думаю, что не позовут. Американцы, они какие-то странные, откровенно говоря. Сколько раз я снимался в их картинах, и меня никогда не приглашали на премьеру. И дело вовсе не в том, что американцы не любят или не уважают русских актеров. Просто они живут по принципу “америка для американцев”. Поверь, к русским актерам в Америке относятся так же, как и к европейским. Кто для американцев Жерар Депардье? Это тот парень, который снимался в одном фильме с их звездой Вупи Голдберг...

— Ты ведь снимался вместе и с Николь Кидман, и с Джорджем Клуни, и с другими именитыми актерами. Как они в общении?

— По отношению к своим партнерам они очень демократичны. Во время съемок у меня со всеми были хорошие отношения. Джордж Клуни, например, регулярно зазывал меня попить водки. Видимо, он мало общался с русскими, и ему было интересно со мной поговорить. Но я от его предложений отказывался. И не потому, что не люблю водку, а потому, что моего знания английского хватило бы на 15 минут общения. А что потом? Напиваться? Это в России некоторые актеры по отношению к коллеге могут себе некие гадости позволить. Из серии: “Мальчик! Сейчас я снимаюсь, поэтому иди и отдохни!”

— Ты говорил, что тебе не очень нравится то, что сейчас происходит в нашем кино. В связи с этим никогда не возникало желания заняться чем-нибудь другим?

— Мне нравится моя профессия, просто наше современное кино — это такое клубно-любительское времяпрепровождение. Удовлетворение, так сказать, собственных амбиций из серии “я все еще могу снимать кино...”. И это ведь так и есть! Картины, которые сейчас выходят на экраны, можно посмотреть только на фестивалях, где практически всегда собирается одна компания.

А вообще, для того чтобы сменить профессию, нужно не быть ленивым человеком. А я ленивый... А может быть, годы уже не те, и что-то менять в жизни надо было лет 20 назад. У меня всякое случалось. Помню время, когда совсем худо было с деньгами, я брал машину и ночью на ней “бомбил”. Но этот бизнес, честно говоря, не приносит удовлетворения.

— В чем выражается твоя лень? Про Дениса Евстигнеева, например, говорят, что он любит валяться на диване...

— Да, я ленивый — в теннис люблю играть... (Смеется.) И диван у меня тоже есть. Такой большой, кожаный. И я тоже могу часами на нем валяться. Не могу сказать, что очень люблю это занятие, но и отказываться от удовольствия тоже не хочу. Дело в том, что есть такие люди, которым нужно постоянно что-то делать. А я очень спокойный. Хотя могу, например, неожиданно для всех уйти из театра. Не потому, что мне более интересную работу предложили, а просто собраться и уйти в никуда, сказав перед этим: “Все, ребята! Тут у нас могила образовалась, и я пошел...”

— Что тебе сегодня не хватает для полного счастья?

— Давай не будем об этом говорить. Боюсь сглазить... Я с годами пришел к убеждению, что твой успех в этом мире складывается помимо тебя самого. Ты можешь упорно трудиться, стремиться к чему-то, но в конце концов это становится самообманом. Проще говоря, нужно быть все время готовым и постараться не упустить тот шанс, который тебе однажды выпадет...



Партнеры