Дорогая стряпня от Меньшикова

29 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 573

Любимец публики Олег Меньшиков продолжает эксперименты на режиссерском поприще. Помпезно распрощавшись летом со своей предыдущей постановкой (“Горе от ума”), киноактер принялся за стряпню на театральной “Кухне” — на пару с режиссером Галиной Дубовской. В понедельник вечером умелый промоушн спектакля принес первые результаты: массовое нашествие бомонда в фойе театра Моссовета, предпремьерный ажиотаж и аншлаг в зале. Таким образом, в театре образовалось аж два спектакля: на сцене и перед ней. Какой из них интереснее — вопрос спорный.

Своим вниманием премьеру почтили Михаил Козаков с женой, Леонид Ярмольник, Олег Табаков с Мариной Зудиной. По заведенному обычаю VIP-персон, одним из последних под прицелом телекамер прибыл Никита Михалков — в компании Геннадия Хазанова. В это время хамоватые секьюрити, явно не театрального происхождения, занимались зачисткой партера. На вопрос одной из зрительниц, получившей толчок в грудь: “Что вы делаете?!” — бритоголовый охранник, на секунду оторвавшись от рации, заявил: “Я пока еще ничего не делаю. А потом — увидите”.

Пересказывать сюжет пьесы — занятие неблагодарное. Тем более что внятно поставлены только первые минут 30 из трех с четвертью часов — до оригинального соединения красивой легенды из германского средневековья с современностью. За основу драматург Максим Курочкин взял древнее сказание о трагической любви Кримхильды (Оксана Мысина) и Зигфрида (Никита Татаренков) и предательстве Гюнтера (Олег Меньшиков). Как следует из 10-минутного пролога, разыгранного в кроваво-красной пещере, когда-то Зигфрид искупался в крови убитого дракона и приобрел крепкую броню, сделавшую его непобедимым. Узнавший уязвимое место друга подлый Гюнтер незамедлительно отправляет товарища на тот свет. Драма разворачивается на фоне войны загадочных гуннов и нибелунгов, об образе и роли которых зрители могут лишь догадываться, пробираясь сквозь дебри немецких имен и названий.

Гораздо интереснее находиться на современной кухне, где происходит основное действо. Среди белого кафеля, металлических столов и блестящих кастрюлек несколько поваров и обслуга устраивают шуры-муры друг с другом, тренируются в метании тарелок и обсуждают чью-то предстоящую свадьбу. Скользящие реплики: “Пить надо меньше!” — “Меньше кого?” — “Сам знаешь, меньше кого” — похожи на ненавязчивое напоминание залу об ожидаемом главном герое (в смысле созвучности фразы с фамилией). Ждут довольно долго. И вот он появляется — в серебристом пиджаке, как с модной тусовки (автор костюмов — подиумный, практически без театрального опыта, кутюрье Игорь Чапурин). Далее сюжет обрастает как снежный ком всевозможными аналогиями со средневековыми событиями, доходя до уровня замороченного бреда.

Режиссерские попытки вовлечь в свою игру зал не прошли. На устрашающие крики со сцены о том, что “никто не выйдет живым отсюда — в ворота уже ломятся гунны!”, зрители реагировали вяло. Зато вкрапления избитых телецитат: “Слышишь, Бивис! Эти чуваки думают, что они крутые перцы. Хе-хе-хе...” и “Иногда лучше жевать, чем говорить” шли на ура.

Что по-настоящему заслуживает внимания, так это сценография. Грандиозные декорации средневекового замка с арками, сводами, видом на водную гладь вдали, дополненные роскошью в виде профессионально поставленного света, приятно радуют глаз зрителя, утомленного многословием и пафосностью постановки.

Во сколько же обойдется поход на меньшиковскую “Кухню” рядовому зрителю? Официальная цена на места в партере — тысяча рублей. Добавить к этому стильную программку — красную картонку с перечнем актеров и их микроскопическими черно-белыми портретиками — еще полтинник. Для особых фанатов на книжных развалах продается книжка о Меньшикове за уже просто смешные сто рублей. На оставшиеся деньги можно гульнуть в буфете...

Дальнейший план режиссерских действий нетрудно предугадать: к тому времени, когда все состоятельные господа театралы отметятся на модной постановке и денежный поток иссякнет, как раз поспеет очередной коммерческий проект.



Партнеры