Колбаса за патриотизм

29 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 401

Житель Коломны Аркадий Сергеевич Арзуманов, как дедушка Ленин, любит детей. Зимой наряжает около дома елку, выкатывает из дома пианино и веселит соседских ребятишек. А еще, как Гиляровский, любит историю. Вот уже несколько лет украшает Коломну мемориальными досками, увековечивающими память знатных горожан.

А несколько лет назад у Арзуманова дома работала бесплатная картинная галерея, куда ежедневно приходили от 300 до 2000 посетителей. Хозяин искренне опасался, что от такого “наплыва” провалится деревянный пол. Пронесло...

Но сейчас галереи нет — закрыл ее Арзуманов. Власти пообещали ему выделить отдельное здание для всех “культур-мультурных” мероприятий. Но обещание не выполнили. Аркадий Сергеевич расстроен, да и народ коломенский как-то сник без духовной пищи.

Шесть лет назад инженер Арзуманов переехал в Коломну из Воскресенска. И за полгода построил на Арбатской улице дом из кирпичей и бутылок. Бракованную стеклотару брал в местном пункте приема. На строительство ушло 7 тысяч бутылок.

— Пока я строил дом на Арбате, узнал, что улица эта не простая, а “золотая”. Здесь жили и гостили выдающиеся люди. И я решил увековечить их память мемориальными досками из металла и камня, — говорит он.

Помогают ему кузнец Виктор Камаев, дизайнер Андрей Климанов и художник-гравер Вероника Синева, которые бесплатно воплощают его идеи в жизнь. Материалы “зодчие” тоже достают бесплатные. Себестоимость одной доски — 3—4 тысячи рублей.

На досках, обрамленных коваными украшениями, портреты великих, под ними — душещипательные стихи коломенских поэтов. Таких каменно-металлических шедевров в Коломне уже восемь. Семь из них — на любимой Арзумановым Арбатской улице.

Идешь по ней и будто слышишь: “Вечерний звон — бом, бом!”. В одном из домов жил знаменитый хормейстер Свешников, автор этого бессмертного произведения. В другом, напротив Никольской церкви, писатель Борис Пильняк. Как-то Пильняка решила навестить поэтесса Анна Ахматова, но не нашла его дом. Усталая, села на скамейку напротив Никольского храма. Посидела полчаса и уехала. А спустя годы под влиянием поездки в Коломну написала цикл стихов “Шиповник цветет”. Теперь на месте “посиделок” поэтессы — памятная доска с фотографией, украшенная коваными розочками, одну из которых уже спионерили любители поэзии.

Еще на коломенском Арбате жили: статистик и краевед Николай Петропавлов, протоиерей Николай Ковальский, летчик Василий Зайцев, сбивший во время Великой Отечественной 34 вражеских самолета, и хирург Петр Сарафьян — директор местного медучилища.

А вот на соседней улице, Никольской, в прошлом веке обитал прасол Щукин — купец, торговавший мясом. Он помогал голодным и обездоленным.

— Когда мы открывали памятную доску прасолу, было много народа. Одна наша землячка, 89-летняя Елизавета Владимировна Головастикова, тоже хотела принять участие в церемонии, но она уже не может ходить. И тогда она по микрофону из окна своего дома обратилась к людям. Ее речь произвела огромное впечатление на члена совета директоров местного мясокомбината (мы его зовем современным прасолом), и он подарил Елизавете Владимировне 15 килограммов колбасы и нарезки, — вспоминает Арзуманов.

Но, увы, уже полгода в Коломне не открываются мемориальные доски. Почему?

Объясняет заместитель главы администрации города Сергей Зацепин:

— Установка досок должна происходить централизованно, согласно определенному регламенту и с участием городских структур...

Но Арзуманов полон новых идей, хочет, чтобы неблагоустроенный коломенский Арбат походил на московский, чтобы возле церкви Николы-на-Посаде разбили сквер, а старые домики Коломны были отремонтированы.

Его послушаешь — великих в Коломне больше, чем домов. Так что не исключено, что в новом веке город превратится в музей.



Партнеры