ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

30 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 425

  Мы напеваем “Мальчик хочет в Тамбов” и, конечно, подразумеваем Мурата Насырова. А слабо представить исполнителя зажигательных попсовых хитов ортодоксальным мусульманином? То-то же. А уж как мы удивились, когда узнали, что известный шоумен исповедует не просто ислам, а еще и с редким, китайским, оттенком! Однако корреспонденты “МК” были единственными журналистами, которых пригласили на семейное торжество Насыровых, где проходил традиционный уйгурский обряд над младшим сыном поп-звезды Акимом.

     Мы входим в квартиру Мурата. Смесь из резких запахов неведомых трав и специфических блюд восточной кухни заставляет нас оглушительно чихать. Виновник торжества, Аким, которому только 40 дней от роду, возлежит в специальной люльке под названием бющк и сладко спит.

     Гости — в основном это женщины за 50. Среди них далеко не все уйгуры. Но принадлежность к мусульманской вере обязательна. Следит за соблюдением ритуала мама Мурата, Хатира Ниязовна, которая специально для этого приехала сюда из Алма-Аты.

     — Скажите, Хатира Ниязовна, что это за такая экзотическая народность — уйгуры?

     — Наши корни из Китая, откуда мы с мужем и старшим сыном в 58-м году приехали а Алма-Ату. Мы — очень религиозная семья. Поэтому, когда в 88-м году Мурочка (Мурат. — Прим. М.Х.) стал выступать на сцене, для нас это было настоящим шоком.

     — А теперь вас не смущает то, о чем поет сынок, и то, что рядом с ним танцуют почти голые девушки?

     — Нам нравится то, что он делает. Но просим, чтобы голых девушек на сцене было поменьше. Он прислушивается, но не всегда.

     Приготовления к семейному торжеству закончились еще утром. Специальную траву адрасман заварили в огромной пиале и сдобрили сахаром и... солью. Теперь она стоит в центре стола и ждет своего часа.

     Жена Мурата, Наташа, хотя и русская по национальности, но с пониманием относится к вере мужа. Ее одежда мало соответствует ритуалу: на ней навороченные джинсы и суперсексуальная кофточка.

     Вдруг все затихают. Хатира Ниязовна читает молитву. А после этого женщины по очереди берут в руки большую пиалу с отваром и переливают ее в более мелкую плошку. Каждая, делая это три раза, говорит свои пожелания маленькому Акиму.

     Никаких спиртных напитков на столе не ожидается. Это не положено по этикету обряда. Зато манты и плов из баранины — в изобилии.

     Проснувшийся Аким диким ором нарушает плавное течение ритуала. Вечером его тельце обольют водой, над которой взрослые произносили пожелания.

     —Мурат, а в чем смысл сегодняшнего обряда?

     — По-уйгурски он называется — крык суй, и его назначение соответствует православному крещению. Считается, что до 40 дней Аллах предугадывает судьбу ребенку. Следующие 40 лет человек обязан исполнить все то, что ему было предписано свыше, вплоть до грехов. Именно поэтому сейчас я спокойно пою свои песни. За этот период жизни мне, как и всем уйгурам, многое прощается. Зато уже после 40 лет наступает ответственность за все совершенные ранее поступки. И вот тогда-то кара Аллаха, наверное, меня не оставит.

     — И в чем тебе больше всего повезло в жизни?

     — Например, в том, что я вырос в своей семье.

     — То есть?

     — Я ведь пятый ребенок в семье. А у нас есть очень своеобразный обычай. Если подряд рождается пять сыновей или пять дочек, то ребенка запросто можно поменять. Взять, к примеру, дочь сестры, а взамен отдать своего сына. Через некоторое время, правда, малышу сообщается “радостное событие”, что, оказывается, его мама совсем не является именно твоей, а настоящая живет где-то рядом. Вот и меня могли спокойно поменять, однако — слава Аллаху! — все обошлось.

    



Партнеры