Синдром “высокого давления”

2 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 874

Любителям колбасы и законов лучше не знать, как делается и то, и другое. В очередной раз убедиться в этой народной мудрости пришлось в минувшую среду. Когда после изнурительных трех попыток Госдума приняла-таки в первом чтении закон, предоставляющий некоторым главам регионов почетное право избираться на третий срок в обход общего правила “больше двух нельзя”. Очень большую заинтересованность в этом деле продемонстрировала Администрация президента. Все было очень непросто: голоса “за” приходилось выдавливать буквально по каплям. При сравнении результатов электронного голосования по этим трем попыткам возникает несколько интересных вопросов — прежде всего к господам депутатам.

Больше всего нас интересовали второе (223 “за”) и третье (240 “за”) голосования, разделенные во времени четырьмя часами. После перерыва во фракции ОВР вдруг внезапно объявились 11, прежде отсутвовавших товарищей. Которые дружно отдали голоса в поддержку закона... Это: депутаты Магомедкади Гасанов, Максим Васильев, Валерий Драганов, Андрей Кокошин, Елена Кондакова, Валерий Крюков, Геннадий Кулик, Павел Медведев, Борис Пастухов, Александр Сизов и Сергей Широков... Что интересно — Елена Кондакова, как оказалось, в этот день вообще отсутствовала не только в Москве, но и в России, находясь с парламентской делегацией в Африке. При первых двух попытках голосования ее карточка молчала, а тут вдруг — “за”...

Но это что: во фракции ОВР появились к третьему голосованию два человека, изменивших свое мнение на прямо противоположное: были “против” — стали “за”. Это депутаты Георгий Боос и Александр Владиславлев. Опять же в процессе выяснения обстоятельств оказалось, что депутат Боос был там же, где и г-жа Кондакова, — в Африке. Свою карточку для голосования он оставил во фракции с поручением проголосовать против принятия закона: он полагает, что если уж давать право избираться на третий срок, то всем губернаторам подряд, без исключения. Первые два раза карточка Бооса голосовала так, как он просил. В третий раз вдруг “взбрыкнула”...

Может показаться, что мы предвзято относимся к фракции ОВР. Но дело в том, что именно по ее инициативе состоялось решающее голосование. К тому же какие могут быть вопросы, например, к фракции “Единство” или группе “Народный депутат”? Эти объединения — “прокремлевские”, и если, например, в “Народном депутате” при втором голосовании г-н Рафаэль Гималов был “против”, а через несколько часов изменил свое мнение на противоположное — ничего удивительно здесь нет.

Любопытно, как вел себя представитель президента в Думе Александр Котенков. Когда депутаты начинают без конца переголосовывать тот или иной закон, не выгодный Кремлю или правительству, он, как правило, сильно возмущается. Когда же таким не очень красивым (мягко говоря) способом проталкивается нужный главе государства законопроект — г-н Котенков как юрист этого не одобряет, но против результата никаких возражений не имеет...




Партнеры