Семейная дуэль

9 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 321

Живой легенде отечественного кино Людмиле Гурченко пришлось стать ответчицей в суде. По иску... собственной дочери, 41-летней Марии Борисовны Ковалевой. Предмет спора — дележ однокомнатной квартиры, принадлежавшей матери Людмилы Марковны. Гражданское дело тянулось девять месяцев, а вчера Пресненский межмуниципальный суд вынес по нему решение.

Дело дошло до суда не потому, что самых близких на свете людей испортил “квартирный вопрос”. И мать, и дочь — вполне обеспеченные люди (муж Марии Ковалевой — генеральный директор фирмы по установке домофонов). Вероятно, причины гораздо глубже.

Первым супругом Людмилы Марковны и отцом Марии был сценарист Борис Андроникашвили — сын Бориса Пильняка и грузинской актрисы из аристократического рода. Брак оказался неудачным. Как вспоминает сама Гурченко, “это было не мое”. Единственная дочь Маша эмоциями, складом и, наверное, отношением к жизни пошла не в мать, на которую эта грузноватая, расплывшаяся женщина не похожа даже внешне: темненькое платьице, ботинки на низком каблуке, полное отсутствие прически...

— “Прими-подай-выйди вон” — такие были отношения! Она всю жизнь давила эмоциями. Хотела видеть меня не той, какая я есть: “Худей, следи за собой — у тебя ж ноги от ушей, а ты!..” Может, мать не могла мне простить, что я так сильно похожа на отца? — не забыла детские обиды Мария.

В книге Гурченко “Аплодисменты” есть потрясающий и страшный эпизод. Актриса разрывалась: перелеты, съемки, гастроли, зарабатывание денег — и до трех лет Маша жила у бабушки с дедом. Но, как ни сложно, ребенок должен жить с мамой. Девочку привезли в Москву. Утром она обнаружила, что бабушка уехала. Стащила с подушки наволочку и стала судорожно складывать в нее вещи и игрушки. Потом вылетела во двор. И понеслась по проспекту с наволочкой, из которой выглядывали бегемоты и слоны... “Боролись мы долго — кто кого. До изнеможения. Несколько ночей почти не спали. Из протеста не ложилась в кровать. Ведь кровать — это все-таки этап смирения...”

И без того сложные отношения между Марией Ковалевой и Людмилой Гурченко усугубились после трагической смерти в 1998 году сына Марии, 16-летнего Марка. Он умер от передозировки наркотиков.

“Однушку” в Волковом переулке, в двух шагах от зоопарка, Людмила Марковна купила в 1993 году для своей старенькой мамы Елены Александровны. Но очень скоро старушка перебралась к внучке Маше, которая жила с мужем и двумя детьми, а ее квартиру муж Маши использовал под офис. Елена Александровна скончалась в мае прошлого года. По закону, если не оставлено завещания, наследниками “первой очереди” считаются дети. Когда после смерти матери уже истекли положенные шесть месяцев и Людмила Гурченко переоформила квартиру на себя, Мария обнародовала завещание бабушки, по которому квартира возле зоопарка должна достаться ей. Миром решить проблему не удалось. Мария обратилась в Пресненский суд с иском о продлении срока присуждения наследства и о признании полученного Гурченко свидетельства о праве собственности недействительным.

По закону 65-летняя актриса как пенсионерка, независимо от завещания, имеет право на 2/3 части наследства. Видимо, этим и руководствовался суд. Две части “однушки” остались за ней.



Партнеры