52 ЛЯГУШКИ СТОЯТ ДОРОЖЕ ОДНОГО АКТЕРА

16 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 290

  Кто бы мог подумать, что Алексей Маресьев, на которого в коммунистические времена все равнялись как на “настоящего человека”, будет продолжать вдохновлять и наших современников — на написание “ОМОНА РА” модного Пелевина и на съемки сериала “Граница” Митту.

     Правда, Митту он вдохновил косвенным образом. Во время войны Маресьев служил в 52-м тяжелом бомбардировочном авиационном полку, который и был выбран для съемок нового сериала. В 350 км от Москвы, в закрытом гарнизоне Шайковка, съемочная группа прожила больше месяца. “Какие были романы! — вспоминают жители военного городка. — Какие цветы киношники дарили нашим женщинам! У нас отродясь никто таких букетов не видел”. Жалование у военных небольшое... а жизнь полна однообразия...

     Александр Митта романов не помнит и не замечал. Приходил вечером со съемок и падал на кровать уже во сне. Хотя фильм снял именно о любви, со страстями, с изменами, со всей палитрой доступных человеку чувств.

     — “Граница”, — говорит режиссер, — это история трех женщин: женщины-матери, женщины-жены, женщины-любовницы.

     Альбина — Рената Литвинова, Галя — Елена Панова, Марина — Ольга Будина, три подруги, офицерские жены. Их мужей — Вячеслава, Алексея и Никиту — играют Андрей Панин, Михаил Ефремов и Алексей Гуськов. Любовника Марины — Марат Башаров. Судьбы их переплетаются треугольниками и ромбами и займут досуг зрителей ровно на 8 серий.

     Но самыми первыми зрителями сериала стали военные летчики Шайковки. Из 7-тысяч жителей на премьеру смогли попасть лишь 300 человек.

     — Шайковка была выбрана по нескольким причинам, — говорит Митта. — Близость железной дороги, рядом болото, потрясающая природа (именно благодаря ей сериал стал похож на кино) и большие помещения для декораций, бывшая офицерская столовая, как павильон “Мосфильма”. Здесь полностью сохранилась атмосфера 70-х. Когда мы приехали первый раз, я увидел, что все подъезды исписаны, ну... разными словами, и надо было бы маляра вызвать, но я решил: пусть сохранится реальная жизнь.

     Оставили и все надписи перед клубом: “Субординация и дисциплина есть душа воинской службы. Кутузов”, “Служить делу, а не пользе — священный долг каждого воина. Бонч-Бруевич”; памятки на стенах столовой, “Уголок контроля” качества пищи с фотографиями работников столовой и “нормами суточного довольствия” — “макароны — 40 г, рыба — 120 г, поливитамины — 1 г”.

     По словам главного героя Алексея Гуськова кормили их в этой столовой “достаточно удачно”. Хотя актеру в образ вжиться было нетрудно. Он вырос в таком же закрытом городке, отец был военным. Перед съемками Алексей сказал режиссеру: “Вот злобу и гнев вам сыграют многие, а неистовство и ярость — только я”. Еще бы! После “Волкодава” легко говорить.

     — В конце вы его очень пожалеете, — рассказывает режиссер о герое, — а делает он на протяжении фильма не очень хорошие вещи. Это история о том, как Зверь побеждает Человека в человеке. И любовь делает его зверем.

     В первой же серии Гуськов борется с волком и перегрызает ему горло. Кстати, все трюки актер выполнял без каскадеров. Потом он поджигает муравейник и разрезает лягушек, мешок которых в количестве 52 штук стоил больше зарплаты актера. Неудивительно, что в конце появляется титр: “Ни одно животное не пострадало во время съемок”. Еще Алексею приходилось трое суток тонуть в болоте, правда, со всеми удобствами, в гидрокостюме. Выдержать на своей голове несколько дублей ударов сковородой, полной макарон по-флотски, и многое-многое другое. В фильме органично сочетается трагедия и драма, юмор и смех, как в самом режиссере. Александр Наумович абсолютно серьезно говорит о смешных вещах. Дрессировщика лягушек называет кинологом: “Мы этих лягушек два дня в мешке держали, а потом они начали вянуть, и мы их отпустили”. “Болото мы строили свое. Вырыли яму в двух метрах от настоящего болота, огородили досками, как ящиком, разболтали в ней глину, всякую гадость, мусор. Засунули туда Гуськова, и он уже там тонул...”

     — Александр Наумович, а куда вы потом декорации дели?

     — А их все разворовали. Мы утром приехали — их уже нет.

     — Дорогие декорации были?

     — Не особенно... Но они нам все равно же больше не нужны.

     Стихи к “заглавной” песне сериала Митта написал сам, а исполняет ее композитор и руководитель группы “Любэ” Игорь Матвиенко. Но оба оказались настолько скромны, что в титрах свои имена даже не поставили.

     Премьерой в военном городке режиссер остался доволен: “Я не знаю более жесткого зрителя, чем военные”. И то, что ни один человек не вышел из зала, было для него важным показателем.

     Алексей Гуськов в Шайковку, как домой, вернулся.

     — Вот здесь квартира Жгутов — Мишки Ефремова и Лены Пановой, а вот тут я живу. Здесь старый городок, перед КПП — “Шанхай”. Тут, как положено, нет горячей воды... Вот под этим деревом происходила сцена большой любви между героиней и героем. А здесь — сцена дуэли. Я стоял в этих кустах и целился в Башарова...

     После премьеры летчики устроили кинематографистам банкет. Первый тост командир части предложил за кино: от сценария до его презентации. И некоторые члены съемочной группы в тот вечер в Москву не вернулись. Может, их потом на самолетах доставили? Через границу Калужской области.

    



Партнеры