КОЛЬКА- МЕРСЕДЕС

18 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 2245

  Раздвоение личности бывает не только в литературе, но и в реальной повседневщине. Допустим, простой председатель колхоза запросто может руководить на Сахалине и одновременно “рулить” другим колхозом, но только в Волоколамском районе Подмосковья. Особенно если этот человек — нынешний глава Волоколамского района Николай Кураленко...

     Стоп. Мистика какая-то. Кто же он, этот Кураленко? Современный Фигаро, председатель колхоза или глава района? О, это непростой вопрос!..

     Внесем некоторую ясность. Г-н Кураленко был избран главой района в декабре прошлого года. И тайна его победы до сих пор не дает покоя избирателям. Так, Николай Николаевич любит называть себя “афганцем”, хотя точно установлено — в Афганистане он и близко не был. Говорит, что везде и всюду выводил хозяйства в передовики. А по другим сведениям — наоборот, банкротил. До сих пор никто не знает его точной автобиографии. Та, которой он потчует людей (про Афган и пр.), доверия не вызывает.

     Об этом (а также о том, что волоколамский мэр занимается рукоприкладством, с подчиненными ведет себя просто по-хамски) “МК” писал 22 мая с.г. в материале “За хрен с ними и за нас с вами”.

     Ответить на газетную статью Кураленко посчитал ниже своего достоинства. И мы, грешным делом, решили: исправился человек! Не тут-то было...

     Кадры решают все

     — Он производит впечатление эксцентричного, иногда даже нездорового человека, — говорят о главе те, кто имел счастье (или несчастье) с ним поработать. — А сейчас у него, наверное, обострение. Без всяких поводов Кураленко разогнал районный совет ветеранов. Старики-то чем ему не угодили?! Закрыл районную газету “Волоколамский край”. Теперь мы вообще не знаем, что творится у нас в районе.

     А творится что-то непонятное. Николай Николаевич взялся за кадры: разгоняет их с утроенной энергией и взамен одного “убывшего” берет сразу двух-трех. Аппарат администрации разросся до неимоверных размеров. И единственная статья, которая свято выполняется в районном бюджете, — финансирование самой администрации. За 10 месяцев года на содержание чиновников ушло 16% всего районного бюджета. (При прежнем мэре было 2%.)

     Поскольку Волоколамск — городишко, где найти работу так же тяжело, как отыскать клад старинных золотых монет (вакансии с завидной регулярностью появляются только в администрации), то чиновники своему “горячо любимому мэру” прощают все: хамство, невежество, иногда и просто оплеухи. В порыве, так сказать, ярости глаза волоколамского “князька” наливаются кровью. И в лучшем случае он начинает колотить о стенку не посуду (на счастье), а сотовые телефоны. Как маленькому дитятке, администрация даже закупила своему главе впрок с полсотни мобильников. Бей на здоровье!

     Но и самые терпеливые чиновники все равно не застрахованы от безработицы. Последнее увольнение тут состоялось как раз в день приезда “МК”. На улицу Кураленко вышвырнул завотделом культуры Светлану Саганчук. Та посмела робко возразить против решения мэра снести два исторических здания по ул. Советская, являющихся, кстати, федеральной, а не муниципальной собственностью.

     Утром, когда мы прибыли в Волоколамск, эти дома еще стояли. Вечером, когда уезжали, их больше не было. От памятников истории, как говорится, и мокрого места не осталось. Светлана Саганчук (она четвертая “заведующая культурой”, которая не сработалась с главой) рыдала в своем кабинете. И ей, естественно, было не до интервью.

     Был бы человек, а основания всегда найдутся

     Зато их нам охотно дали другие экс-чиновники. Мэр, утверждают они, всех травит под один мотив:

     — С вами я работать не буду!

     — А причина? — удивляется очередная жертва.

     — Мне не нужны причины.

     — Но у вас нет оснований!..

     — Я их найду.

     Возьмем еще одну жертву кадровых репрессий Кураленко — Антонину Сальникову. Чисто случайно она является женой бывшего волоколамского мэра Николая Сальникова. Когда Кураленко еще председательствовал в колхозе “Путь Ильича”, то часто гостил у Сальниковых и считался чуть ли не другом семьи. На следующий же день после победы (не дождавшись инаугурации) он вызвал Антонину Ивановну “на ковер”:

     — Я с вами работать не буду!

     — А причина?

     — Мне не нужны причины...

     И пошло-поехало. Антонина Ивановна руководила муниципальной аптекой в центре города и обеспечивала льготными медикаментами всех пенсионеров и инвалидов. После незаконного увольнения она выиграла два гражданских суда против нынешнего мэра и четыре — арбитражных. За это время получила как бы второе высшее образование — юридическое. И с горькой иронией замечает, что теперь могла бы работать у Кураленко советником по юриспруденции. Ведь из своей администрации Николай Николаевич повышибал не только “культуру” и фармацевтов, но и правоведов. Сегодня советником по юридическим вопросам он держит своего бывшего... водителя Андрея Курского.

     Кстати, с аптеками совсем уж смешно получилось. Чтобы досадить “оппоненту”, статус муниципальной аптеки Кураленко сначала присвоил другому учреждению, которое находится далеко от города. Старики не могли туда добираться, и Кураленко перевел аптеку обратно в центр. Но для этого отобрал у Волоколамского молокозавода магазин, приказав его переоборудовать под продажу лекарств.

     Теперь в городе ни молочных продуктов, ни лекарств: бывший магазин не может работать аптекой! Но чтоб еще больше досадить Сальниковой (она же выигрывает в судах иск за иском), организовал в районе целое фармацевтическое управление. Ни в одном другом районе такой структуры нет. В общем, в Волоколамске теперь есть управление, но нет лекарств. И откуда им взяться — если на закупку районный бюджет выделил средств в 16 раз меньше, чем на содержание администрации!

     Удар по яйцам

     Средняя зарплата у чиновников волоколамской мэрии — 11—12 тыс. рублей в месяц. Это, значит, с учетом уборщиц и сантехников. А их труд куда дешевле, чем руководителей комитетов и департаментов. Вряд ли в Подмосковье найдется район, где “отцы города” получают такую завидную деньгу. Отрабатывали бы они ее!

     Ярополецкий, Волоколамский и Львовский сельские округа еще с осени (!) сидят без тепла и горячей воды. Болеют все: и родители, и дети. Тепла нет даже в районной администрации — в подвале прорвало какую-то трубу, и больше месяца температура в кабинетах, как в вытрезвителе. Рабочие совхоза “Холмогорка” (уникальнейшее хозяйство, гордость советского села) жалуются: они получают зарплату по 300 рублей в месяц, а квартплата — 600—700...

     Перестали нестись куры-несушки (89% к прошлому году), сокращается поголовье коров (98%), свиней (84%), птицы — 95%.

     Политический и экономический путь района в полном мраке. Но всенародно избранный глава уже видит “свет в конце тоннеля”. Вот, к примеру, как он решил загрузить мощности городского молокозавода, который “загорает” без продукции:

     — Выставим на трассах наших гибэдэдэшников. И все молоковозы из Клинского и Истринского районов они должны будут заворачивать на наш молокозавод...

     Совет и Закон

     В принципе волоколамцам стоило бы радоваться своему непредсказуемому мэру. Ну где еще в унылой России, озабоченной долгами и зарплатой, найдешь такого развеселого главу, которого бросает из стороны в сторону? “Я сам Закон, — это его любимое выражение. — Я сам Совет”, — это Кураленко имеет в виду Совет народных депутатов.

     Как ни в чем не бывало, райсовет нардепов Николай Николаевич обязал написать письмо Путину, чтобы тот... лично позвонил председателю Московского областного суда! И чтоб тот, в свою очередь, выгнал с работы председателя Волоколамского городского суда — судья как будто нарочно проигрывает все дела по искам Кураленко.

     Это же смех — и уж лучше смеяться, чем судиться: нервные клетки не восстанавливаются!

     Многие признаются, что раньше они тоже так думали. Что после чрезмерно мягкого и интеллигентного мэра Сальникова Кураленко был нужен району “для встряски”: “С его-то энергией мы рванем семимильными шагами”...

     Рванули! Взять необычайно высокую работоспособность Кураленко. Это настоящий Сталин. Спит всего два часа в сутки: с 2 ночи до 4 утра. Остальное время — в трудах своих тяжких.

     Спать мэру некогда. Руководство районом он совмещает (абсолютно противозаконно) с председательством в колхозе “Путь Ильича”, где он верховодил до избрания мэром. Кабинет председателя колхоза по-прежнему принадлежит Николаю Николаевичу: он там проводит планерки. А в приемной на все звонки секретарша заученно отвечает: “Канцелярия Кураленко слушает...” Не так давно в 4 утра он нагрянул на свиноферму и увидел вора, укравшего двух поросят. Мэр — председатель колхоза отважно кинулся в погоню (можно было написать: “на своей старенькой “Ниве”) и настиг грабителя уже на трассе к Москве!

     Ну где вы найдете такого хозяина, чтоб одновременно болел душой и за колхоз, и за район?

     Но дело в том, что за них-то у г-на Кураленко душа как раз и не болит.

     Ученье — свет

     Почему мы не написали, что в погоню за поросятами мэр кинулся на своей старушке “Ниве”? Потому что совсем недавно Николай Николаевич обзавелся личным 500-м “Мерседесом” серебристого цвета. Даже с учетом того, что расходы райадминистрации здесь в 16 раз превышают расходы на льготные медикаменты для стариков, все равно Кураленко за всю жизнь не скопил бы на подобное авто!

     Глава района, он же председатель колхоза, объясняет загадку так. “Мерседес” колхозу “Путь Ильича” подарил какой-то московский молокозавод за многолетние партнерские связи. А уже крестьяне — в знак признательности и глубокого уважения — оформили “Мерс” в виде дара своему благодетелю Кураленко...

     Так что теперь, учитывая его дружбу с бывшим министром обороны Павлом Грачевым, Кураленко в районе зовут Колька-Мерседес. Правда, сами колхозники почему-то ничего не слышали, чтобы им кто-то чего-то там презентовал. Зато злоязыкие волоколамские предприниматели утверждают: перед покупкой “навороченного” авто глава района с присущей ему энергией усилил с них поборы в разные фонды.

     Впрочем, работоспособности Николаю Николаевичу хватает не только на вверенный ему район и колхоз. Еще он владеет коммерческой торговой фирмой “Викториал+М” в Москве. Что, опять-таки, является незаконным. Ну и что с этого?

     В местной прокуратуре одно время изучали возможность отстранения волоколамского главы от чтения документов и принятия по ним конкретных решений. Эту ношу блюстители Фемиды хотели взвалить на кого-нибудь из его первых замов. Нет ни одного вердикта, который бы Кураленко принял в пользу районной казны. Недостроенный мясокомбинат без всякого аукциона Николай Николаевич продал за 1 миллион рублей, тогда как реальная ему цена — под 4. Сначала считали, что Николай Николаевич “подмахивает” бумаги не глядя — отсюда и “недоразумения”.

     Или еще момент: Волоколамск заполонили приезжие из Мордовии — откуда родом сам мэр. Они уже на всех ключевых постах в городе, и именно им достаются первоочередные квартиры. Молва грешила на юристов: это они, дескать, подставляют Николая Николаевича. Но у Николая Кураленко, как мы теперь знаем, нет юристов.

     Дошло до того, что появились сомнения: а умеет ли их глава... читать? Хотя г-н Кураленко на каждом углу говорит, что у него не одно, а целых два высших образования, стали наводить справки. Один институт волоколамский мэр у себя в Мордовии вроде точно заканчивал. Т.е. — ученый. Хотя по манере его поведения этого никак не скажешь.

     Вот на совещании Кураленко спрашивает женщину, руководительницу комитета:

     — Пиз... лопоухая (как всегда, по-простому, без церемоний), ты то сделала?

     — Что “то”, Николай Николаевич?

     — Ты меня за идиота принимаешь? — орет он. — Ты то сделала?

     Все лихорадочно соображают: что же имеет в виду мэр?

     — Может, “то” — это Т.О., техническое обеспечение, Николай Николаевич? — предполагает один.

     — Вот я и говорю: то!..

     Ну так вот. Когда правоохранительные органы выясняли: есть ли у Кураленко высшее образование, попутно “пролили свет” на его богатую приключениями биографию. Так, работал Николай Николаевич на Украине и Сахалине в основном по сельской части. Везде — директором-директором-директором. И всегда за ним тянулись хищения-хищения-хищения.

     Самый обескураживающий ответ поступил с Сахалина. Да, дескать, был у нас такой: Кураленко Николай Николаевич, председатель колхоза. Да, задерживался по ст. 122 — хищения. А работал, сказано в ответе, с 1994 по 1998 г. Но проблема в том, что с 1994 года г-н Кураленко безвыездно проживает в Волоколамском районе, являясь председателем колхоза “Путь Ильича” и мэром района (с 1999-го). Мистика!..

     Впрочем, она не мешает мэру творить в “своих владениях” беззакония — уже не мистические, а самые настоящие.

     Рыбаки и рыбки

     Авторитет (если можно говорить об авторитете) Кураленко держится на трех китах. На подавлении личности. На бравировании своими связями. На отсутствии страха перед кем бы то ни было. У него якобы все “схвачено” и всегда найдется покровитель (вроде Павла Грачева), который вытащит Николая Николаевича из любой передряги.

     Пока эти “киты” срабатывают, Кураленко действительно боятся. Но однажды и волоколамский мэр (без страха и упрека) дрогнул. Когда 22 мая в “МК” вышла публикация, в администрации рассказывают, несколько дней (и ночей, поскольку ночами он тоже работает) был Николай Николаевич кротким, как ягненок. На время, пока в районе “шуровали” комиссии из областной администрации и ГУВД, он даже снял с себя все золото: толстую цепь, массивный браслет и два крупных золотых перстня.

     К сожалению, комиссии ничего серьезного не выявили. В администрации охотно рассказывают, почему.

     — Вижу: поздно вечером мэр ведет под руки пьяного в стельку члена комиссии. А тот спрашивает: Коль, завтра куда поедем — на рыбалку или на охоту?

     Многие убеждены: на Старой площади, где сидит администрация Московской области, у Кураленко тоже кто-то есть. Иначе с чего это все телеграммы на имя губернатора Громова остаются без ответа? Вначале подозревали местную почту, будто какой-нибудь “почтмейстер Земляника” перлюстрирует письма и телеграммы. Слали депеши даже из соседних районов. Но и в этих случаях они все равно оказывались на столе Кураленко.

     Губернатор Громов в Волоколамске был всего раз. У очевидцев от “встречи в верхах” впечатление такое, что генерал Громов очень не хотел о главу района мараться. Держался с ним подчеркнуто строго, руки не подал.

     Так, может, информация отсюда все-таки просачивается на Старую площадь?..

    

     Волоколамский р-н.



Партнеры