Портрет императора

20 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 1360

Два года в Третьяковской галерее хранилась арестованная питерским судом картина работы Ильи Репина “Портрет Его Величества Государя Императора Николая II”. Полотно, история которого заслуживает целого детективного романа. Причем неоконченного...

Потому что совсем недавно, в конце ноября, “Портрет Императора” из Третьяковки “ушел”.

Почему хранители музея отдали картину первому встречному на основании “филькиной грамоты”, они и сами объяснить не могут. Где портрет находится сейчас, тоже неизвестно. Официально он объявлен в федеральный розыск. Его “приметы” разосланы во все антикварные магазины и на аукционы. Но вот найдут ли — большой вопрос.

Шедевр под ковром

Впервые “МК” рассказал о судьбе “Портрета Императора” еще три года назад. За это время очень многое случилось и с теми, кто боролся за право обладать картиной, и с ней самой.

Из досье “МК”:

“Портрет Его Величества Государя Императора Николая II” был написан в 1895 году по заказу Марии Федоровны, матери Николая. До 1917 года он висел в Мариинском дворце, в том самом зале, где проходили заседания Думы. После революции портрет считался потерянным.

Выполнен он маслом на холсте (297х177 см) и представляет собой фрагмент монументального полотна “Заседание Государственной Думы (Государственного собрания)”. Портрет по замыслу парадный, написан с натуры.

После революции картина затерялась. И неожиданно “всплыла” только в начале 80-х у известного питерского коллекционера Николая Кожевникова. Он утверждал, что нашел ее во время Великой Отечественной на помойке. Естественно, проверить его слова уже нельзя. Остается только вспомнить, что в блокаду на произведениях искусства было сделано не одно состояние.

Кожевников, в свою очередь, картину отдал некоему Рубинштейну в обмен на... двухкомнатную квартиру в центре Ленинграда. Леониду Рубинштейну это показалось достойной сделкой — а толк в подобных вещах он знал. Тогда Рубинштейн успел уже дважды побывать в местах не столь отдаленных: за контрабанду, валютные сделки и спекуляцию.

В 1995 году Леонид Ушерович, видимо, оказался на мели и обратился в аукционный дом “Альфа-Арт” с просьбой о продаже знаменитой картины. За портрет последнего самодержца ему обещали минимум 300 тыс. долларов, да еще не менее 60 тыс. аукционщики рассчитывали “отбить” в свою пользу. Вот только с покупателем на столь дорогую и известную картину возникли проблемы. Кстати, Рубинштейн хранил огромное полотно под ковром на полу, и можно себе представить, в каком оно было состоянии.

Наконец, отчаявшись найти покупателя, Рубинштейн передоверил все права на продажу картины другому коллекционеру, Александру Хочинскому (предположительно за долги), тоже человеку известному в мире питерских и московских коллекционеров. С “Альфа-Арт” был заключен новый договор, и все бумаги, подтверждающие права Хочинского, были оформлены надлежащим образом.

А через некоторое время Рубинштейн вдруг снова решил отстаивать свое право на картину...

В таком виде эта история была нам известна с самого начала. Теперь у нее появилось детективное продолжение.

Арестованная пустота

Бесчисленные нудные судебные процессы, в которых Рубинштейн и Хочинский боролись за “Портрет Императора”, растянулись на несколько лет. Сражение шло с переменным успехом.

Все это время “Портрет Императора” находился под арестом и хранился в Третьяковке. 26 октября этого года арест с картины сняли по решению Ленинского федерального народного суда Санкт-Петербурга. Но через 4 дня картину вновь арестовали — уже по другому иску. Оба судебных решения были доставлены в секретариат Третьяковской галереи, что официально задокументировано.

Арест не отменен и сейчас. Вот только самой картины в Третьяковке уже нет.

28 ноября Леонид Рубинштейн пришел в хранилище музея, предъявил какие-то документы (какие — так и осталось неизвестным) и унес картину. При этом дорогую раму, стоимостью в 5 тыс. долларов, он забирать не стал — что само по себе довольно странно. Но у хранителей Третьяковки никаких вопросов не возникло — они спокойно отдали шедевр Репина.

Примчавшийся в галерею на следующий день Александр Хочинский был просто в шоке и тут же забил тревогу. В настоящий момент дело находится на особом контроле ГУУР МВД и ФСБ России... Но это ничего не меняет: контроль есть — картины нет.

Как утверждают наши источники, вызванный на допрос в питерское УФСБ Рубинштейн сказал, что картину он уже продал, а кому — не помнит. Довольно странно: много лет судиться, а потом в один день продать картину неизвестно кому и фактически забыть о ней?..

Но это по официальной версии. А неофициально нам стало известно, что инвалид 2-й группы по психиатрии Леонид Рубинштейн заявил, что готов портрет сжечь или облить кислотой (по примеру уничтожения “Данаи” Рембрандта в Эрмитаже 15 лет назад). Он готов пойти на все, только бы не расставаться с шедевром.

Вот тут-то и выясняется самое интересное. “Портрет Императора” никогда не принадлежал г-ну Рубинштейну! А следовательно — он просто не имел и не имеет на картину вообще никаких прав.

Кто же законный владелец?

Из заявления Кожевниковой Евгении Сергеевны (вдовы коллекционера Николая Кожевникова):

“...Настоящим сообщаю, что картина “Портрет Николая II” работы Ильи Репина принадлежала мне и моему мужу до 1995 года... и хранилась в нашей семье. Весной 1995 года картина была обменена на квартиру... и перешла в собственность гр. Быченковой Ларисы. Посредниками указанной сделки были Леонид Рубинштейн и Ялава Валентина, гражданка Финляндии. Ни я, ни мой муж не заключали с вышеуказанными гражданами никаких нотариально заверенных сделок, нотариально заверенных доверенностей на совершение каких-либо действий им не давали. Все права на картину принадлежат Ларисе Быченковой”.

Вот так! Не Рубинштейн, а Лариса Быченкова оказалась истинной владелицей шедевра...

Выяснилось, что пять лет назад, собираясь уезжать жить в Австралию к мужу, бывшая спортсменка Лариса Быченкова решила продать свою питерскую квартиру. А помочь ей в этом взялся квартирный маклер Рубинштейн. Он-то и подыскал для Ларисы вариант с картиной. Специальный договор во время обмена не заключали, потому что подобная форма сделки с недвижимостью просто не предусмотрена нашим законом. Понимая, что вывезти картину Репина в Австралию никто не разрешит, Быченкова временно оставила ее на хранение посреднику в этой сделке — Рубинштейну. Естественно, без права распоряжаться картиной.

Но Рубинштейн рассудил по-своему, решив, видимо, что до Австралии далеко, а Лариса может и не вернуться на берега Невы.

В том же 1995 году Леонид Рубинштейн начал искать потенциального покупателя портрета. В конце концов он заключил договор о продаже с компанией “Прайвест” и договор комиссии с аукционным домом “Альфа-Арт”. И наконец продал картину Александру Хочинскому.

Правда, теперь Рубинштейн утверждает, что не продавал ему картину, а деньги просто взял взаймы... На этом он и основывал свои судебные иски.

Интересно, что первый иск бывшего владельца картины Рубинштейна к Хочинскому появился в суде летом 1996 года. Сразу после таинственного похищения Александра Хочинского неизвестными бандитами в июле того же года. Тогда его три месяца продержали прикованным наручниками к батарее. Впрочем, ничего не требовали: Хочинский просто должен был на время исчезнуть. Освободили его сами же бандиты.

С тех пор коллекционер не живет дома, потому что его квартиру непрерывно “пасут”, а однажды даже пытались спалить. К счастью, жены с ребенком в эту ночь дома не оказалось — погибла лишь часть уникальной коллекции. А через некоторое время бандиты навестили квартиру, которую Хочинский снимал. Появлялись бритоголовые “телохранители” и на суде...

Бывшая владелица портрета Кожевникова и приобретшая его Быченкова до ноября 2000 года просто не знали о том, что происходит с работой Ильи Репина и вокруг нее.

Знак судьбы

Призрак последнего самодержца Российской империи витает над Александром Хочинским всю жизнь. На первый взгляд в этом нет ничего мистического. Каждый отдельно взятый факт — не более чем случайная встреча или совпадение. Но в целом вся цепочка событий составляет удивительную череду, в которой явно проглядывает знак судьбы.

Первый звоночек Александр Яковлевич получил еще в студенчестве. Тогда его учителем был профессор математики Юровский, с чьей дочерью-ровесницей Александр водил дружбу. И вот как-то раз Александр шутки ради поинтересовался у профессорской дочки: “А Юровский, который расстреливал царскую семью, вам не родня?..” Неожиданно получил ответ: “Да”. Но что для молодого ленинградского парня тогда значили эти слова? Об интересном родстве Юровских он вспомнил лишь через много лет.

Когда уже стал известной личностью в мире питерских коллекционеров и владельцем изумительного ростового “Портрета Его Величества Императора Николая II” работы Ильи Репина. Того самого, что украшал в свое время зал заседаний первой Думы.

Бизнесмен Хочинский снимал офис в здании Финансовой академии — там располагался, кстати, и фонд Горбачева. Понятно, что здание тщательно охранялось. Тем не менее однажды к Александру Яковлевичу заглянули два незнакомца. Один из них оказался священником, представителем Русской зарубежной церкви. Он-то и поведал, что собирает сейчас деньги на храм святого великомученика Николая, последнего российского императора.

— Надо же, какое совпадение, — удивился Хочинский. — А у меня есть прижизненный портрет Николая Романова...

Стоило Хочинскому это произнести, как батюшка бухнулся перед ним на колени и начал усердно молиться.

— Вы отмечены Богом, раз к вам в руки попал портрет святого, — заявил священник. — Так просто такие вещи к смертным не приходят. И знаете еще что... Вы никогда не сможете от него избавиться. Он навсегда останется с вами!

Тогда Хочинский только рассмеялся: как раз в то время он вел переговоры о продаже картины. Но смеяться было рано — продажа не состоялась. Прошло два года, и портрет самодержца по сей день юридически является собственностью Хочинского. И являлся бы фактически, если бы в дело не вмешались — нет, не силы небесные и не духи имперских предков — вполне земные представители органов государственной безопасности.

Именно ФСБ два года назад стала инициатором ареста картины в галерее “Альфа-Арт” в здании Центрального Дома художника на Крымском валу (новое здание Третьяковки). Активнейшее участие в этом принял Рубинштейн, заявивший, что Хочинский собирается продать национальное достояние за рубеж (кстати, по страховке картина оценивалась не в 300 тыс., а в 1 млн. долларов).

Место для “Николая”

А Хочинский не хочет вывозить портрет! Он упорно ищет ему нового хозяина в России. “В конце концов где я повешу такую махину?! — говорит он. — Мне ее хранить даже негде”. Более того, он уже предлагал купить ее для музеев Кремля бывшему управделами президента Павлу Бородину. На что Бородин ответил, что в настоящий момент не располагает такой суммой. Подобный ответ пришел и из Госдумы. Хотя очевидно, что именно там картине — самое место.

Но Александр Яковлевич на этом не успокоился. Он нашел потенциальных покупателей, которые все эти годы покорно ждут решения суда. Если картина все-таки найдется и вернется к Хочинскому, ее тут же купит один банк. Но не для себя — чтобы передать работу Репина в Эрмитаж.

Директор Эрмитажа Пиотровский знает об этом и с нетерпением ждет, когда произойдет факт дарения. Он даже приготовил для “Портрета Императора” место. Более того, именно Пиотровский сейчас — официальный куратор проекта возвращения исторической реликвии Петербургу.

Но... портрет последнего российского царя, написанный великим Репиным, вполне возможно, уже покинул страну, чтобы осесть в частной иностранной коллекции. Говорят, покупателя давно нашли. Он дает за наше национальное достояние 600 тыс. долларов. У Эрмитажа, конечно, таких денег нет.

Хотя, если вспомнить предсказание священника, от портрета Хочинскому не избавиться никогда...



Партнеры