МИРНЫЙ АТОМ В КАЖДЫИ ДОМ

20 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 269

  На днях на Украине был траур. Печально знаменитую Чернобыльскую АЭС закрыли. Навсегда. Несмотря на клятвы ядерщиков, что все на АЭС “под контролем”. Сотрудники Чернобыля не скрывали слез. Хотя, казалось бы, они должны были танцевать от счастья. Ведь в их памяти жив (и будет жить всегда) страшный апрель 86-го. Но президент Кучма принял скорее политическое, нежели экономическое решение: Украине без ЧАЭС придется трудно.

     Вся Европа рассыпалась в аплодисментах. Дескать, молодцы, что наконец избавили мир от страшного монстра. Атомная энергетика за последние годы приобрела статус своеобразного всемирного пугала. Надежды человечества, которые почти полвека возлагались на атомную энергию, не оправдались. Еще недавно предполагалось, что к концу ХХ века на планете будет более полутора тысяч мощных энергоблоков. А их сегодня — всего около четырех сотен...

     Что ждет атомную энергетику в будущем? “Мирный атом” или “альтернативные”, природные источники энергии типа голландских ветряков? Повезут ли в Россию чужие ядерные отходы? Попробуем разобраться вместе.

    

     Атомная энергия пока действительно дешевле любой другой. Для сравнения: для выработки одного миллиарда киловатт энергии нужно четыре миллиона тонн угля или 200 миллионов баррелей нефти. А в “попугаях” (то бишь в уране) требуется всего 180 тонн природного урана. Прибавьте сюда транспортные расходы (сырье для ТЭКа сегодня в основном добывают в отдаленных районах) — и получатся вообще несопоставимые цифры.

     Нельзя забывать о том, что и уголь, и нефть, и газ — это невосполнимые, крайне ценные сырьевые ресурсы. Специалисты склонны говорить еще более категорично: это уникальные по своей органике природные соединения, более ценные своими химическими, нежели топливными, свойствами. Еще в начале века один ученый заметил, что отапливать дома нефтью — все равно что сжигать в печи доллары...

     С финансовой выгодой разобрались. А что с экологией?

     Годовая деятельность всех мировых атомных станций предотвращает выброс 2,3 миллиарда тонн только оксидов углерода, не говоря об остальной гадости: сере, нитратах и т.д.

     В общем, на первый взгляд, преимущество атомной энергии над любой другой очевидно. Тем не менее есть и ложка дегтя. Это основной аргумент противников строительства АЭС, козырь в руках “зеленых”, главная страшилка для обывателей. Речь идет о ядерных отходах.

     Сегодня, пожалуй, любой школьник знает, что Россия решает почти гамлетовский вопрос: быть или не быть чужим отходам на нашей земле? Раз вопрос — гамлетовский, то и страсти вокруг него — шекспировские. Поскольку какие-либо полумеры тут неуместны, то участники спора разбились на два лагеря: первые — однозначно “за”, вторые — не менее однозначно “против”. А для остальных граждан само слово “радиация” звучит страшнее выстрела...

     Как утверждает министр по атомной энергии Евгений Адамов, искажена сама идея операции “Ввоз”. Речь идет об импорте не отходов, а топлива, которое было использовано на атомных станциях. Россия и так забирает такое топливо у Украины, Болгарии и в других странах бывшего соцлагеря. Хранение отработанного топлива — часть технологического процесса. Кроме того, сегодняшние отходы (в них содержится очень много неиспользованного урана-235) можно применить в качестве сырья завтра. И что самое главное — это очень приличные деньги для страны, которые можно пустить на нужды той же ядерной энергетики, на строительство новых блоков и т.д. (а дальше по цепочке — рабочие места, заказы для предприятий, налоги в бюджет...). Плюс — это развитие высочайших технологий.

     Выглядит очень привлекательно. Однако противники говорят: “Стоп! Это ловушка! Транспортировка, хранилища и обслуживание отходов стоят очень дорого. Хранить придется сотни лет, а платить за это будут год-два...”

     На самом деле, как рассказал “МК” Семен Наумов (эксперт МАГАТЭ по сырьевым ресурсам, член совета директоров Лондонского уранового института), существуют три подхода к проблеме радиоактивных отходов. Первый — сразу перерабатывать. Россия в принципе иногда так делает. Например, топливо от атомных подлодок, ледоколов, некоторых реакторов частично перерабатывается. Извлеченные полезные компоненты используют для реакторов другого типа. Но пока объем таких работ весьма незначителен.

     Второй вариант — захоронение. На тысячелетия. Ядерный “мусор” прячут в подземные шахты в виде бетонных, стеклянных и т.д. блоков. (Этой позиции придерживаются США, Швеция, Германия.)

     И наконец, третий путь — временное хранение с последующей переработкой. Сторонники такого подхода — Россия, Япония, Великобритания, Франция. Именно такая судьба ожидает ядерные отходы, которые попадут в нашу страну (при соответствующем решении).

     Больше всего на переработке отходов сегодня зарабатывает Франция. Аналогичное предприятие успешно действует на территории Англии. О том, насколько это выгодный бизнес, говорит то, что портфель заказов на подобные услуги забит до 2015 года.

     — Но, Семен Степанович, учитывая наши национальные особенности, можно предположить, что когда речь идет о хороших деньгах, то российские бизнесмены (любого уровня — от членов правительства до мелких сошек на местах) идут на всякого рода ухищрения. Да что там говорить — банально воруют. Где гарантии, что радиоактивные вещества будут содержаться на должном уровне?..

     — Мне не нравится, что мы сами к себе так уничижительно относимся. В России лучшие в мире технология и культура в вопросах обогащения ядерного топлива. Когда-то мы контролировали половину мирового рынка в этой области. С точки зрения научного, технологического обеспечения мы по меньшей мере не хуже других. А в каких-то вопросах — даже лучше.

     Переработка ядерного топлива — крайне выгодное дело. Тем более с учетом сегодняшнего положения в экономике. И речь идет о долговременных контрактах — на десятилетия. Лично я особых проблем здесь не вижу. К тому же в мире не было ни одного прецедента, связанного с предприятиями по переработке ядерных отходов. К тому же страны, сдавшие России свой “урановый мусор”, через какое-то время должны будут забрать его обратно. Никто не собирается создавать на нашей территории ядерные могильники...

     * * *

     В 1998 году в России была утверждена программа развития атомной энергетики из двух частей. Почти по Ленину: программа-минимум на период до 2005 года и максимум — до 2010-го. В этом году правительство пошло дальше и заглянуло аж на 30 лет вперед: была принята стратегия развития атомной энергетики до 2030 года.

     Надо сказать, что все эти документы мало чем отличаются друг от друга. Разве что сценариями. Но главная суть одинакова: Россия будет увеличивать атомные мощности. Ориентировочно — до 48 гигаватт. И пока атомная энергетика будет развиваться в том виде, в каком она существует сегодня: тепловые реакторы на тепловых нейтронах. И, естественно, на традиционном сырье — уране и плутонии.

     “Как же так? — всплеснут руками наиболее продвинутые в вопросах политики граждане. — Супротив президента попрут?..”

     Действительно, Путин на сессии тысячелетия в ООН толкнул спич, в котором открытым текстом заявил: дескать, человечеству надо в самое ближайшее время избавиться от урана и плутония. Но на самом деле все произошло, как в анекдоте (“Мы говорим: “Партия”, подразумеваем — Ленин. Говорим: “Ленин”, подразумеваем — партия. И так все время: говорим одно — подразумеваем другое”). Конечно, ВВП имел в виду совсем иное. А именно: развитие в перспективе (в бу-ду-щем!) атомных станций с реакторами-размножителями, или с реакторами на быстрых нейтронах.

     Суть этой технологии (очень кратко, а кому неинтересно — можно пропустить) — в следующем. Радиоактивное топливо, сгорая, нарабатывает новое ядерное же топливо с коэффициентом размножения единица (и более). В этом варианте (с накопившимися к тому времени ядерными запасами) отпадет за ненадобностью нынешнее обогатительное производство урана и плутония. (Сегодня из природного урана могут извлекать всего 0,7% урана-235, служащего топливом для реактора. В будущем же уран станут использовать на все сто.) И мир освободится в первую очередь от ядерного оружия. А атомная энергетика в XXI веке, наоборот, будет определять развитие экономики. Вот что хотел донести до благодарных слушателей наш президент...

     * * *

     Парниковый эффект — куда более реальная и страшная угроза для мира, чем возможная опасность атомных станций (сегодня самые суперспециалисты на 99,9 процента уверены, что: а) Чернобыль не повторится; б) безопасность АЭС можно повышать беспредельно — это лишь вопрос денег). Глобальное потепление в первую очередь происходит из-за огромного выброса в атмосферу углекислоты. “Легкие” планеты — леса — с трудом справляются со своей прямой задачей поглощать гадость и вырабатывать кислород. Между тем человечество уже не остановить. Никто не готов пересесть с автомобилей на самокаты, закрыть все предприятия и перейти на подножный корм.

     Каждый год представители всех стран пытаются прийти к консенсусу по поводу квот на выбросы загрязняющих атмосферу веществ. На этот счет есть два реальных предложения. Америка считает, что каждая страна должна иметь свой лимит. Если он не расходуется, то часть квоты можно продать другой стране (понятно, что выбросы с отдельно взятого кусочка планеты все равно оказываются на общем небе). Но это чисто американский подход. Дескать, развитые страны будут продолжать дымить трубами заводов, “слабаки” же будут продавать свои квоты, не развивая при этом промышленность.

     Оппонентами американцам выступают Индия и Китай (где суммарно проживает чуть ли не половина всего населения земного шара). Они считают, что по справедливости будет, если квоты на “порчу кислорода” будут выдавать на “душу населения”. При таком раскладе Азиатский регион получит сумасшедшую фору...

     Надо сказать, что Россия в этом споре стоит особняком. Благодаря своим лесам, которые являются “фильтрами” мирового значения.

     Растущие аппетиты цивилизации требуют все больше и больше энергии. Сегодня население планеты находится перед реальной угрозой энергетического кризиса (Россия не понаслышке знает, что это такое. Одно Приморье чего стоит...). Выход? Он один. Развивать дешевую атомную энергетику. Именно она сможет компенсировать выбросы углекислоты в атмосферу.

     * * *

     Есть и еще одна сторона медали. Рассуждая о том, ввозить ли в Россию (повторимся — на время) чужие отходы, почему-то умалчивают о том, что наша страна не успевает толком переработать свое ядерное топливо. Сегодня в этой отрасли работает всего один малюсенький завод. Своей очереди десятками лет ждут даже атомные лодки...

     Для того чтобы развить это предприятие, нужны средства. А их, естественно, нет. Глупо и наивно рассчитывать, что кто-то из частных инвесторов будет вкладывать деньги в подобный бизнес. Заработать для отрасли можно как раз на хранении ядерных отходов.

     Короче, судя по всему Россия все-таки будет перерабатывать мировой “атомный мусор”. Поскольку производство такого вида энергии невозможно без использования урана и плутония.

     “Возможно!” — считает замдиректора ВНИИ атомного энергетического машиностроения, профессор Игорь Острецов. Согласно его теории, с которой он носится с начала 90-х, уран можно заменить на... обычный свинец. В июле 98-го на ускорителе в Дубне был проведен эксперимент по взаимодействию пучка протонов с большой свинцовой мишенью. Оказалось, что положительный выход (то есть выделение тепловой энергии), как осторожно говорят ученые, не исключается.

     “Если это так, — говорит Острецов, — то атомная энергетика освободится как минимум от части неприятных продуктов АЭС. Исчезнет и проблема плутония как основного террористического материала — этого пугала, сдерживающего распространение АЭС во всем мире. Под результатами эксперимента стоят подписи 15 человек из разных стран. Я стал требовать проведения другого, чистого опыта. Сделаны соответствующие методики и образцы измерительный техники. Я написал много писем, в том числе и Путину. Однако все мои просьбы о поддержке в конце концов попадают в Миннауки. Эксперты которого говорят: “Этого не может быть!” Так даже если они правы, то должны хотя бы дать свою обработку эксперимента. Или выходит, что международный коллектив взял результаты с потолка?..”

     Вот как прокомментировал идею профессора Острецова известный эколог Алексей Яблоков: “О том, что современная атомная энергетика неприемлемо опасна, экологи всего мира говорят уже давно на основании так и не опровергнутых атомщиками аргументов (опасности атомных реакторов, нерешенности проблемы радиоактивных отходов, неразрывной связи атомной энергетики с распространением атомного оружия). Именно поэтому атомная энергетика замедляет свое развитие и свертывается во всех развитых странах мира. Российские же атомщики с настойчивостью, достойной лучшего применения, “продавили” в этом году через правительство опасные для будущего России решения о строительстве десятков новых АЭС, более того — всеми силами пытаются ввести в строй Ростовскую АЭС дочернобыльской постройки. На этом параноидальном фоне идея проф. И.Острецова является глотком свежего воздуха в удушающей атмосфере проатомной пропаганды.

     Я уверен, что только высокие технологии, принципиально новые — и экологически “дружелюбные” — технические решения позволят человечеству преодолеть современный техногенный кризис биосферы. Может быть, технология, предлагаемая проф. Острецовым, как раз и будет одной из таких новых, прорывных технологий”.

     Трагедия Чернобыля стала самым убийственным (извините за циничное сравнение) пиаром для атомной энергетики. После 1986 года проекты “Мирный атом” стали сворачиваться. В том числе и в нашей стране, которая являлась лидером в этой области. Однако не зря говорят, что время лечит. Прошли годы, и люди, занимающиеся этой проблемой, пришли к выводу, что другой альтернативы, кроме ядерной энергетики, просто нет.

     Нам, людям, далеким от деления атомного ядра, в принципе все равно, каким образом будет вырабатываться энергия, освещающая и обогревающая наши дома. Мы до сих пор верим и надеемся, что Россия станет великой страной. Если именно атомная энергия — залог нашего успеха, то почему бы и нет?

     Нас волнует лишь одно. Господа ученые и чиновники, вы действительно уверены, что Чернобыль не повторится?..

    

     Только цифры и факты:

    

     Сегодня в России работают 9 атомных станций (29 энергоблоков) общей мощностью 21,24 гигаватта (приставка “гига” означает “миллиард”, если кто позабыл школьный курс физики). Всего в мире 440 блоков установленной мощностью 350 гигаватт, а к 2050 году цифра вырастет до по крайней мере 1100 гигаватт (троекратное увеличение).

     В 1997 году, по оценкам МАГАТЭ, из всех ядерных реакторов было извлечено 10 тысяч 500 тонн отработанного топлива. В этом количестве содержится 75 тонн плутония. (Примерно один железнодорожный вагон.) В этом же году было переработано 3 тысячи тонн (было выделено 26 тонн плутония, 9 тонн сразу же пустили в оборот).

     Ежегодно в России совершается 8—10 “путешествий” контейнеров с отработанным ураном. “Тара” для урана предварительно проходит самые невероятные испытания: ее бросают с высоты на острия, кидают в огонь, где она горит около часа, обстреливают из всех видов оружия. Перевозят контейнеры на современных бронепоездах.

     Ученые прогнозируют, что где-то к 2020 году в мире появятся первые “быстрые” реакторы-размножители. А начиная с 2050-го вся атомная энергетика перейдет на реакторы такого типа.

    





Партнеры