ФРЭНК МАЙЗЛЕР СВОИХ СКУЛЬПТУР ДОМА НЕ ДЕРЖИТ

23 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 292

  Пока в России имя Фрэнка Майзлера знакомо горстке интеллектуалов, но во всем мире его творчество давно уже нарасхват. Уникальные статуэтки-миниатюры украшают кабинеты президентов и дома голливудских продюсеров. Синагога на Поклонной горе оформлена его потрясающими работами. Автомобильный концерн “Мерседес” заказал ему скульптуру Альберта Эйнштейна, а президент Украины Леонид Кучма — создание мемориала под Киевом в Бабьем Яру. Его творения можно найти в Женеве и Майами, Днепропетровске и Иерусалиме, Нью-Йорке, Мангейме и Мадриде.

     В эти дни Майзлер гостил в Москве по приглашению вице-премьера столичного правительства Владимира Ресина. Фрэнк обсуждает с городскими властями свои новые проекты для российской столицы, в том числе совместную работу с Зурабом Церетели. Знаменитый скульптор посетил “МК” и дал эксклюзивное интервью корреспонденту газеты:

     — Здесь какая-то несостыковка, у вас с Церетели абсолютно разные творческие стили, да и само видение жизни. Судя по работам, вы иронично смотрите на нее, Церетели — несколько иначе.

     — Есть такое хорошее выражение в лингвистике. Мы две противоположности. Я с одного, он с другого конца, сойдемся посередине. (Фрэнк добродушно улыбается.)

     — Ваши работы разбросаны по всему миру. Для скульптора это удача.

     — Мне, наоборот, не повезло. Я не родился в такой большой стране, как Россия, мне приходится крутиться, чтобы распродавать свои работы по всему миру. Если хочешь выжить в маленькой стране, для этого нужно использовать возможности всей планеты. Израиль — небольшое государство, и поэтому большинство моих работ уходит за границу.

     — У вас есть не только большие монументальные работы, но и потрясающие статуэтки, которые украшают кабинеты сильных мира сего...

     — Этим направлением я начал заниматься недавно. Есть в моей галерее президентов и очень известные вам персоны: Сапармурад Ниязов, Леонид Кучма, Нурсултан Назарбаев. Есть и Юрий Лужков. В своих миниатюрах я стараюсь отразить самые яркие черты характера своего героя. К примеру, Леонида Кучму изобразил с гитарой и игральными картами в руках. Это его страсть.

     — Обычно творческие люди говорят, что самые лучшие их работы еще впереди. Но все-таки: самые любимые из того, что было создано?

     — Я не храню своих работ дома. Когда я смотрю на то, что сделал, то со скорбью обнаруживаю все их недостатки, и меня гложет, что можно было бы сделать еще лучше. Видя их, я не могу расслабиться, мне постоянно хочется чего-то исправить. Начиная что-то делать, я уже заранее знаю, что можно было бы сделать значительно лучше.

     — Почему? Вам что-то мешает?

     — Бог придумал такой мелочный и жестокий мир, в котором мы часто не видим совершенства. И почему тогда я, который гораздо несовершеннее Бога, должен создавать идеальные скульптуры?

     — А вы верите в бога?

     — Нет, я атеист.

     — У вас с ним — принципиальный конфликт?

     — Нет, никакого конфликта у меня с ним нет. Просто концепция совершенства неприменима к нашему миру. Мы говорим, что Бог создал мир за шесть дней, на седьмой. Я уверен, что, если бы Бог присел отдохнуть после этой титанической работы, он бы никогда не оглянулся на плоды своего труда. Вот и я, когда отдыхаю, не смотрю на свои работы.

     — У кинематографистов, театральных режиссеров существует такой термин: “сверхзадача”. В спектакле всегда присутствует то самое главное, что необходимо донести до зрителя. Какой может быть сверхзадача у скульптора?

     — Каждый, кто выставляет свои работы, как бы призывает публику задуматься над тем, что сделано. Вообще людям искусства крайне трудно донести до людей какую-то свою ясную идею. Потому что каждый человек воспринимает мир по-своему. Человек приходит к художнику со своими жизненным багажом. И поэтому он до конца не поймет идеи автора. Я делаю свои работы, зная, что люди поймут это по-своему и совсем не так, как я хотел.

    



Партнеры