СВЕЖАЯ ЗЕЛЕНЬ В РАЗГАР ЗИМЫ

29 декабря 2000 в 00:00, просмотров: 564

  Интрига вокруг появления балета “Грин” в постановке талантливого австралийского хореографа Стэнтона Уэлша разворачивалась круто. Поэтому Театр оперетты, на сцене которого состоялась премьера, брали с боем.

     В прошлом сезоне бывший худрук балета Большого Алексей Фадеечев и прима Нина Ананиашвили пригласили Уэлша в Большой на постановку спектакля “Тот, кто наставляет синяки”. Но новое руководство театра революционно уничтожило все планы тех, кто стоял у власти до него. Тогда непокорная Ананиашвили и безработный Фадеечев решают идти своим путем. Они создают Театр танца и вместе с продюсерской фирмой “Постмодерн-театр” выпускают балет Уэлша. Правда, не тот, про синяки, а совсем свежий — “Грин”, то есть зеленый. Несмотря на то что балет был поставлен в рекордно короткий срок (за двадцать пять дней) и репетировать приходилось в каком-то подвале, поскольку руководство Большого отказало первой леди отечественного балета в репетиционных залах, спектакль получился на редкость цельным и красивым. “Грин” — это тридцать минут классного танца и волшебной музыки Антонио Вивальди. Поражает фантазия хореографа, который из стандартных элементов классического балета плетет изысканные хореографические узоры, сравнимые с теми, что украшают старинные персидские ковры. Здесь нет сюжета, поэтому каждый может представить что-то свое. Или станцевать, как делают исполнители главных партий — Нина Ананиашвили и два ее кавалера, премьеры Большого Сергей Филин и Дмитрий Белоголовцев. Артистам удается уловить настроение нежной радости, что пронизывает музыку Вивальди, и перенести его в танец, который играет, как драгоценный камень. В “Грин” — немножко грусти, чуть-чуть юмора и море элегантности. Филин и Белоголовцев демонстрируют благородство истинных джентльменов, а Нина дарит блистательный балеринский стиль. Ее танец вихрится стремительным вращением, захватывает полетным прыжком, завораживает горячим блеском черных глаз. Есть у Ананиашвили и нечто совершенно неожиданное: придуманный Уэлшем дивертисмент для рук. В начале и конце спектакля руки вдруг начинают жить самостоятельной жизнью, закручиваясь в диковинные узлы.

     “Грин” обещает стать стопроцентным балетным хитом, но только если получит достойное декорационное оформление. А вот второй балет, показанный в Оперетте — “Сны о Японии” Алексея Ратманского, — хитом уже стал. Энергия “Снов...” ураганом летела со сцены в зрительный зал. А тот феерический танец, что выплеснули Нина Ананиашвили, Инна Петрова, Мария Александрова, Сергей Филин, Юрий Клевцов, Дмитрий Белоголовцев, казалось, сметет зрителей со своих мест.




Партнеры