Гусь всему голова

6 января 2001 в 00:00, просмотров: 1953

Многие воспринимают гуся лишь как рождественское блюдо — в жареном виде, обложенного яблоками. Как слепы эти люди! Ведь гусь-то — птица культовая: отменный боец и удивительно нежный семьянин. Гусь может до смерти биться за подругу, которая для него и не гусыня вовсе, а “любошная”, то есть любимая жена. Когда же на свет появляются детки, гусь просто пьянеет от радости. А еще он умен, предан, ласков с хозяином и грозен для чужаков. Есть люди, для которых нет большей радости, чем гоготанье любимцев. Известный птицевод Николай Иванович Золотухин, собравший на своем подворье элитные виды мясных и бойцовых пород, считает, что гусь — птица мужская.

— Бывает, возвращаюсь с работы домой, за полкилометра начинаю с моими любимцами “разговаривать” — насвистывать, мои гуси такой крик поднимают — все соседи знают, что я на подходе, — рассказывает Николай. — Гусь — умнейшая птица. Ей, как корове, не нужен кнут. Отбился гусь от стаи, я рукой “регулирую движение”: поднимаю левую руку — гусь “берет” вправо... Как-то гусенок попал в яму и не мог выбраться. Взрослый гусак битый час стоял на краю и гоготаньем подзывал меня. Бывает, что молодые гусаки, которые не имеют еще гусынь, бегают за мной, как собачки. Я за водой — они следом, я в магазин — и они не отстают...

Гусь — примерный семьянин. Союз его с гусыней очень прочен, и нередко эти птицы хранят верность всю жизнь. Когда гусыня погибает, гусь долго или навсегда остается “вдовцом”.

— Мало того, гусак еще и отменный отец. Когда выводятся гусята, он на радостях целый месяц танцует перед детками ритуальный танец, переминаясь с ноги на ногу... Никогда не забуду, как встревоженный за судьбу гусят отец не спасовал перед стадом коров и овец: встал, расправил крылья, зашипел, и рогатые отступили... моих гусей боятся как огня и кошки, и собаки.

Мы тоже не сразу решились протянуть руку с куском хлеба через вольер, где сидели коренастые, горбоносые, с глазами навыкате птицы.

— Этого — Серовского — не бойтесь, он берет с руки еду деликатно, как бы извиняясь за причиненные неудобства. Есть у меня гусь-восьмилетка, тот норовит все время хлеб вместе с рукой заглотить... Всю кожу однажды содрал... У каждого лапчатого свой характер, одни соперников ненавидят люто, другие не терпят посторонних, есть те, кто не переносит снующих под ногами кошек и собак. Помню двенадцатикилограммового моего Графа, тот вообще не признавал никаких авторитетов. Я к нему заходил только с мешком... Он яростно хватал мешковину клювом — я менял воду в кормушке. Чему удивляетесь, у гуся ведь удар крыльями мощнейший, в пере же одни мослаки. Я частенько с синяками на ногах хожу. Любимцы иной раз на радостях так приложатся, месяц кровоподтек не проходит... Как после удара молотком. Лебедь, между прочим, крылом может руку запросто перебить.

Неудивительно, что бойцовые гуси отличаются большой злобностью к сопернику.

— Посмотрите, мясной гусь-то — рыхлый, а бойцовый — плотный, грудная мышца-то как накачана, — любуется подопечным хозяин. — В марте повезу его в Нижегородскую область на гусиные бои. Нет, никакой особой площадки готовить не надо. Прямо посредине деревни расчищаем от снега пятачок и пускаем гусей в круг.

Были времена, когда на Волге гусей выпускали деревня на деревню. Сейчас бойцовых гусей осталось очень мало, центром их разведения остается городок Павлов-на-Оке, да и там их не больше пятнадцати пар наберется.

Российские просторы позволяли разводить некогда огромное количество птицы. Гусей “экспортировали” — гнали из Орловской, Воронежской, Липецкой губерний в Европу, транспорта для их перевозки не было и в помине. Чтобы гуси не сбили ноги в пути, их “подковывали” — проводили через разлитую смолу, а потом через песок. На таких “платформах” птицы шагали по два — три месяца... Сзади шли подводы с овсом.

Бойцовая птица ценилась на Руси всегда. Сам Петр Великий, узнав об этих боях, приказал привести ему для потехи гусиные артели. Граф Григорий Орлов самолично вывел до сих пор разводимую породу бойцовых петухов и гусей. Но нет теперь русских купцов, которые поддерживали когда-то птицеводов. Сейчас с каждым годом старинная русская забава все более и более отходит в область преданий.

— Удивляться нечему. Птицу воруют и губят, пасти ее негде, корма дорогие. Старики-птицеводы умирают, а молодые разведением бойцовых гусей заниматься не хотят.

Птицевод Золотухин считает, что не правы те, кто считает гусиные бои просто потехой. Сами заводчики называют состязания охотой.

— Бой — это селекция, — поясняет Николай. — Если гусь проиграл — я уже потомство от него не оставляю. Осенью смотрю следующую партию молодой поросли. Между прочим, птицеводы из Павлова-на-Оке знают до десятого колена родословную своих подопечных. Клички гусакам дают редко. Я называю своих любимцев по фамилиям владельцев: Зайцевский, Серовский, Чивикинский... был, правда, у меня известный гусак — Змей — глазастый, смекалистый...

Сначала выставляют биться молодых гусей — тех, кому два-четыре года от роду. Пятилетний гусь уже считается взрослым. Его могут поставить “играть” и с шестилетним, и с двенадцатилетним. На боях охотников не проведешь. Все любители знают гусей “в лицо”. Как-то Иван Чивикин — большой знаток бойцовой птицы — был в гостях у одного из заводчиков и посмотрел у него гусенка. А через полгода его украли. Когда подросшего гусака привезли на бои, Чивикин узнал его. Прижали мужиков, те сознались.

Привозят на бои гусаков на санках, в коробах и плетеных корзинах. У каждого бойца свой гарем — три-четыре гусыни. Они подбадривают своего кавалера в бою. Но среди них обязательно должна быть любимая “жена” — “любошная” гусыня, от которой боец просто обмирает.

— Случается, умирает его “голубка”, и гусак вообще отказывается драться. Помню случай, когда для хорошего бойцового гуся искали “любошную” гусыню больше 10 лет. Только после этого он стал биться в полную силу. Гусака с “женами” птицеводы называют артелью. Каждый участник на турнир привозит по две-три артели.

— Бойцы-то просто так не схватятся на кругу, — поясняет охотник. — Первыми пускают с обеих сторон гусынь — подстрекательниц, попридержат одну из них, она в крик, тогда гусаки и рвутся в бой: сходятся, сгибают шеи, ощетинив шейное перо, расставляют крылья. Бывает, щиплют так, что обгладывают на шеях друг у друга перо и пух до кости.

— По манере боя гуси разделяются на “бизонов”, “тиранов”, “президентов” и “королей”. “Бизоны” очень сильные и выносливые, могут драться в течение часа, “тираны” отличаются большим прижимом — умеют бить крылом соперника, был случай, когда гусак в бою убил соперника ударом крыла. “Президенты” — мастера биться клювами...

Бой может продолжаться и несколько минут, и целый час. Побежденным считается тот гусь, который бросил поле боя и начал убегать. На круг его больше не выставляют. Бывает, что по договоренности хозяев бой идет “на слом” — так называемые гусиные бои без правил. Тогда гусаки дерутся, хватаясь и за голову, и за ногу, и за глаз...

Золотухина спрашивают, сколько он получает “навара” за турнир. Он смеется: “Минус две тысячи за два дня. Приходится платить за гостиницу, дорогу, угощение...” Истинные охотники преданы любимому делу без всякой для себя выгоды... И гусей, в отличие от петушиных боев, по окончании турнира не продают, могут подарить или обменять. Привозят бойцов на турниры из Подмосковья, Курска, Белоруссии. Об заклад бьются чисто символически: на бутылку, на 100 рублей...

Гуси, как известно, своим тревожным гоготом когда-то разбудили воинов и “спасли Рим”. И теперь “сторожевые гуси” используются иной раз для предотвращения ограблений. Например, владелец одного крупного английского винного склада поселил в его помещении несколько десятков гусей. По его мнению, гуси имеют большое преимущество перед собаками: не только сторожат, но и регулярно несут яйца...




Партнеры