Гусинский заперся на “крейсере”

6 января 2001 в 00:00, просмотров: 1069

Об этом поведали корреспонденты популярного немецкого издания “Шпигель”, заинтересовавшиеся, в каких условиях коротает свой домашний арест в Испании Владимир Гусинский.

А в Москве Владимира Гусинского опять признали подследственным. Вчера Мосгорсуд удовлетворил протест Генпрокуратуры и отменил постановление Тверского суда Москвы, который 26 декабря признал незаконным и необоснованным возбуждение уголовного дела в отношении Гусинского.

Напомним, что 13 ноября по факту незаконного получения кредита под залог несуществующих активов Гусинскому было заочно предъявлено обвинение по ст. 159 УК РФ (мошенничество), его объявили в международный розыск и задержали в Испании.

Теперь Генпрокуратура полностью удовлетворена. Как заявил начальник ее Управления по надзору за расследованием особо важных дел Александр Горбунов, решение Мосгорсуда продемонстрировало торжество закона.

В свою очередь, адвокат Гусинского Юрий Баграев теперь собирается обжаловать решение в президиуме Мосгорсуда. Оказывается, трое адвокатов Гусинского не были заблаговременно извещены о дате рассмотрения кассационного протеста и, соответственно, не успели подготовиться.

Однако перенесемся снова в Испанию, где олигарх томится под домашним арестом, ожидая экстрадиции в Россию.

Вилла в андалузском Сотогранде, где сейчас пребывает Гусинский, находится в одном из тех немногих райских уголков, которые предпочитают для отдыха сильные мира сего: здесь и гавань для яхт, и поло-клуб, и пляж, специально оборудованный для серфинга, а также знаменитая площадка для гольфа Velderrama, где в 1999 году проходил чемпионат мировой элиты. От незваных гостей и случайных машин подъезды и подходы к этому “звездному заповеднику” перекрывает шлагбаум.

Здесь-то, на небольшой боковой улочке имени короля Филиппе Второго, сына императора Карла Пятого, в доме номер 19, на роскошной вилле “El Crucero” (“Крейсер”), огражденной кованой решеткой, плотно обсаженной кустарником, томится Владимир Гусинский.

Окна дома плотно закрыты коричневыми ставнями, и что творится внутри, как коротает время опальный медиамагнат, — можно только гадать.

Зато виллой, окрашенной в веселый желтый цвет, можно любоваться сколько угодно. Только ее жилая площадь составляет 536 квадратных метров. На автостоянке слуги надраивают до блеска несколько “БМВ” и микроавтобус “Мерседес”.

Во сколько обходится затворнику вся эта роскошная домашняя тюрьма, точно никто не знает. Известно только, что последний “виллосъемщик” платил за нее ежемесячную аренду в $110 тысяч. Однако это было 10 лет назад. Сейчас эту виллу официально арендует жена Гусинского при посредничестве одной адвокатской конторы.

Все же, несмотря на изыск и комфорт, режим домашнего ареста официально поддерживается властями: снаружи виллу неустанно охраняют сотрудники испанской полиции, имеющие распоряжение задержать “арестованного”, если тот вздумает выйти “в люди”.

Испанская юстиция должна решить судьбу Гусинского до 21 января. Широкая испанская общественность, надо сказать, проявляет к ней (судьбе) очень вялый интерес. Ни пресс-конференция представителей Гусинского в Мадриде, ни всякого рода “письма с Родины” в его защиту, попадающие в местную прессу, особого интереса не вызывали.

Гораздо больше публику привлекает завязавшаяся политическая схватка между занимающимся делом Гусинского судьей Бальтасаром Гарсоном и прокурором Эдуардо Фунгайриньо. Причем последний, как уже сообщалось, обвиняет первого в излишней мягкости к российскому медиамагнату: ведь именно Гарсон выпустил его из тюрьмы под домашний арест в обмен на залог в 6 млн. долларов. Однако именно с подачи того же Гарсона после своего ареста Гусинский оказался не в комфортабельной тюрьме “Alcala-Meco” для высокопоставленных персон (банкиров и политиков), а в переполненном мадридском “кичмане” для простых уголовников “Soto del Real”. Уже оттуда он перебрался в свою роскошную виллу-дворец.

Как сходятся во мнении обозреватели, Фунгайриньо и Гарсон, манипулируя “делом Гусинского”, сводят личные счеты: двум львам тесно на ринге правосудия. Гарсон уже не преминул клюнуть прокурора не в бровь, а в глаз в ответ на его выпад, припомнив, как тот в свое время выступал против судебного преследования Пиночета. Откуда, мол, такая мягкость к бывшему чилийскому диктатору и — вдруг — такая жесткость к российскому медиамагнату? “Ах так!” — свирепеет Фунгайриньо. И требует отстранить Гарсона от еще одного шумного дела — о правонарушениях в военной разведке.

Кроме того, пресса раскопала еще одну деталь, которая выставила испанцам Гусинского в недобром свете: будучи гражданином России и Израиля, он имеет, оказывается, официальное место жительства, то есть прописку, еще и в Гибралтаре.

Славящийся как оффшорная зона, Гибралтар с его льготным налогообложением притягивает толстосумов со всего мира, но сами испанцы рассматривают его как оккупированную Лондоном территорию. И крайне неприязненно относятся к выходцам оттуда. Как пример такой “любви” можно привести факт, что жителей Гибралтара ежедневно на испанской границе досматривают с особым пристрастием, что называется, до трусов. Поэтому “гибралтарское” происхождение Гусинского для испанцев — все равно что красная тряпка для быка.

По материалам “Шпигеля” и “Немецкой волны”.



Партнеры