Сотка в огне

10 января 2001 в 00:00, просмотров: 554

Если люди горят на работе, то дома с соблазнительными земельными наделами — в престижных районах Подмосковья. В ночь с 28 на 29 декабря в пос. Ильинское Красногорского района по ул. Ленина дотла сгорели три дома. Как та Воронья слободка, они вспыхнули сразу с четырех концов.

А в начале декабря здесь же были подожжены еще четыре избы. Одна превратилась в пепелище, остальные удалось отстоять...

В Ильинском — паника и смятение. Пожары сюда пришли сразу же по окончании пробной Всероссийской переписи населения в Красногорском районе.

Рассматриваются три версии поджогов. Первая — это дело рук какого-нибудь сумасшедшего. В 1962 г. здесь поймали шизофреничку, которая сожгла аж 11 домов. Ее выследили всем миром: когда жители с ведрами мчались на очередной пожар, та с того самого пожара уносила ноги.

Еще аборигены подозревают некую секту. Две женщины давненько ходят по дворам и предлагают религиозную литературу. Между тем во Владимирской области (где штаб-квартира секты) полыхают пожары. Но там, утверждают жители, дома жгут в виде креста. Что опять-таки не похоже на случаи в Ильинском.

Скорее всего “красного петуха” пускают новые русские. Которые хотят осесть в престижном Красногорском районе. Так считает большинство населения. Соседняя Жуковка, где живут финансовые и политические акулы, разрослась до неимоверных размеров, там и яблоку упасть негде.

Официально “сотка” земли в районе стоит около 900$ — 240 руб. за 1 кв. метр. Но рыночная цена — минимум пять тысяч “баксов”. И никто съезжать с насиженных мест не собирается. Все, кто хотел распрощаться с участками, продали их еще в 1992 г. Остались самые “стойкие”. Вот богачи и вытесняют с наделов (от 14 до 25 соток) тех, кто победнее, кто после пожара возродиться, как птица Феникс из пепла, уже не сможет.

— Но я отсюда ни за что не уйду, — говорит один из погорельцев, Николай Улитин. — Шалаш себе построю — и буду жить. Черта с два кому продам участок, хоть за миллион долларов!

С ним солидарны и другие погорельцы: Лидия Колобашкина и Владимир Богатырев. Колобашкина на своих 15 сотках строила домик целых 10 лет. Завела четыре коровы, несколько свиней. В общем, стала как бы фермером. И вот, в тот самый момент, когда дом уже почти был готов, от него осталось страшное пепелище.

Во всех пожарах ильинцы видят одинаковый “почерк”. У домов валялись 20-литровые канистры из-под бензина. И на снегу были отчетливые следы. Жители (особенно погорельцы) утверждают: если б милиция хотела найти злодея, то собака взяла бы, как говорится, след.

Но сыщики приехали без собаки. Более того, канистры (с отпечатками пальцев) в качестве вещдока взяли только под нажимом пострадавших. За две недели оперативники не очень-то продвинулись вперед. Они лишь установили женщину, которая первой увидела пожары по ул. Ленина. В общем, не густо.

По словам участкового инспектора лейтенанта Осипова, милиция не приступает к следствию, потому что еще нет результатов экспертизы от пожарных. А пожарный дознаватель незадолго до трагедии ушел на пенсию. Вдруг, мол, это был не поджог, а самовозгорание или неисправная электропроводка?

Однако таким предположениям погорельцы совсем не верят. Не может быть, чтобы сразу в трех домах одновременно произошло самовозгорание. Да и как тогда объяснить канистры из-под бензина?

Еще в участке нам сообщили, что, возможно, в Ильинском орудуют не новые русские, а некий сексуальный маньяк, который испытывает полное, так сказать, удовлетворение от пожаров.

Словом, дело это темное. И, особенно не уповая на милицию, которая нас бережет, ильинцы обратились за помощью к какому-то московскому экстрасенсу. Тот не обрадовал:

а) пожары будут и впредь;

б) поджигателя в конечном итоге поймают сами жители.

Но каким образом — вот в чем вопрос. Первоначально ильинцы хотели установить ночные дежурства. Но из этого ничего не вышло. От патрулирующих ночью старух проку мало. А из постоянно проживающих тут мужчин (многие ведь дачники и приезжают сюда только на уик-энд) большинство — пьяницы.

Лучше всего, считают жители, если б мы, люди, прониклись идеей Всеобщего Осознания Проблемы: что частная собственность — неприкосновенна и что жечь чужое добро — низзя. Они убеждены, что такое Осознание, бесспорно, обязательно наступит. Но не в этой жизни.

— Хотя бы, — говорят жители, — нужен закон на федеральном или областном уровне. Категорически запрещающий продавать землю, если после пожара на ней сгорели постройки. Мораторий такой нужен лет на 10—15. И чтоб никаких лазеек! Тогда у нас живо исчезнут и “сексуальные маньяки”, и любители пускать “красного петуха”.

Но пока нет ни Всеобщего Осознания, ни такого закона, они рассматривают вопрос о строительстве в поселке чего-то наподобие пожарной каланчи. Когда сторож-охранник мог бы видеть, кто шастает по ночам в деревне. Пока же сами они перешли на ночной образ жизни: с одиннадцати ночи до семи утра сидят в избах, занимаются постирушкой. И с ужасом вслушиваются в собачий лай: не несет ли черт поджигателя? А в семь утра ложатся спать.

P.S. Глава Красногорского района Борис Рассказов распорядился усилить Ильинский отдел милиции (сейчас там только четыре сотрудника) и еще каждому погорельцу пообещал матпомощь до 10 тыс. руб.




Партнеры