АЛЕКСЕЙ ГУСЬКОВ: Я ПЕРЕГРЫЗ ВОЛКУ ГОРЛО

12 января 2001 в 00:00, просмотров: 342

  Актеру Алексею Гуськову просто памятник поставил сериал “Граница”, который только что прошел по ОРТ. О страстных таежных романах на границе, где все мужчины в военной форме, и она им очень идет, а женщины все сплошь женственны, и это им тоже очень идет.

     Гуськов и продюсер фильма, и играет в нем главную роль — капитана Никиту Голощекина, жена которого влюбилась в его друга. Слава у артиста теперь повсеместная, но относится он к ней как-то странно, скорее, удивляется. В этом плане он совсем не похож на артиста.

     — Леша, скажи честно, как мужчине приходит в голову стать артистом?

     — Это намек на то, что профессия актера не мужская?

     — Особенно актрисы так считают.

     — Ну, наверное, я в таком понятии и не актер. Просто мне по молодости хотелось восполнить то, чего мне не хватало в обыденности.

     — А что было в обыденности?

     — Семья военных. Ты же сама — дочка военного? Считай, родился везде.

     — Но в паспорте-то что написано?

     — Польша, город Бжек. Опольское воеводство Польской Народной Республики. Западная группа войск.

     — А отец кто?

     — Летчик. Трагически погиб при исполнении служебных обязанностей. Я тогда только в первый класс пошел. Военный городок — это отдельная территория. У нас понятия были “о доблестях, о подвигах, о славе”. В военных городках мальчики воспитываются по-мужски, девочки по-женски. А авиация вообще отдельная тема в армии. Я рос среди настоящих мужчин.

     — Первое образование у тебя, я знаю, техническое?

     — МВТУ имени Баумана. В мое время это было интересно — ах, космос, ах, ракеты! Четыре с половиной года проучился, почти дошел до диплома. Спасибо моей маме. Она мне позволила, как Пете Трофимову, учиться в двух институтах — еще во МХАТе. МХАТ мне всегда нравился. Вахтанговское училище для меня было слишком легким. Там по коридорам бегали такие все геройчики, все такие черненькие — я понял, что не вписываюсь в поворот этого училища. Я был скорее социальным героем. Моим дипломным спектаклем был “На дне”, я играл Сатина. До сих пор помню эту роль, спектакль ставил Евгений Александрович Евстигнеев, он у нас преподавал. И я достаточно легко поступил во МХАТ. Я вечером учил стихи, а утром приходил и их читал.

     — Такая память?

     — Это отдельная тема. С памятью вообще хорошо. Я и когда в технический поступал, все запоминал — страница 215, формула третья снизу. Зеркальная память. Я и сейчас очень легко учу текст.

     — Ты поздно стал сниматься в кино?

     — Я считаю, поздно — в 3О лет. Я все работы свои люблю, ни от одной не откажусь. Тем более что их не так уж много. “Волкодав” я очень люблю. Там все совпало — и сценарий Виталия Москаленко, и режиссура Михаила Туманишвили, и мои желания. В видеопрокате как-то увидел аннотацию на этот фильм: “Очень неплохой совковый боевик”. Потом был фильм Володи Басова “Бездна. Круг седьмой”, сериал “Горячев и другие”. Ну и “Классик”, конечно же, Гоши Шенгелия. Он очень режиссер актерский, нежный, трогательный. Я Гоше вообще благодарен — он меня вернул в профессию, потому что, честно говоря, года четыре назад я уже хотел с актерской профессией завершить.

     P.S. Подробное интервью с Алексеем Гуськовым читайте в цветном воскресном выпуске “МК”.

    



Партнеры