КАК ПРОВОЖАЮТ ПАРОХОДЫ

16 января 2001 в 00:00, просмотров: 191

  В последнее время складывается ощущение, что Москва плавно переместилась из центра европейской части России на берег какого-нибудь моря. Или в крайнем случае большого озера. Иначе с чего бы это в нашем городе начался настоящий бум по продаже речных судов? Имена хозяев или фирм-владельцев в судовых свидетельствах переписываются чуть ли не по нескольку раз на дню...

     С приходом в столичное пароходство нового руководителя, некоего 30-летнего Романа Троценко, продажа судов пошла с удвоенной скоростью. Кстати, тем, кто 5—7 лет назад интересовался историей с чеченскими авизо, это имя хорошо знакомо. В свое время Роман Троценко, бывший тогда председателем правления Платинум-банка, задерживался правоохранительными органами по подозрению в причастности к фальшивкам. Кроме судов к Троценко отошли Северный речной вокзал и его причалы, которые, кстати, построены в 1937 году. Любой, кто хоть раз бывал на Северном вокзале, хорошо представляет, в каком ужасающем состоянии находятся его сооружения. Еще немного, и они попросту рухнут в воду. На ремонт или постройку новых, естественно, нет ни сил, ни средств. Не лучше картина и на Южном речном вокзале.

     А ведь еще недавно Московское речное пароходство считалось чуть ли не единственным нормально функционировавшим. Волжское — некогда самое крупное в стране — было распродано несколько лет назад (кстати, в разбазаривании речного хозяйства Нижнего Новгорода принимал участие все тот же Роман Троценко). Давайте вспомним, что именно произошло с Волжским пароходством. За пару последних лет здесь было продано 164 судна. На переоборудование же поставлено всего 6. Согласитесь, весьма странное соотношение. В Нижнем Новгороде удалось разрушить даже отлично работавшую испокон веков службу речных диспетчеров. Теперь тамошние диспетчеры работают только днем (!), да и то через пень-колоду. А команды теплоходов, в свою очередь, могут остаться без радистов. Штатное расписание на волжских судах вскоре будет сокращено — вместо 62 человек (на судах 302-го проекта, к примеру, на “Глебе Кржижановском”) в командах планируется оставить 48. Под грядущее сокращение попадают все, кто якобы не задействован в несении службы на вахте, т.е. радисты, боцманы и пр.

     За Нижним, похоже, грядет очередь Москвы. Это естественно: пароходства разные, а люди-то — одни и те же. Чем могут закончиться водные прогулки на судах, которые не сумеют в случае необходимости даже подать сигнал бедствия, даже страшно задуматься.

    



Партнеры