Москва-military

16 января 2001 в 00:00, просмотров: 435

По самым скромным оценкам, сегодня Москву “оккупировало” около трех миллионов военнослужащих — почти треть населения столицы имеет отношение к погонам (официально население Москвы — 8,537 миллиона человек). Эта армия существует практически незаметно, ничем себя не выказывая и не проявляя милитаристской агрессивности, — даже на улицах определить принадлежность человека к силовым структурам практически невозможно: они тщательно конспирируются и не маршируют по улицам Москвы строем. Социальной опасности тоже не представляют — наоборот, это одна из самых законопослушных категорий граждан.

Военных в Москве и впрямь много. Еще десять лет назад это было видно невооруженным взглядом: в метро, на улицах и даже в ресторанах постоянно мелькали офицерские погоны; прячась от суровых патрулей, мелкими перебежками перемещались солдаты-срочники с надраенными до блеска бляхами ремней... После того как военнослужащим разрешили носить “гражданку” (а у солдат сейчас попросту нет парадной формы одежды, и их держат в казармах), армия в столице растворилась в многоликой толпе, однако меньше военного люда не стало. Наоборот, количество военных в последние годы значительно прибавилось.

Проблема перенаселения Москвы военными была актуальной всегда (помните, у Высоцкого: “Старик полковник видит сон, что он в Москву переведен”?) — большей частью из-за жилищных проблем. Полагающихся Министерству обороны (МВД, КГБ—ФСБ, ГО—МЧС и т.д.) квадратных метров жилья явно не хватало. Поэтому периодически появлялись приказы по силовым ведомствам: в столичный гарнизон брать только людей с московской пропиской. Через несколько месяцев строгий приказ начинал давать слабину, и сотни офицеров устремлялись в заветные столичные штабы — до очередного приказа. Тех, кто прорвался, выгнать обратно из Первопрестольной в периферийные гарнизоны было практически невозможно. Кто добровольно поменяет столичную прописку на нелегкое житье-бытье в тмутаракани?..

Самое главное — получить жилье. В Москве очередь на заветную квартиру всегда была года на два-три длиннее, чем в периферийном гарнизоне, а сейчас дожидаться заветного ордера нужно лет десять. Но ждут, мучаются в общагах и снимают частное жилье, лишь бы заполучить статус москвича. А потом... Потом — хоть в отставку. В последние годы практически 80 процентов офицеров, едва получив квартиру, тут же пишут рапорт на увольнение. Известен факт, что прежний начальник Главного управления воспитательной работы Минобороны генерал Кулаков даже издал распоряжение не давать своим подчиненным жилье — чтобы, значит, не разбегались. За пять лет в этом управлении квартиры получили два человека — один посмертно.

Даже если офицера отправляют на повышение в отдаленный военный округ (за генеральскими погонами, например), свою квартиру он не сдаст ни за какие коврижки. На новом месте службы все равно худо-бедно, но какое-то жилье предоставят. А потом, получив звезду на погоны, можно спокойно в Первопрестольную вернуться, даже на нижестоящую должность. Спокойную пенсию опять же лучше встретить в благоустроенной Москве, а не в бараке под Хабаровском...

Именно военные отставники и пенсионеры составляют большую часть милитаристского люда в столице: практически в каждом районе Первопрестольной есть целые поселения бывших офицеров и генералов. Раньше квартиры военнослужащим выделялись поближе к центру (особенно “широколампасникам”) — теперь активно осваиваются Митино, Бирюлево, Бутово и другие “спальники”. Порой в одном подъезде набирается до взвода жильцов в погонах. Когда Москва жила в ожидании терактов, эти дома были самыми безопасными: четкая организация отставников позволяла устраивать круглосуточные дежурства.

Еще одна категория военнослужащих, спящих и видящих, как “окопаться” в Москве, — слушатели академий. На время учебы им предоставляется служебное жилье, которое офицеры не торопятся возвращать учебному заведению после выпуска. Идут на любые уловки, вплоть до развода (прописанную жену с детьми оттуда никакой милицией не выкуришь). Теперь жилой фонд военных академий усох до минимума: первокурсников селить негде. А если есть московская зацепка, то офицеру гораздо проще пристроиться на службу в каком-нибудь столичном штабе.

Сегодня в Москве находятся десятки академий и университетов различных силовых ведомств (почти 50 процентов от всего количества военных вузов). Плюс НИИ и всяческие закрытые “ящики”. Это целый мир — со своими законами, правилами поведения и выживания. Около тридцати процентам “академиков” удается “зацепиться” в Москве. То же самое — и с лейтенантами: если курсант не москвич, то стремится за время учебы жениться “на прописке”.

Тем не менее жить в Москве военным непросто — город-то дорогой. Прожиточный минимум в столице в прошлом году составил 1250,9 рубля, в то время как по России — всего 907,8 рублика. А платят в столице военнослужащим ничуть не больше, чем в гарнизоне. Вот и приходится им либо подрабатывать на стороне, что стало распространенной практикой, либо увольняться и искать высокооплачиваемую работу: бывших офицеров охотно берут в коммерческие структуры, большинство охранных предприятий тоже пополняется из их числа. Сотрудники из отставников получаются добросовестные, исполнительные и дисциплинированные: армия всему научила.

Как ни странно, но в столице очень мало действующих войсковых частей Московского военного округа. Помимо самого штаба, при котором есть батальон обеспечения, в Москве расположены отдельный комендантский полк в Лефортове и салютный дивизион на Ходынке. Подчиняются округу городской и районные военкоматы. Есть еще, правда, всевозможные склады, гаражи и базы, но основная масса войск дислоцируется все же за кольцевой дорогой. То же самое — в Министерстве обороны (1-я бригада охраны и тыловые части). С милицейскими подразделениями все понятно: их много, однако внутренние войска большей частью тоже расположены вокруг столицы.

Пропорциональное соотношение проживающих в Москве военнослужащих можно выяснить по одному документу московской мэрии. “Военная тайна” закодирована в просьбе столичных властей об оказании помощи... в уборке урожая. Из затребуемого числа в 12000 “штыков” 10 тысяч приходится на Минобороны, одна тысяча — на МВД, ФСБ — 300 человек, пограничники — 700. На армию и здесь легла основная нагрузка. Прожила бы Москва без военных?..




Партнеры