В Париже оно не жиже

16 января 2001 в 00:00, просмотров: 284

Все очень даже серьезно — Париж тонет в собачьем дерьме. Каждый день четвероногие оставляют на тротуарах французской столицы 16 тонн какашек. Ровно половина оседает в специальных собачьих туалетах, 4 тонны собираются вручную специалистами по собачьим фекалиям, а еще 4 остаются на подошвах парижан и туристов.

Но французы редко позволяют себе нехорошее слово в адрес собак и их хозяев. Чего ругаться, если у каждого рыльце в пушку. С каждым годом число собаковладельцев увеличивается по всей Франции. Учета псин никто не ведет, регистрация отсутствует как понятие. Переписи подвергаются только грозные четвероногие типа бультерьеров и ротвейлеров. А с остальных — йоркширов и той-терьеров — какой спрос?

Поскольку страна маленькая, Париж по недвижимости город не самый дешевый — здесь экономят каждый квадратный сантиметр. И собачек заводят соответствующих: дорогих и крошечных. В самом шикарном квартале Парижа, где в окружении антиквариата, хрусталя и серебра живут одинокие дамы и вышедшие на пенсию звезды кино и шоу-бизнеса, не иметь йоркшира просто моветон. И имена собачкам даются соответствующие: Девочка, Мальчик, Диди, Олечка.

Культ собаки растет и ширится. Конечно, у него есть свои плюсы (бесспорные, и это я вам как настоящая собачница говорю) — отсутствие бездомных шариков. Нигде во Франции вы не встретите “ничью” собаку. Регулярные акции “Ищу хозяина!”, соответствующее воспитание подрастающего поколения и искусственно “вздутые” цены на породистых собак уничтожили шариков как класс.

Но есть один большой минус у собачьего культа. Какашки. Это настоящий бич для страны. В Париже на газонах можно лежать, ходить, сидеть, загорать, играть. Но никогда — выгуливать собаку. Что остается бедным животным? Для этого в Европе придумали закон: всякий хозяин убирает за своей собакой сам. Говорят, в некоторых городах Германии начали эксперимент — повесили на столбах и деревьях целлофановые пакеты и перчатки. А Франция пошла своим путем. Конечно, и здесь штрафуют, если нерадивый хозяин нагло проигнорировал “нужду” своего питомца на асфальте. И штрафы в том же Париже за такое безобразие немаленькие — от 1000 до 3000 франков (200—500 долларов). Но ведь редко удается полицейскому, что называется, за руку схватить — в 95-м году таких штрафных санкций было всего 543, а в 98-м — около 800: ничто по сравнению с ежедневными 16 тоннами дерьма. Потому и придумали французы собачьи туалеты. По всему Парижу можно видеть некие сточные канавки, в которые и предписано ходить в туалет четвероногим. А недавно Франция стала вводить новшества: на юге страны, например, можно видеть белые кафельные пространства, в которые гадят хвостатые, а потом “это дело” смывается водой. Кое-где вводятся туалеты для собак, сильно напоминающие советские детские песочницы: этот песок регулярно меняют.

А парижская мэрия заключает контракты с уборочными фирмами: одни из них специализируются на вывозе мусорных баков, другие — на уборке грязи после праздников, а есть и такие, кто занимается только собачьими какашками. В Париже эти собачьи ассенизаторы одеты в яркие зеленые костюмы. Они всегда на мотоцикле, оборудованном самыми последними достижениями связи: за ними наблюдают по спутнику, а компьютер всегда может просчитать, сколько каждый уборщик вычистил в день дерьма, не отлынивал ли от работы. Каждый день 70 мотоциклов с утра и до ночи разъезжают по городу, “подбирая” специальным пылесосом 4 тонны собачьих фекалий. Работа этих ассенизаторов обходится мэрии в 42 млн. франков в год. Но раз налогоплательщик платит, значит, стоит того. Не все хозяева доводят своих любимцев до специальных туалетов и канав, не всякое животное заставишь потерпеть два шага.

Но, несмотря на жуткую борьбу за гигиену, все равно Париж утопает в дерьме. Хорошо, если осадки. А если стоит жара, если ни слезинки, ни дождинки (а снега во Франции не наблюдается даже в самые зимние месяцы), что делать? Конечно, парижане уже привыкли — редко кто вляпывается по-настоящему, но разве дело только в испачканной обуви? Чтобы представить себе масштаб этого бедствия, умножьте 16 тонн на четыре — полученная цифра будет соответствовать московским меркам (в Париже всего около 2,5 млн. человек). Посчитайте теперь, какой дождь из собачьих какашек падает ежедневно на московские улицы — 60 с лишним тонн!



    Партнеры