Раздави гадину!

17 января 2001 в 00:00, просмотров: 314

И все-таки мы знатно погоняли их по Москве! Не столько самих лохотронщиков, сколько милиционеров, которые, как ни прикидывались слепоглухонемыми, а не смогли устоять под натиском сотен наших читателей — зашевелились.

По крайней мере, с одной точки — у метро “Красные ворота” — мошенники, под предлогом благотворительности отбирающие деньги у стариков, исчезли. Надолго ли?

Впрочем, расскажем все по порядку.

Все началось с публикации “Стариковские слезы — милицейские забавы” (“МК” от 18.12.2000 г.). Тогда мы возмутились: как же так? По всей Москве развелось немерено проходимцев, которые нагло, в открытую обманывают москвичей и гостей столицы — преимущественно пенсионеров, — а милиция даже не чешется! И призвали читателей: не проходите мимо! Каждый раз, заметив скопление любителей азартных игр в одни ворота, звоните в местное ОВД и требуйте принять меры. А заодно звоните в “МК” и сообщайте о местонахождении лохотронщиков и о милицейской реакции. Не умеют работать — научим, не хотят — заставим! В конце концов, пусть хотя бы подергаются, немножко погоняют мошенников, чтобы жизнь не казалась тем сплошной малиной.

Это была наша акция под условным названием “Раздави гадину!” Она длилась месяц.

За этот месяц отдел расследований “МК” превратился в настоящий штаб по борьбе с надувательством честного народа. Одни корреспонденты не отходили от телефонов, принимая звонки читателей, другие вбивали в компьютер полученные сведения, отслеживая перемещение по городу лохотронщиков, третьи наносили на карту места их излюбленных тусовок, четвертые упорно долбили милицию.

У нас нашлись сотни добровольных помощников. И хоть абсолютное большинство из них было уверено, что обращаться в милицию бесполезно, они делали это изо дня в день по нашей просьбе.

Мы работаем в МПС и каждый день наблюдаем лохотронщиков в подземном переходе у трех вокзалов. Обращались в администрации Ярославского, Казанского вокзалов — говорят, что не их территория. И линейная милиция говорит, что не их. Теперь мы регулярно звоним дежурному по городу. Нас тут много женщин — и все звоним. (Татьяна Сергеевна.)

Это было 15 декабря в переходе у трех вокзалов. Я мимо шла, смотрю, лбы какие-то бабку зажали в углу, и она им со слезами деньги сует. Я было к ней, а они: “Иди, тетка, а то прибьем тебя!” Я выскочила из перехода, там наверху милицейская машина, я к ней. А они и говорят: “Иди, бабка, а то и тебе башку проломят”. (Тамара Тимофеевна, коренная москвичка.)

Это со мной случилось в конце ноября. На площади возле трех вокзалов. Я сама выложила деньги. Знаете, подумала: как хорошо к Новому году получить стиральную машину! Потом милицию пошла искать — а там никого нет. (Вера Игнатьевна.)

Надо сказать, что Комсомольская площадь оказалась безусловным лидером в нашем рейтинге нехороших мест. Это настоящая мекка лохотронщиков, которую они не покидают ни на день.

Далее с небольшим отрывом следуют такие заповедные уголки Центрального округа, как ст. м. “Красные ворота”, “Чистые пруды”, “Бауманская” и “Лубянка”. Причем в районе Лубянки игроки прочно оккупировали не только входы в “Детский мир”, но и все окрестности до Кузнецкого моста и Мясницкой.

Что же касается прочих округов, среди них больше всего лохотронщикам приглянулся Юго-Восточный: ст. м. “Текстильщики” и “Кузьминки”. А на северо-востоке пальму первенства давно и прочно держит ст. м. “ВДНХ”. Все прочие точки, на которые жаловались читатели, смотрите на карте.

Как вы помните, обязательным условием нашей акции было сообщить о грязных играх в милицию и проинформировать нас о реакции последней. Что ж, тут порадоваться, к сожалению, нечему. Поэтому приз в 10 тыс. руб., назначенный “МК” низовому отделу милиции, способному самостоятельно очистить от этой гадости свою территорию, пока остается неразыгранным. Судите сами:

20 декабря звонил по “02” от ст. м. “Отрадное”. Мне сказали: “Хорошо, разберемся”. Прошло два часа, а лохотронщики все еще стояли там. Сотрудники милиции проходят мимо и отворачиваются — им наплевать. (Сергей.)

В начале декабря они дня четыре стояли у ст. м. “Тимирязевская”. Вижу, едет патруль из 74-го отделения. Я их останавливаю: “Вон, смотрите, там деда обрабатывают!” А они: “Это не наше дело”. (Вера Ивановна.)

Каждый день они стоят у ст. м. “Аэропорт”. Метрошные менты говорят: “Не наша территория”. А в ОВД “Аэропорт” еще месяц назад мне обещали принять меры. (Игорь.)

Две недели назад возле магазина “Библио-Глобус” вижу: стариков ловят, предлагают им фотоальбомчики. И стоит рядом блюститель порядка. Я к нему. А он: “Это меня не касается. Это территория ОВД “Китай-город”. Я просидела на телефоне целый день, обзвонила всех вплоть до Петровки. Но все меня отфутболивали. (Надежда Васильевна.)

15 декабря на ярмарке на шоссе Энтузиастов у меня отняли деньги. Я отнесла заявление в 39-е отделение милиции. Заместитель начальника так смеялся, так смеялся: “Ну что, старуха, сыграла в лохотрон?!” (Нина Михайловна.)

В переходе у трех вокзалов дикие драмы разыгрываются. Я каждое утро звонил по “02”. Видел: подъехала милиция на “уазике”, один спустился вниз, переговорил с бригадиром и ушел. В другой раз бригадир при мне сам звонил по мобильнику в милицию: “Ну что, сегодня вызовы были? Нет?” И я пришел к выводу, что они все — под “крышей милиции”. (Роберт.)

Я живу у ст. м. “Красные ворота”. Мне из дома даже выходить не нужно — я вижу их в окно, стоят стеной. Жильцы нашего дома каждый день звонят в милицию. Отвечают всегда разное: то “а как мы их поймаем?”, то “зачем люди сами деньги отдают?” А у меня женщины знакомые у метро продукты продают, они говорят, что милиционеры, не стесняясь, собирают с лохотронщиков оброк прямо там. В общем, я считаю: мы обречены. Ведь они обманывают стариков с молчаливого согласия милиции. (Валентина Николаевна.)

Так постепенно все расставилось по местам. Выходит, циничный грабеж среди бела дня идет почти легально, с одобрения и под прикрытием милиции? И некому вступиться за наивных стариков, на блюдечке несущих мошенникам свои гробовые?

Ценой неимоверных усилий мы обнаружили по крайней мере две правоохранительные службы, которые с лохотронщиками борются и порой даже побеждают. Это Отдел по борьбе с экономическими преступлениями и Региональное оперативно-розыскное бюро (так теперь именуются РОБОПы). Оба — в ЦАО. Возбужденные нашими публикациями сотрудники обеих служб сами позвонили в редакцию: “Что же мы, не люди, а деревяшки бездушные? Как это — не жалко стариков? Очень даже жалко. И лохотронщиков мы отлавливаем постоянно!”

Из других же округов — ноль реакции. Стало быть, наш первоначальный вывод оказался верным: там в милиции служат сироты безродные, которым стариковские слезы — вода.

УДИВЛЕННОНачальник ОВД “Красносельское” Валерий Фокин:

— Как нам удалось убрать лохотронщиков от метро “Красные ворота”? А что, они там были? Вообще-то никто не жаловался...

ЭЛЕМЕНТАРНООсобенно злой читатель:

— Как раньше было? Если в трехдневный срок не справитесь — прощайтесь с работой. А сейчас почему нельзя? Выйди с мегафоном и скажи: “Граждане мошенники! Если через 5 минут не уберетесь, сюда приедет ОМОН”. Но ведь не говорят же...

ОТСТРАНЕННОПресс-служба московской муниципальной милиции:

— Лохотронщиками “муниципалы” практически не занимаются. В их задачу входит в настоящее время охрана жизненно важных объектов. Если же на улице к экипажу во время патрулирования обращаются за помощью обманутые граждане, то им, конечно, помогают.

Пару месяцев назад у м. “Тимирязевская” пожилая женщина отдала мошенницам 3 тыс. долларов. А когда через два дня увидела своих обидчиков на том же месте, попросила помощи у экипажа муниципальной милиции. Сотрудники проверили у гражданок документы и задержали их из-за отсутствия регистрации. Что было дальше, мы не знаем, поскольку в обязанности муниципальной милиции входит только обеспечение общественной безопасности.

КОМПЕТЕНТНОБывший сотрудник ОВД “Красносельское”:

— Конечно, милиция в курсе, что на ее территории работает бригада. Кстати, бригада эта переехала с Комсомольской площади, оттуда ее как-то выперли. Бригадир у них Эдик. Сам он, конечно, старается не светиться, но в районе ОВД стоит его красная “девятка”. В ней сидят кассиры и принимают выручку.

Но зачем милиции делать какие-то телодвижения? Месяц спокойной работы лохотронщиков на территории “Красносельского” стоит 15 тыс. долларов. Конечно, не все эти деньги остаются в ОВД, нужно делиться и с другими структурами...

Почему наряд не высылают? Каждый дежурный по отделению в доле. Почему заявлений от пострадавших почти нет? Просто особый человек принимает облапошенных и предлагает им вернуть деньги с условием, что половина — ему за труды. Все соглашаются.

В доле и постовой. Даже если придется составлять протокол, обязательно выяснится, что в момент совершения преступления он отошел “по нужде”.

ОСТРОУМНООпытная читательница:

— Итак, к вам подошли на улице с подарком. Примите его и начните громко благодарить дарильщиков, еще громче жалуясь на беспросветную нищету. Даже если при этом вы одеты в дорогой костюм и обвешаны золотом.

Например, если это крошечный пакетик стирального порошка, вопите: “Ой, спасибо! Наконец-то я смогу постирать белье! А то месяц уже живу без кусочка мыла...”

Если вам начали втолковывать про какой-то банк, смело отвечайте: “Вам нужны банки? Да, у меня есть две отличные 3-литровые банки. А сколько дадите за каждую? У одной, правда, на горлышке щербинка, но, может, вам сгодится?” При этом не давайте лохотронщику и рта раскрыть в ответ.

Когда вам предлагают выигрыш при условии, что вы сами должны дать какую-то сумму, сразу предлагайте разделить все по-честному с другими претендентами. Продолжайте кричать о своей нищете. Вот увидите: очень быстро лохотронщики сами начнут мечтать, чтобы вы от них отвязались.

Все эти способы мною уже опробованы и действуют безотказно. Поэтому берите пример с меня. Если так будут поступать все, лохотронщики просто самоликвидируются — и даже милиции не понадобится.

ДЕНЬГИ — НА ТОЧКУ



Сколько стоит место под солнцевскими?


В борьбе с лохотронщиками — как в сельском хозяйстве — есть два пути: экстенсивный и интенсивный. Проще всего лохотронщиков запретить. Если каждому начальнику ОВД доступно объяснить, что никаких “игрищ” на вверенной ему территории быть не должно, — их не будет, это факт. Только страх не выполнить это указание должен быть куда сильнее материальных соблазнов с другой стороны...

Нынешнее руководство московского ГУВД на это не идет — стало быть, на то есть свои резоны. К тому же очевидно, что свято место пусто не бывает, и армия безработных мошенников быстро найдет себе другое применение. Поэтому “вахтовый метод” отметаем.

Остается метод “точечных ударов”. Посмотрим, насколько он эффективен.

Антураж

Первые лохотроны появились в Москве в начале 90-х. Их родоначальницей считается солнцевская ОПГ, весьма изобретательная в части пополнения своего общака.

Москвичи еще не забыли стада ловких наперсточников, оккупировавших тогда подземные переходы. На смену им позже пришли всевозможные “беспроигрышные” лотереи, компьютерные “бега”... Но и в них быстро наигрались — все-таки народ наш еще не окончательно утратил чувство самосохранения и способность учиться на собственных ошибках.

Срочно требовалось что-то свеженькое, неизбитое. И взоры лохотронщиков обратились к идее благотворительности. А кто клюет на нее прежде всего? Ну конечно, пожилые люди, воспитанные социализмом и вконец забитые потом жестокими реформами. Эдакий ренессанс: нас, новых капиталистов, замучила совесть, и мы решили с вами по-братски поделиться, — приправленный модными заморочками типа “презентации”, “распродажи” и т.д.

Сейчас в ходу — две основные заманки. Первая: “Наша фирма проводит презентацию. Поздравляем, вы стали обладателем прекрасной стиральной машины!” Вторая: “Наша фирма решила помочь обездоленным пенсионерам” (как вариант: “Вам досталась премия Лужкова”). Конец всегда одинаков: тащите денежки. И начало стандартно: старика останавливают мелким подарочком (фотоальбомчик, пакетик стирального порошка), за который надо расписаться, чтобы немедленно оказаться втянутым в “игру”. Либо на ваш выигрыш немедленно найдется другой претендент, и за него придется побороться деньгами, либо ваши деньги с подарочными процентами тут же уплывут в мифический банк.

Структура

Всем заправляет один-единственный человек в Москве, “авторитет”. Робоповцы утверждают, что знают его, но задержать пока не могут (видимо, для этого требуется очень серьезная санкция).

Система делится на 4 “куста”, со своими “смотрящими”. Каждый “куст” состоит из 3—5 точек. На каждой точке работает по 30—40 человек. Нетрудно подсчитать, что ежедневно на этот преступный промысел выходит в столице примерно 800 человек, которые “окучивают” одновременно до 20 объектов (чаще всего это многолюдные входы в метро). А теперь представьте себе, сколько денег надо экспроприировать у несчастных пенсионеров, чтобы прокормить всю эту ораву!

Обязанности на точке строго распределены. Всегда есть старший, или “бригадир”, к которому стекаются все деньги. Остальные — “работяги”.

Первоначальную обработку лохов проводят “зазывалы”. А заканчивают процесс отъема денег “кидалы” — сплошь миловидные дамы с хорошо подвешенными язычками. То есть непосредственно в игре участвуют всего 3—4 человека.

“Контролеры” следят только за поступлением денег. “Наблюдатели”, или “быки”, — за обстановкой вокруг, нет ли опасности. Попутно они оттесняют не в меру ретивых советчиков и провожают потерпевших. Иногда до самого дома или в аэропорт — чтобы те не отчебучили чего по дороге.

Водители со своими машинами — чтобы свозить клиента домой или в Сбербанк за деньгами — нанимаются со стороны.

Половина “работяг” на точках — приезжие. В основном почему-то из Луганской области: такая вот там специализация. Другая половина — москвичи и жители области.

“Работяги” — кадры малоценные. Чуть что — они-то и оказываются в лапах милиции. И немедленно заменяются на точках другими. Доход должен идти непрерывно...

Доходы

Доходы от лохотронов распределяются так. 40% идет на содержание “работяг”. В среднем те получают по 200 долларов на нос ежедневно. 30% — в общак преступной группировки, “курирующей” этот бизнес. Оставшиеся 30% — лично его величеству организатору. Правда, из этих же денег он оплачивает накладные расходы, в частности, на милицейскую “слепоту”.

Слепота нынче не слишком дорога. Постовой обходится точке всего в 100—200 рублей ежедневно. Начальник отделения (или его зам) стоит от 2 до 5 тыс. долларов в месяц. А с кем он там делится — ни бригадира, ни тем более организатора не волнует.

Впрочем, если у точки возникают серьезные проблемы, “засланные казачки” немедленно появляются в самых высоких милицейских инстанциях.

Задержание

Наскоком лохотронщиков не возьмешь. Тогда им нечего будет предъявить, кроме отсутствия московской регистрации. А это всего лишь крошечный штраф — и гуляй, Вася...

За каждой точкой несколько дней ведутся наблюдение и видеосъемка. Особенно тщательно фиксируются моменты передачи денег. Шансов оказаться за решеткой всегда больше у тех, кто держал в руках деньги, — именно им реально светит статья “Мошенничество”. Всякая шушера, типа охранников и водителей, оперов почти не интересует: им ничего не “пришьешь”. Ну, наняли поездить, ну, попросили постоять рядом...

Все потерпевшие, попавшие в кадр, тут же, за углом, подхватываются оперативниками для разъяснений, во что те вляпались, и получения от них заявлений.

Хорошо, если удастся отследить пути-дорожки “работяг” к дому. Тогда после захвата с поличным можно изъять неправедно нажитое имущество, которым впоследствии — расплатиться с потерпевшими.

Так что одним днем работы тут не обойдешься. И собственно задержание — с криками, соплями и “маски-шоу” — лишь закономерный итог длительной и трудной операции.

Поэтому результаты совместной работы обеих спецслужб ЦАО пока довольно скромны. В среднем ежегодно они ликвидируют по 2—3 лохотрона (а заниматься этим серьезно начали только с 1997 года). Последняя крупная облава прошла в октябре 2000 г. на “Фрунзенской”. Улов с нее оказался самым значительным — арестовано 16 человек, сейчас ведется следствие.

А до этого проводили операции у ст. м. “Красные ворота”, “Чистые пруды”, на Маяковке. Но гидра многоголова — и на месте каждой отрубленной головы быстро вырастает новая.

Проблемы

“Мы срезаем макушки, а корни остаются, — горько усмехаются обэповцы. — Задерживаем группу в 35 человек, из них следователь арестовывает только троих — мало доказательств. А на место прежних “работяг” тут же встают другие. И денег своих потерпевшие ни за что не получат: у нас нет возможности довести дело до конца, отследить заранее, где лохотронщики прячут деньги. “Палочная” система: задержал, срубил свою “палку”, а дальше хоть трава не расти. Вот и не хотят писать заявления старушки: зачем им эта морока? У нас была потерпевшая — приезжая, которую мошенники “нагрели” на 18 тыс. долларов. Даже в аэропорт ее проводили — чтобы не вздумала в милицию идти. А она, когда очухалась, спрашивает: “Вот я напишу заявление, в суд приду — а вы деньги мне вернете?” Мы честно отвечаем: “Не вернем, денег этих уже нет и в помине”. — “Тогда извините, ребята...”

Робоповцы настроены более оптимистично. Во-первых, у них... другая система отчетности. Она учитывает не только количество успешных задержаний, но и сколько дел дошло до суда. Во-вторых, у Регионального бюро своя специфика: его интересует только тот криминал, в котором можно усмотреть хоть какие-то признаки организованной преступности. К счастью, лохотроны вполне подпадают под эту примету, и, не ограничиваясь макушками, робоповцы пытаются подпиливать корни этой системы. Но пилить им еще долго — если судить по масштабам явления.

“Многое зависит от следователей, — считают робоповцы. — Прокурорские арестовывают куда решительнее, когда видят, что дело тянет на организацию преступного сообщества. А милицейские стараются отказать в возбуждении дела под любым предлогом: нечеткая запись, не те потерпевшие, мало отсняли... Мы тут старушек валерьянкой отпаиваем, а их обидчики ра-аз — и на свободе...”

И, конечно, у обеих служб помимо борьбы с лохотронщиками есть множество других обязанностей. Поэтому взяться решительно и выкорчевать гнилое дерево они пока не могут. Зато регулярно наводят милицейские отделы собственной безопасности на своих продажных коллег из ОВД, пригревающих у себя “игроков”. Что в итоге? Ну, снимут с работы парочку мелких начальников... Ни одного уголовного дела по этому поводу возбуждено в Москве не было.

Оказывается, лохотронщики достают своей бурной деятельностью не только честных граждан, но и братков из конкурирующих “фирм”. Говорят, в Теплом Стане был интересный случай. Едва “игроки” успели расположиться на рынке и начать скачивать бабки, как к бригадиру подошел сурьезный товарищ и предупредил: “Чтоб завтра твоих здесь не стояло!” Но бригадир попался непонятливый, и назавтра обман народа шел в прежнем режиме.

Еще через день приезжает бригадир на точку — и ни одного своего не находит. Спрашивает, запинаясь, у соседних торговцев: “А где... мои орелики?” — “Да в Склифе все лежат, иди навести”, — сплюнув, процедил сосед.И больше лохотронщиков там никто не видел.

Мораль? Нам бы, законопослушным, их целеустремленность...

КОГОТОК УВЯЗ — ВСЕМУ ДЕДУ ПРОПАСТЬ



Никогда не принимайте решений “здесь и сейчас”


Сотни людей каждый день проходят мимо мошенников. А единицы — останавливаются. Почему именно их тянет к лохотронам, как бабочек на огонь? И как преодолеть эту пагубную тягу?

Вот что говорят об этом психологи.

Потерпевшие — это люди определенного склада характера и воспитания. В первую очередь — те, кто приезжает в Москву из маленьких городков, где живут в некоторой социальной изоляции. Скорее всего, они не умеют самостоятельно принимать решения, и большого жизненного опыта у них нет. Такой человек всем верит.

На руку обманщикам и традиционная российская черта — любовь к халяве. Это трудоголики знают, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Но их меньшинство... Сердца остальных, к сожалению, сладко замирают в предвкушении халявы. И хорошо, если ноги решительно проносят их дальше...

У старшего поколения — свои жизненные ориентиры. Пенсионеры привыкли, что полжизни за них отвечали партия и правительство. А теперь все перевернулось с ног на голову, и на старости лет они вынуждены решать свои проблемы сами.

Конечно, мошенник должен быть хорошим актером и психологом, чтобы расположить человека к себе. Он играет на стариковских слабостях: знает, что пенсия маленькая, а хочется сделать хороший подарок внуку к Новому году.

Во многом действует закон толпы, заставляя человека копировать поведение окружающих. А суперактивные окружающие — это всего лишь “подсадные утки”. Но самую важную роль играет, конечно, обаяние “зазывалы” — того, кто подходит к лоху первым. Потерпевшие часто потом говорят: “Меня обобрали под гипнозом”. Да не было там никакого гипноза! Это всего лишь профессиональное обаяние, на которое охотно “ведутся” пожилые люди с повышенной внушаемостью.

Вот несколько стандартных приемов,

которые используют лохотронщики.

“Взаимный обмен”. После того как вам подарили какой-то пустяк, на подсознательном уровне вы чувствуете себя обязанным отблагодарить этого человека хоть как-то. И, конечно, легко соглашаетесь на такую ерунду, как отойти на минуту в сторонку.

“Принцип последовательности”. Вы могли бы выйти из странной игры в середине, выложив пока еще небольшую сумму. Но этот принцип не дает вам остановиться. Вы ведь приняли решение выиграть большой приз — и потому вынуждены последовательно идти навстречу своему выбору.

“Внушение”. Оно постоянно сопровождает игру, причем бывает как прямым (“Вы должны заплатить!”), так и косвенным (“Ой, как вам сегодня везет! И вообще вы прекрасно выглядите — не по годам!”). От лести, даже самой грубой, старики буквально тают.

“Здесь и сейчас”. Жертву заставляют принять решение немедленно, не давая ей остановиться и подумать, посоветоваться с родными. “Ничего, что денег с собой нет, — мы свозим вас на машине домой за наш счет”.

Как правило, до последнего момента старик не понимает, что его примитивно обманывают. Ведь на его почти детскую наивность уже наложились такие возрастные проблемы, как атеросклероз и гипертоническая болезнь. А они, между прочим, приводят к органическим и психическим расстройствам. Человек уже не способен быстро, как в молодости, соображать, не в состоянии критически оценить ситуацию. Очевидно, что он становится самой легкой добычей лохотронщиков.

ВНИМАНИЕ!Сотрудники Регионального оперативно-розыскного бюро по ЦАО готовы принять заявления всех потерпевших от лохотронщиков в Центральном округе с июня 2000 г. по сей день. Поскольку сейчас идет следствие в отношение членов ликвидированной недавно группы, именно ваши показания могут стать решающими. Контактный тел. 236-22-56.



Партнеры