ЗВЕЗДЫ О СЕМИ ДНЯХ

22 января 2001 в 00:00, просмотров: 393

  Сергей Гармаш, актер

     О себе: Честно говоря, каких-то больших планов на этой неделе нет. По всей вероятности, встречусь с режиссером, поговорю о предстоящих съемках сериала “Закон”. И, вероятно, на этой неделе в театре будет ясно распределение ролей в новой версии “Голого короля”. Я точно знаю, что занят, но пока не знаю, кого буду играть. А в целом на этой неделе у меня образовалось небольшое “окно”, и я собираюсь заняться домашними делами.

     На досуге люблю почитать что-нибудь из классики или посидеть у компьютера. Нет, не в Интернете. От него я себя оберегаю. Знаю, что это прекрасно и здорово, но уж слишком много он времени отнимает. Интернета у меня нет. В основном играю в какие-нибудь игры, например, в преферанс. Но фанатом компьютерным себя назвать не могу.

     О стране: Что станет лучше — на это нужно все время надеяться. Иначе просто жить нельзя. Думаю, по каким-то высшим законам справедливости мы должны приближаться к лучшей жизни. Достоевский писал, что до всего мы должны дойти, пройдя через страдания. Наверное, это действительно так. Страдание — наш крест.

     — То есть вы списываете происходящее на “крест” и не пеняете на политиков?

     — Почему ж не пенять? Что хорошего, если политиков высокого ранга задерживают по пути на инаугурацию? Значит, хоть какая-то маленькая причина для этого есть. Мы знаем много примеров, когда политики на Западе (чем можно только восхищаться), попадая под малейшее подозрение, не чувствуют за собой морального права быть у руля страны. У нас же политики, попадая в тюрьму, говорят: “Давайте, помогайте, вытаскивайте меня отсюда”. Очень все это неприглядно.

     Но валить все на политиков я бы не стал. Мы строим новое, демократическое государство. В Америке оно строилось 200 лет. У нас по сравнению с ними прошло всего ничего. Трудно сбросить с себя тоталитарные одежды. Но хотелось бы на это надеяться.

     Андрей Харитонов,

     актер

     О себе: Я очень не люблю понятие “планы на будущее”. Не потому, что суеверный, а потому, что не люблю говорить о том, чего еще нет. Но работа есть, и все дни вплоть до пятницы заняты. С тех пор, как в 92-м году я поставил свой первый и, увы, единственный фильм “Жажда странствий” (где я выступал и как сценарист, и как режиссер), все изменилось. Я тогда написал еще один сценарий — “Саломея” для Анастасии Вертинской, но все резко подорожало, и денег ни у кого не было. Сейчас у меня в столе лежат три сценария. Есть актеры, которые хотят сниматься, но нет денег. Мне говорят: напиши малобюджетку. Но мой даже самый дешевый малобюджетный фильм тянет на полмиллиона долларов, в то время как на съемки больше 120—150 тысяч долларов не дают.

     Сейчас я занят в антрепризном спектакле “Тет-а-тет, Америка”. Правда, посмотреть его можно только в регионах. Ближайший спектакль даем в Сергиевом Посаде. На досуге смотрю хорошее американское кино.

     О стране: Не думаю, что будет хорошо, но очень на это надеюсь. В режиме “если” существовать нельзя. Есть факты. А факты говорят, что мы нарушили естественный ход событий. Россия такая страна, которой нужен царь. И не потому, что наш народ привык все делать из-под палки, а потому, что он так привык жить веками. Царь на Руси считался наместником Бога на земле, и народ привык, чтобы кто-то над ним был главным. Неудивительно, что, как только нам дали свободу, все сразу разбрелись кто куда...

     Мне нравится нынешняя власть. Даже если город Владимир переименуют во Владимир Владимирович. И я верю, что что-то в нашей стране все же произойдет. Думаю, многим придется пострадать. И не только бедным, но и богатым.

     Владимир Сошальский,

     актер

     О себе: Мне 71 год, и это счастье, что у меня в моем возрасте появился сын Володя — ему два года и три месяца. Бегает по нашей малогабаритной квартире, играет. Все время возиться с ним мы не можем — жена работает в театре, я репетирую. Нам помогает бабушка, мама жены.

     В театре занят три раза в месяц. Играю в спектакле “Цветные сны о черно-белом”. За него когда-то на фестивале в Ростове-на-Дону мне дали приз имени Евгения Евстигнеева — наверное, знали, что мы с ним были очень дружны, и придумали такую награду. Она мне дорога больше, чем звание заслуженного артиста.

     О стране: Последний раз я интересовался политикой, когда был пионером, с тех пор, конечно, слышу, что говорят друзья, смотрю телевизор, но политикой... Нет, не мое это. Мой удел — текст учить, в кино сниматься. Я был совершенно счастлив, когда вокруг Земли пролетел Гагарин. Вот это была гордость! А сейчас меня гораздо больше интересует, что завтра я пойду в театр, встречусь с друзьями, увижу спектакль, буду с женой и сыном.



Партнеры