ПОХОД В ТУМАНЕ

23 января 2001 в 00:00, просмотров: 241

  Дать свой прогноз на будущее России — хотя бы на восемь или десять лет — мы попросили людей, которые в силу профессии так или иначе анализируют прошлое и прогнозируют грядущее.

    

     СУДЬБА “СТРОИТЕЛЬНОГО МУСОРА”

    

     Александр ЦИПКО, обозреватель “Литературной газеты”. Автор прогремевшей в свое время статьи “Истоки сталинизма” и книги “Философия перестройки”:

     — Если ничего чрезвычайного не произойдет, мы будем двигаться вместе с Путиным на поднятой им волне державничества и государственного строительства.

     Централизация власти в ближайшие 10 лет будет только усиливаться. Путин в силу провозглашенных целей будет продолжать захват командных высот в политике, усиливать властную вертикаль и дисциплину. Кадровый голод будет удовлетворяться за счет все большего вовлечения выходцев из КГБ.

     В новой духовной ситуации, на волне энтузиазма, вызванного стремлением Путина “поднять Россию с колен”, не будет ни бунтов, ни восстаний, ни массовых выступлений против власти. Оппозиция Путину возможна только внутри его собственного лагеря, со стороны более жестких и нетерпеливых сторонников сильной России. Чем дальше зайдет смена политической элиты, тем все же больше вероятность конфликта между “жесткими” и “мягкими” государственниками. И Путину придется выбирать, с кем будет он.

     Окончательно захват высот политики приведет к захвату командных высот в экономике. Путину нужны будут большие деньги, нужна будет своя “коллективизация”. Реально на сегодняшний день единственным экономическим ресурсом восстановления государства и спасения общества от самораспада может быть только “природная рента”. И Путин это понимает. А потому следует ждать не реструктуризации и дальнейшей приватизации естественных монополий, к чему призывает МВФ, а их новой национализации.

     К концу первого десятилетия нового века мы перейдем от нынешней элитарной демократии для избранных к традиционному режиму личной власти с некоторыми демократическими ограничениями. Путин, скорее всего, сохранит свободу эмиграции, политические партии и свободу политических дискуссий. Но он уже обречен идти вместе со своим “большинством” против элитарного “меньшинства”. В силу того, что новый президент уверовал в свое мессианское предназначение, ему будет труднее уйти на отдых, чем Ельцину. И самое главное, что в случае минимальных успехов нового курса его желание остаться “отцом нации” будет поддержано “большинством”, которое к тому времени уже отвыкнет от всех “неудобств”, связанных с выборами президента. Выход из этого противоречия — между необходимостью оставить Кремль новому президенту и одновременно сохранить для себя роль вершителя судеб нации — Путин будет искать в изменении политической системы. Не следует исключать того, что Путин к исходу своего правления пойдет на изменение Конституции и политического строя в России, на понижение легитимности своего преемника. Это можно будет сделать, превращая нынешнюю сверхпрезидентскую республику в парламентскую, где реальным лидером государства является тот, кто контролирует правящую партию. Вот почему к концу десятилетия, после избрания на второй срок президентом, Путин скорее всего займется партстроительством и будет создавать новую КПСС.

    

     МАШИНА С ОТОРВАННЫМ РУЛЕМ

    

     Виктор ЕРОФЕЕВ, писатель, автор книг “Русская красавица”, “Пять рек жизни” и других:

     — У России, на мой взгляд, открытое будущее. Ведь она стоит будто на сквозняке: ветерок подует, и ее вертит то в одну, то в другую сторону. Своей непредсказуемостью Россия и интересна. В ней заключено много рискованного интереса, в ней любопытно жить. Здесь не закончен мистический процесс жизнеобразования.

     На Западе хотя и происходят технологические изменения, но западные приемы существования постоянно повторяются. В России же все может поменяться от малейшего движения: поцелуя любимой женщины или разрыва с нелюбимой, поедания щей, работы в “МК”. Малейшее движение может развернуть Россию и поставить ее раком. Она как незастывшая лава. Скажем, через десять лет мы сможем сделать шаг вперед, как сделала это Россия в начале ХХ века, а потом один-единственный человек, вроде Распутина, все уничтожит. Вполне возможно, что нас ждет что-нибудь подобное. Но точно не знаю. Ведь даже наши просвещенные верхи не понимают, что мы находимся в машине с оторванным рулем. Правда, замечу, что тут все зависит от восприятия жизни. Если мы думаем о России как о государственном образовании, то, конечно, следует как можно скорее пересесть в другой автомобиль, где есть руль. А если мы живем ради ощущения риска, небоязнью перед жизнью, то надо ездить вот на таких редких марках автомобилей, как Россия.

     В России сейчас сталкиваются два течения. Одно любит жизнь: чтобы было много продуктов, хорошая семья, квартира, машина и пр. И контрпродуктивное — оно приемлет самоубийства, наркотики, водку. От этого деления Россия двоится, троится, уходит в туман, и неизвестно, что с ней будет завтра, не говоря уже о десятилетии. Ведь непонятно, кто победит в этом грандиозном столкновении течений.

    

     ГИБРИД ПОВЫШЕННОЙ ЖИВУЧЕСТИ

    

     Александр ЗИНОВЬЕВ, философ, социолог, писатель, публицист. В 1978 г. выслан за границу (в 1990 г. восстановлен в советском гражданстве, в 1999 г. окончательно вернулся на родину). Автор книг “Гомо советикус”, “Евангелие от Ивана”, “Катастройка”, “Зияющие высоты”:

     — Сулить возрождение и процветание России в первом десятилетии двадцать первого века — значит, заниматься бессовестным враньем. А говорить очевидную и неотвратимую правду — страшно. И банально. Никого этим не удивишь и не тронешь: привыкли как к чему-то само собой разумеющемуся. Ограничусь поэтому абстрактным социологическим прогнозом, предоставив читателю самому решить, что считать хорошим и что плохим, чему радоваться и чему печалиться.

     С чисто социологической точки зрения будущее России уже предопределено не на одно десятилетие, а на много, если не на все столетие. Оно предопределено тем антикоммунистическим переворотом, который произошел в горбачевско-ельцинские годы и вследствие которого Россия была сброшена с вершины эволюционного прогресса на уровень страны третьестепенной важности, обреченной плестись в хвосте торжествующего глобального западнизма или американизма.

     Что касается внутренней социальной эволюции России, то эмбрион ее будущего уже родился: это — социальный гибрид из обломков советизма, из подражания западнизму и из реанимации загримированных призраков дореволюционной России. Насколько этот гибрид жизнеспособен? С точки зрения самовыживания и продолжительности существования он может жить долго. Ведь прожил же урод романовской монархии в России более трехсот лет! А с точки зрения возрождения и процветания России — на этот счет строить какие-то иллюзии было бы по меньшей мере наивно.

    

     ПРИЗРАК НОВОЙ КПСС

    

     Георгий САТАРОВ, политолог, президент фонда ИНДЕМ, бывший помощник Бориса Ельцина:

     — Прежде чем дать прогноз на десять лет, хочу пояснить свое отношение к этого рода затеям. Они нужны не для того, чтобы узнать будущее, а для того, чтобы на него повлиять. Прогнозируя различные варианты будущего, связывая их с нашими сегодняшними действиями, мы можем их планировать, чтобы приблизить себя к желаемому варианту. Именно об этом я готов говорить.

     Сегодня мы переживаем постреволюционный этап, суть которого — усиление государства после его ослабления на революционном этапе. Как правило, попытки усиления государства на постреволюционном этапе подобны строительству здания из старого строительного мусора. То же самое происходит сейчас. Мы это видим и в попытках возрождения старой символики, и в склонности власти к простым командным схемам управления, и во многом другом. Иногда это дает краткосрочный эффект, но затем обязательно проявляется неэффективность старых подходов в новой ситуации, сформированной в результате революции. То же самое ожидает и нас.

     Сценарий первый: режим не самосовершенствуется. Это будет сопряжено с усилением конструкции власти за счет дополнительно привлекаемого старого “строительного мусора”. Неудачи будут объясняться происками внутренних врагов и сопровождаться их преследованием под флагами борьбы с коррупцией, преступностью и прочая, что свойственно любым диктаторским режимам.

     Сценарий второй: режим самосовершенствуется и переходит от стратегии воссоздания старой командной системы к стратегии выстраивания эффективных правовых демократических институтов (независимо от применяемой политической риторики). Это обеспечит большую эффективность режима и его благополучное существование. В этом случае через десять лет либо уже произойдет спокойная передача власти следующему президенту, либо (в случае соответствующих конституционных изменений) мы будем близки к этому.

     Пока мне трудно сказать, какой из двух описанных сценариев вероятнее. Думаю, что через год это будет много яснее.

    



    Партнеры