ЕВРОПА НАДЕВАЕТ ПАНТАЛОНЫ

25 января 2001 в 00:00, просмотров: 1073

  Братислава не знает, что она проводит чемпионат Европы по фигурному катанию. Может быть, узнает, когда появятся первые (или последние) чемпионы. А может, останется равнодушна и к результатам. Вообще после первых двух дней мне впервые в жизни захотелось, чтобы чемпионата Европы по этому виду спорта не было вообще. Состояние всеобщей унылости довольно заразительно. Унылым выглядит город с мокрым снегом и холодным ветром, тоскливым — ледовый дворец, явно не отвечающий не только последнему слову техники, но и просто приличному слову. Кажется, что, с тех пор как у Ирины Родниной именно в этом дворце в 1973 году остановилась во время выступления музыка (помните знаменитый случай, когда наша пара докатывала программу в полной тишине?), так все и застыло в том далеком временном отрезке. Падают из-под рук журналистов неустойчивые столы, не привинченные к полу, мутное табло искажает лица участников и судейские оценки, а про оформление зала, которое должно напомнить всем, что на льду праздник, я вообще ничего сказать не могу. Нет его, оформления. Как нет пока, увы, и сколько-нибудь радостных спортивных достижений.

     Пятнадцать пар, выступившие в первый день чемпионата, не смогли заставить отвлечься от попыток взбодрить себя хоть немного. Чахоточные ростки оживления при встречах с фигуристами в коридорах, холлах отеля или просто на улице окончательно завяли во время выступления. Да, возможно, короткая программа не самое эмоциональное зрелище на чемпионате, но все же зрелище.

     А в Братиславе — полная тоска. Оценки в районе трех(!) баллов у аутсайдеров типа Азербайджана и Армении и в районе пяти баллов — у лидеров. Вообще, такое впечатление, что Европа, под углом зрения фигурного катания, хиреет год от года. На эмблеме чемпионата в Братиславе изображены фигурки спортсменов начала прошлого столетия. Ну, это те, которые в юбках по колено и в трогательных панталончиках. Тогда фигуристы не баловали зрителей особыми изысками, главное было на льду удержаться, но, думаю, отдавались они этому делу со всей душой. Наши современники не то чтобы не стараются, но как-то уж слишком медленно являют общественности свежих лидеров. Новые имена, которые, несомненно, должны заставлять шевелиться уже надежно обосновавшихся на европейских ступеньках, как будто застревают где-то в дороге. А все-таки, появляясь, пасуют перед лидерами. Европа кормит нас надеждами, как иные родители ребенка манной кашей: перед глазами конфетка, а в рот — опостылевшая размазня. Скупердяйка Европа перестала нам конфеты даже обещать. Только французы, пожалуй, еще продолжают поддерживать русскоязычный диалог на льду; англичане, чехи, словаки и т.д. практически сдались. России, за исключением танцев, бороться в Европе нынче скучновато. А отсюда, возможно, и наши неожиданные проблемы.

     Прошлогодние чемпионы мира Маша Петрова и Алексей Тихонов прокатались в короткой программе как никогда плохо. До чемпионата России они сетовали на то, что у Маши была травмирована нога. Здесь, на Европе, подумалось: лучше бы они пропустили этот сезон вообще, нежели вышли в предолимпийский год с таким катанием. То, что позволительно второй пятерке, непозволительно действующим чемпионам. От ошибок никто не застрахован, но есть понятие “классности”, и даже ошибиться ты имеешь право, только учитывая эту самую классность. Примитивно говоря: упади — но на скорости, не выполни программу на все сто — но покажи, что она у тебя есть. После чемпионата России фигуристы решили вернуться к короткой программе прошлого года. Не знаю, что случилось — то ли надоела она им изрядно, то ли не успели на нее переключиться, но катание выглядело не только неуверенным и безскоростным, но и крайне незамысловатым. Так начинающие пловцы или отягощенные лишним весом тетки пробуют ногой воду. Пробы льда на чемпионатах Европы не проходят, потому что, даже если хорошо кончаются, оставляют крайне неприятный осадок.

     Лена Бережная и Антон Сихарулидзе вышеупомянутую классность не потеряли, но в выступлении допустили серьезные ошибки. Лена упала, делая прыжок-выброс, упала сильно и, видимо, какое-то время еще приходила в себя после удара. А программа-то короткая. Следующим утром на тренировке ребята без устали отрабатывали злосчастный прыжок, заодно прокатывая замечательные “дорожки” из ставшей уже очень популярной программы “Чарли Чаплин”. Их страстная воля к победе хорошо известна, да и судьи, похоже, паре симпатизируют. Но хотелось бы, чтобы чемпионство (а надеюсь, что произвольная программа, которая будет показана сегодня вечером после подписания газеты, с лихвой реабилитирует как одну нашу пару, так и другую) не вызывало ни у кого и тени сомнения.

     Что касается судей, то, как известно, судей умом нам не понять. И смотрят они за фигуристами часто через призму только им известной информации. На сей раз была явно попридержана наша третья пара — Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. Элегантные, стройные, они показали замечательную программу в замечательном исполнении. Пара выступает на чемпионате без тренера (внутренние противоречия, о которых дуэт предпочитает не распространяться, достигли кульминационной точки, и тренер Наталья Павлова в Братиславу не приехала), и тем больше заслуживает хвалебные слова.

     Кстати, в Словакии все арбитры представляют одну национальность — ИСУ. И если раньше мы знали, что этот немец, а тот казах, и соответственно пытались делать выводы, то теперь, видимо, наступит эра всеобщей объективности. Нет национальности — нет предвзятости. Ну а если серьезно, то подобная “обезличка” судей проходит пока лишь апробацию. Положение, по которому судьи, обслуживающие крупные турниры, будут выведены из-под родных федераций (“Иванов! В этом году на Европу едешь ты. Если что — больше туда ни ногой!”), еще не принято, да и о стопроцентной объективности судей говорить никогда не придется, кто бы их ни посылал и кому бы они ни подчинялись.

     Короткая программа у мужчин подтвердила все вышесказанное о Европе, которая идет далеко не в ногу со временем. Боролись между собой двое: Евгений Плющенко и Алексей Ягудин. А также примкнувший к ним Саша Абт — со всеми остальными. В названном порядке пока и распределились. Когда Женю попросили оценить собственное катание (а оценки были 5,8—5,9), он с очень серьезным видом сказал, что можно кататься и лучше. Наверное, не читал лозунг под крышей ледового дворца: “С тройным “skokom” — в третье тысячелетие!” У Плющенко четверной “скок” столь высок и чист, что ему, по европейским меркам, надо бы родиться на десяток лет позже. Правда, на чемпионате мира таких прыгучих будет немало. К тому же хорошо известна манера Алексея Ягудина выстреливать именно на мировых первенствах (не зря он трехкратный чемпион мира). Леша, кстати, и не скрывает, что свой пик формы он намерен продемонстрировать именно в Канаде через два месяца. “Было бы очень удобно свалить мое падение на прыжке в четыре оборота на качество льда, но я просто должен еще поработать, до чемпионата мира есть время”. Сегодня на чемпионате Европы молодые люди, вылетевшие из одного гнезда тренера Мишина, но пошедшие каждый своим путем, продолжат свой долгоиграющий спор о том, “кто на свете всех сильнее”, в произвольной программе. И сегодня же решительно вступят в борьбу танцоры — главные интриганы заснувшей Европы.

     Если и в этот день на трибунах не появятся зрители — значит, Братислава реанимации не подлежит.

    



Партнеры