Безумие

27 января 2001 в 00:00, просмотров: 554

Может, прав был сыщик всех времен и народов Глеб Жеглов: милосердие — действительно поповское слово? По крайней мере у нас на Руси. Оказывается, чтобы тебя пожалели, нужно совсем немного. Прекрасный рецепт: напакостил, украл 10 миллионов долларов, потом попался (желательно за границей), красиво покаялся, всплакнул с экрана телевизоров, заручился поддержкой сотни негодяев, которые украли чуть меньше, но пока не попались, — и дело в шляпе! Как минимум поддержка прогрессивного человечества, включая сердобольных бабушек из города Кукуева, тебе обеспечена. А если повезет, даже наградят.

Убийц у нас тоже жалеют. Особенно, если речь идет о тех, кто сначала спятил, а потом человека угробил. В самом гуманном в мире государстве изолировать таких субъектов почему-то считается дурным тоном. Как же так? Он ведь хомо сапиенс, царь природы. Нельзя его в клетку сажать. Мы бедняжку полечим годика два-три (на большее, извините, денег нет). А потом отпустим. Перевоспитывайте его, люди добрые, облагораживайте — глядишь, цивилизованным человеком станет. Если еще кого-нибудь не убьет.

...Пожарные приехали очень быстро — дом даже не успел проснуться и испугаться. Хвала одному бдительному соседу: несмотря на раннее время суток, он почуял запах гари, выглянул на лестницу и обнаружил, что горит лифт, припаркованный на 9-м этаже. Пожар вообще-то был пустячный, для бравых брандмейстеров на один зуб, если бы не... Короче, в выгоревшей изнутри кабине нашли труп. Нечто обугленное, совершенно бесформенное... Женщина? Мужчина? Невозможно определить даже пол погибшего, настолько все скрючено, скукожено, изуродовано. Остались только кусок жгута, фрагмент галстука, целлофанового пакета и медальон с крестиком. Труп записали в разряд неопознанных и постарались побыстрее забыть о неприятном инциденте. Но вскоре в милицию пришла из этого же дома заплаканная женщина, научный сотрудник МГУ. У нее горе — пропал сын Сергей, 14-летний мальчишка. Поздний ребенок (старшая дочь уже замужем), всеобщий любимец, надежда и опора. О мумии из лифта стражи порядка сначала даже не вспомнили: тот покойник при жизни был человеком, что называется, фактурным и никак не смахивал на тинейджера. Но когда мама сообщила приметы сына... Подросток рос очень крупным, даже на улице его часто принимали за взрослого мужчину. Матери показали цепочку. Она побледнела, молча кивнула... Это был медальон Сергея. Именно он заживо сгорел в лифте по чьей-то злой воле.

Оперативники ОВД “Можайский” бросились искать одноклассников, друзей, знакомых. О 21-летнем Диме, жильце подъезда, сначала даже не вспомнили. Собственно, когда-то в детстве ребята дружили, несмотря на разницу в возрасте. Но потом Диму поймали на краже, однако не посадили в тюрьму, а... признали невменяемым. Случай почти уникальный — воров и на экспертизу-то, как правило, не направляют. Видимо, юноша действительно поразил воображение психиатров. Его полечили немного и... отправили домой. Живи, дескать, на радость людям. И Дима вернулся к родным пенатам. Правда, родители Сережи запретили сыну общаться с “неблагонадежным” соседом, и тот вроде бы соблюдал табу. Вроде бы...

Во многом милиции помог младший брат Димы. Нет, он не настучал на родственника — просто носить в себе страшную тайну пацану оказалось не под силу. Неосторожное слово, двусмысленный намек... Слухи дошли до ушей сыщиков. Они решили навестить старшего братца. Готовились к тяжелому разговору, думали, сейчас встанет в позу, замкнется или начнет нести какую-нибудь ахинею. Ну сумасшедший, что возьмешь... Но все вышло иначе — Дима давал показания легко, непринужденно, казалось, даже с удовольствием. Операм оставалось только слушать. И ужасаться.

Несмотря на рекомендации родителей, Сергей все равно общался со старшим товарищем. Один дом, один подъезд, куда денешься... Тем более Дима вовсе не походил на классического психа из комиксов — зубами не клацал, на людей не бросался. Как-то друзья столкнулись на лестнице, и Дима пригласил Сергея в гости, попросив захватить игровую приставку. “Уж больно она у тебя замечательная”. Сергей притащил агрегат, заодно вернул компакт-диски, которые брал послушать, приятели начали играть... И вдруг гость заметил, что хозяин как-то странно смотрит на него. Застывший, немигающий взгляд удава перед броском. “Ты испортил мой диск, — голосом чревовещателя изрек Дима. — За это я тебя убью”.

Силы были абсолютно неравны. На фоне 14-летнего здоровяка 21-летний психопат выглядел хлюпиком, доходягой... В обычной ситуации, на улице да еще в компании друзей Сергей уложил бы его одной левой. Но там, в квартире... Он не мог оттолкнуть противника, не мог убежать, не мог позвать на помощь. Подростка сковал дикий страх. Безумный сосед словно загипнотизировал его.

На шум борьбы прибежал младший брат Димы. Собственно, борьбы как таковой не было — садист связывал школьника жгутом, а Сергей плакал и просил не убивать его. Брат попытался заступиться за гостя — бесполезно. Сумасшедший палач уже не воспринимал человеческих слов... Он надел мальчишке на голову полиэтиленовый пакет и туго затянул на шее галстук...

Дальнейшие поступки негодяя с точки зрения преступника были вполне логичны и даже грамотны. Вообще, это отличительная черта душевнобольных злодеев — вроде бы совсем чокнутый, но заметать следы умеет как никто. Дима решил, что днем выносить труп нельзя. Лучше всего спрятать его в шкафу, завалить старыми тряпками, а на рассвете выбросить тело в канализационный колодец. Злодей приказал брату: будешь мне помогать. Мальчишке оставалось только согласиться. А что делать? Парень понимал: одно неосторожное слово, и галстук затянется уже на его шее.

Сказано — сделано. Заговорщики спрятали труп в гардероб, а сами пошли на улицу — создавать алиби. Убийца пояснил: бессмысленно отрицать, что Сергей к ним не заходил. Лучше сказать: да, был. Мы этого не отрицаем. Но потом ушел. Сами ищем, волнуемся.

Все получилось так, как планировал безумец. Вернувшийся с работы отец в шкаф не смотрел и ничего подозрительного не заметил. Правда, в первую ночь избавиться от тела не удалось. Душевнобольной здраво рассудил, что дотащить соседа-акселерата до колодца будет нелегко. Тогда-то и родилась идея о кремации в лифте. Спустя еще сутки садист вытащил тело на лестницу, запихнул в кабину, отвез на 9-й этаж, облил бензином и поджег.

За что? Конечно, задавать подобные вопросы душевнобольному человеку наивно, и все-таки... Оказалось, что дело... в игровой приставке. Дима давно положил на нее глаз. Действительно, как же так — ему всего 14 лет, у него вон какая штуковина, а я уж сколько живу, страдаю, даже в больнице лежал, и никаких радостей. Хочу приставку! Кстати, вскоре после убийства палач выгодно продал желанную игрушку — опять же, чтобы не навести на себя подозрения.

Брат Димы не дождался конца следствия — мама увезла его из страшного дома. Отец убийцы потрясен. На допросах на него было больно смотреть: мужчина глаза боялся поднять. А родители Сергея... Мама постоянно находится под наблюдением психиатров. После гибели сына она сама несколько раз пыталась покончить с собой, потом лежала в больницах... И сейчас все время говорит, что жить больше не хочет. И не может.

Невероятно, но факт: нашлись и такие, кто пожалел убийцу. Одна милая бабуленция, узнав об этой истории, всплеснула ручонками и заголосила: “Бедненький, он же тоже человек. Его же лечить надо. Может, он среди нас, среди нормальных, быстрее в себя придет?” Да, наверное... Среди вас, среди нормальных... Черт, ну почему здесь жалеют только сирых да убогих? Или все уже как по Высоцкому — все совсем с ума свихнулись, даже кто безумен был...

Сейчас Кунцевская прокуратура передала дело в суд. Впрочем, суда как такового не будет — экспертиза уже признала Дмитрия невменяемым. Шизофрения, как и было сказано... Так что ждите — через 6—7 лет он вернется. За новой игровой приставкой.



    Партнеры