Диета ловеласа

30 января 2001 в 00:00, просмотров: 307

“Повезло”. Именно этим словом женская половина Германии характеризует брак бундесканцлера Шредера и журналистки Дорис Шредер-Копф. Естественно, имея в виду последнюю. Дорис — четвертая (!) жена главы Германии. Она моложе его на 18 лет и имеет дочь от неудавшегося брака с тележурналистом.

В 68-м Шредер женился на библиотекарше Еве Шубах, которая была его первой любовью и жила в соседней деревне. В это время он учился юриспруденции. Закончилась учеба — наступил конец и браку. Прожив с Евой 4 года, Шредер развелся и женился на Анне Ташенмахер, учительнице французского и немецкого языка. В 1981-м расстался и с ней, чтобы через три года жениться на Гельтруде Хампель. Этот брак длился 12 лет...

Романтичной историей знакомство Герхарда и Дорис можно назвать навряд ли. Пять лет назад редактор отдела политики журнала “Фокус” Дорис Копф поджидала в холле отеля во Франкфурте-на-Майне министр-президента Нижней Саксонии Шредера, чтобы попросить об интервью. После интервью последовала совместная деловая поездка по буровым установкам Северного моря. “Я почувствовала, что происходит что-то не совсем обычное, лишь когда обнаружила, что три дня подряд провела в обществе одного и того же мужчины, — признавалась она потом. — Это любовь не с первого взгляда и даже не с тридцать первого”. А немецкий политбомонд вообще склонен считать брак Герхарда и Дорис удачным предвыборным ходом: немцы настолько устали от добродетельного Коля, что с радостью избрали ловеласа Шредера. Впрочем, на этот счет есть и другая, житейская версия. Якобы предыдущая жена вегетарианка Гельтруда так закормила любителя сосисок Шредера зеленью, что тот с радостью сбежал от нее к молодой журналистке.

Кстати, Гельтруду называли настоящим “товарищем по борьбе” герра Шредера — она даже была министром по социальной сфере и экологии в правительстве Нижней Саксонии. Однако для Гельтруды порядок в личных отношениях с мужем все-таки оказался важнее карьеры — когда роман Шредера с Дорис ее окончательно достал, Гельтруда поменяла в доме все замки и выставила на порог чемоданы с вещами изменника. Пришлось немецкому донжуану №1 переезжать в другой особняк...

Если, став главой государства, Шредер начал искать свой путь улучшения жизни немцев, то Дорис отдала немало времени поискам своего образа первой леди. Для начала она пыталась заняться благотворительностью, сконцентрировав усилия на создании терапевтических центров для юных наркоманов и научных исследованиях по поиску лекарства против СПИДа. Потом плотно занялась домашним хозяйством — фрау Шредер очень много времени посвятила обустройству берлинской виллы, где намеревалась создать салон для общения со звездами спорта, искусства и бизнесменами. Этими “мелкими” заботами она навлекла на свою голову гнев немецких феминисток, требовавших от первой леди активного участия в политике. Г-жа Шредер отбивалась вяло, в том духе, что феминизм немоден и всем порядком надоел.

В итоге по прошествии времени Дорис предпочла вернуться к своим прямым профессиональным обязанностям журналистки. Сейчас она работает на радиостанции и живет... отдельно от супруга в Ганновере. Шредер же каждый день шлет жене с курьером письма “о любви и нежности, войне и мире, центральном банке и Европейском союзе”. Во всяком случае, так утверждает его пресс-служба.

А на немецких кухнях судачат, что между супругами пробежала черная кошка. Причина? Дорис пошла по пути своей предшественницы Гельтруды и решила привить мужу здоровый образ жизни. Она направо и налево раздавала интервью о том, что Герхард сильно растолстел, но теперь пришла пора взяться за ум, вернее, за тело. Фрау Шредер посадила мужа на безалкогольную диету, заставила не есть больше жирный сыр, макароны и хот-доги и периодически сообщала прессе новости типа: “Герхард уже сбросил 3 килограмма”. Ему пришлось заняться спортом — по крайней мере Дорис, которую журналисты однажды застали бегающей трусцой в парке, заявила, что мужу следует почаще проявлять бойцовские качества в теннисе и футболе... Возможно, такая активность жены Шредеру не понравилась.

Чем бы ни закончился брак главы государства и корреспондентки, он уже наложил свой отпечаток на мировую политику. По слухам из Лондона, супруга британского премьера Шери Блэр стала во всем подражать своей молодой немецкой “подруге по счастью”: в одежде, прическе и манере держаться. Ну а канцлер пережил немало щекотливых минут. Например, когда бывший муж Дорис, закончив интервью с ним, попросил: “предать привет нашей общей дочери”.

“Пусть говорят, что хотят, — вещает сама Дорис по поводу маловероятной верности многократно женатого мужчины. — Да, я его четвертая жена. Ну и что? Сколько политиков есть, женатых единожды и навсегда, — и разве это определяет их честность и благородство?” В любом случае, нынешний брак Шредера выглядит... как бы это выразиться... очень по-человечески. И лишний раз доказывает, что не боги горшки обжигают. И что правят нами тоже отнюдь не боги.




Партнеры