Кремлевские спирали

31 января 2001 в 00:00, просмотров: 317

Хотя понедельничная встреча президента Путина с журналистами и менеджерами телекомпании НТВ возникла почти случайно — ВВП сам увидел обращение Светланы Сорокиной с просьбой о встрече во время выпуска новостей, — обе стороны готовились к ней весьма тщательно. По сути дела, нерешенным сейчас остается лишь один вопрос — как долго Евгений Алексеевич Киселев может оставаться гендиректором компании. Уже совершенно ясно, что ни Гусинского, ни Малашенко в совете директоров ни компании, ни холдинга не будет. Также очевидно, что государству не удастся превратить НТВ в дубликат первого и второго каналов. Поэтому единственная “точка перегиба” — это персона Евгения Киселева. Для Кремля он является “лицом многолетнего конфликта”. Для тех, кто пришел к президенту в понедельник, Киселев во главе канала — одна из гарантий их нормальной работы.

В процессе подготовки к встрече и с той и с другой стороны было придумано несколько “домашних заготовок”. НТВшники хотели, с одной стороны, показать абсолютное единство журналистов и менеджмента компании. Поэтому список “депутатов” отбирался весьма тщательно. Татьяна Миткова, вызов которой на допрос и стал как бы первопричиной встречи, изначально в “состав делегации” включена не была, и поэтому Кремлю пришлось специально попросить, чтобы она приехала на встречу с президентом. Из тактических соображений тележурналисты хотели попросить президента за финансового директора “Медиа-моста” Антона Титова, у которого два месяца назад умер отец и сейчас болеет мать и который уже несколько недель находится в Бутырках. Кроме того, телевизионщики были согласны признать, что в материалах НТВ бывают эмоциональные перехлесты, но это связано прежде всего с тем давлением, которое на них оказано.

Вторая заготовка журналистов оказалась не очень удачной, потому что президент тут же спросил, означает ли это, что ему предлагают торг — за то, чтобы журналисты были “мягкими и пушистыми”, он должен “отозвать прокуратуру” и помочь в решении финансовых проблем. К такому торгу, как сказал Путин, он не готов. И журналистам пришлось объяснять, что президент неправильно их понял. Речь идет не о предложении сделки, а лишь о констатации факта: “Нам больно, мы кричим”.

У Кремля были свои стратегические и тактические планы. Во-первых, многие сотрудники администрации были уверены, что эта встреча вообще не нужна, во-вторых, что у менеджмента НТВ наверняка была надежда договориться во время встречи с Путиным по финансовым проблемам. Поэтому Путин специально ознакомился с цифрами и ситуацией по долгам НТВ. При этом он не собирался сам поднимать этот вопрос. Но в процессе разговора он сам несколько раз называл разные цифры, показывая свою высокую осведомленность. Второй стратегической линией президента было продемонстрировать высокое личное уважение к журналистам. Президент хотел показать, что никаких претензий к творческому коллективу быть не может. Другое дело — менеджмент. Как рассказывают участники встречи, было практически невооруженным взглядом заметно, что Путин плохо переносит Евгения Киселева. Когда под конец разговора Евгений Алексеевич начал подводить итоги, президент буквально отвернулся от него, уткнулся в стол и стал рисовать в блокноте какие-то спирали.

Возможно, такая реакция на Киселева журналистами предполагалась, потому что между ними заранее была договоренность, что Киселев начнет говорить первым. Сразу после того как все сели за стол, Путин действительно сделал Киселеву предложение начать разговор. Но тот отказался. И когда начал Виктор Шендерович, который поинтересовался, насколько эта беседа может быть “взаимным пиаром”, а насколько — откровенным изложением своих позиций, президент заявил, что его интересует именно откровенное изложение позиции. После этого журналисты убеждали главу государства в том, что абсолютно независимы от Гусинского, а он их — в том, что прокуратура абсолютно независима от него.

Касаясь прокуратуры, Путин во время разговора признал, что она “перегнула палку”, что публиковать данные о ссудах журналистам было нельзя. А после общей встречи даже принес извинения Митковой за вызов на допрос. Судя по тому, что генпрокурор Устинов, утром побывавший у президента, вечером уже каялся на ОРТ, мнение президента все-таки оказалось для него значимым.

По мнению некоторых кремлевских чиновников, некоторые участники встречи (читай: руководители НТВ) уходили из Кремля с достаточно огорченными лицами. По их мнению, это связано с тем, что решить финансовые вопросы или получить гарантии на неснятие Киселева с поста гендиректора не удалось. Впрочем, судя по выпускам информационных программ НТВ, которые от раза к разу все больше сосредоточивались на единстве журналистского коллектива и руководства (Евгений Алексеевич даже делал свое заявление прямо в корреспондентской), надежда на благополучный исход еще живет.

По мнению пресс-секретаря президента Алексея Громова, встреча президента с журналистами телекомпании НТВ оказалась безусловно полезной. Хотя бы потому, что не только президент смог пообщаться с представителями творческого коллектива телекомпании, но и многие журналисты получили личное непосредственное впечатление о Путине. Но ждать прямых результатов от подобных встреч не всегда правильно.



Партнеры