Альфред Кох: Киселев мне нравится... как журналист

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 628

По словам руководителя “Газпром-медиа” Альфреда Коха, никакого конфликта власти и телекомпании НТВ нет. Есть только вопрос кредитора и должника, который решается цивилизованным юридическим путем. Искреннее ли это убеждение или игра на публику — судить нашим читателям.



— Какова будет судьба арестованных судебными приставами 19% акций НТВ?

— У “Газпром-медиа” в силу ряда обстоятельств возникло право приобрести эти акции за 61 миллион долларов. Я не услышал ни одного аргумента от своих оппонентов, почему мы должны от этого права отказаться. Нам говорят: “Давайте продадим акции Соросу. Он больше заплатит”. О’кей. Меня это устраивает. Я возьму за 61, а продам Соросу дороже. Почему я должен отказаться от этой разницы в пользу Гусинского? Нам говорят: “Сделка, которую предлагает Тернер, более объемна: он хочет купить акции и других компаний Медиа-холдинга. Но пока это только слова. Покажите мне хоть один юридический документ, где сказано, что Тернер на самом деле готов это сделать. Нет предмета для обсуждения. Поэтому мне непонятна позиция сотрудников НТВ. Их волнует свобода слова? Я им говорил, и неоднократно: никто вас не тронет и вмешиваться в редакционную политику не будет. Они посчитали это недостаточным. Теперь президент им об этом сказал. Какие еще могут быть гарантии?

— По-вашему, получается, что с Кремлем воюет один только Киселев, а все остальные готовы идти с властью на мировую?

— Я этого не утверждаю. Я считаю, что они воюют сами с собой: сами себе придумывают врагов и блестящим образом их побеждают.

— Власть играет с НТВ в кошки-мышки, возбуждая с помощью прокуратуры судебные дела сразу после антикремлевских репортажей в “Итогах”.

— Мы хоть раз сказали: “Прекратите эти репортажи, тогда мы прекратим судебные дела?” Не было такого.

— Но вы согласны, что кампания против “Медиа-Моста” выглядит очень избирательно? С таким же успехом можно было бы возбуждать дела против ОРТ или РТР.

— Не знаю, я к этим кампаниям не имею ни малейшего отношения.

— Когда вы пришли последний раз на НТВ в программу “Герой дня”, вы почувствовали, что находитесь во враждебном окружении?

— Да нет, у меня там было нормальное интервью. Ведущая Максимовская ходила за мной хвостиком и угрожала коллективной отставкой, пытаясь меня спровоцировать, но я не поддался. Для меня визит в “Герой дня” был неожиданным, да они и сами не рассчитывали, что я приеду. А я приехал.

— Но НТВ создано не вами. Вы же приходите на готовое.

— Не согласен. Конечно, создавалось НТВ под руководством Гусинского. Но создавалось на деньги прежде всего “Газпрома”. Во всем мире считается нормальным, когда бизнес принадлежит тому, на чьи деньги он создается. Разве это нелогично? Господин Гусинский выстроил взаимоотношения с “Газпромом” таким образом, что получил деньги в виде займов, кредитов или гарантий, и в конечном итоге, когда эти займы перестали возвращаться, все это обернулось потерей им контроля над компанией. Да, создан абсолютно дееспособный продукт. Ну и что? Вот мы и хотим этот продукт забрать.

— Но если взять “Газпром” в целом, вопросов по его кредитоспособности будет не меньше, чем к “Медиа-Мосту”.

— Я не комментирую состояние своего акционера. Считаю это некорректным.

— Сейчас вы занимаетесь медиа-бизнесом. Но разве когда-либо раньше вы себя как-то проявили в этой сфере?

— А я не собираюсь заниматься медиа-бизнесом. Вот Максимовская все время пыталась язвить, сообщая мне, что я теперь руководитель НТВ. А я ей повторял, что я не руководитель НТВ, а акционер. Я сказал: “Вы так свыклись с тем, что акционер может являться руководителем, и никак не можете понять, что эта ситуация ненормальна”. Для руководства НТВ будут наняты новые менеджеры — это правда.

— Раньше вы говорили, что хотите сохранить менеджмент НТВ. Теперь заявляете прямо противоположное.

— Нынешние менеджеры останутся, если только этого захотят. Нет проблем. Они вполне профессиональные люди. Меня же прежде всего интересует финансовый менеджмент. Здесь мы будем разбираться. Это лишний раз подтверждают результаты аудита, который проводила компания “Прайс-ватерхаус”. А в редакционную политику мы лезть не будем.

— Но вы же понимаете, что это нереально. Если Киселева не выберут вновь гендиректором, он же не останется вести “Итоги” под вашим контролем.

— Я хочу понять, какие могут быть основания у уважаемого господина Киселева отказаться от предложенной ему должности.

— Он для вас действительно уважаемый господин?

— Я считаю, что он хороший специалист. Как журналист он мне нравится. У него качественные передачи. Если он считает себя сотрудником НТВ, которому всего лишь нужно создать условия для работы, то это одна ситуация. Тогда я готов выслушать те условия, на которых он готов работать. Но если он воспринимает себя неотъемлемой частью “Медиа-Моста” и согласен работать, если контрольный пакет акций будет только у Гусинского, то это уже тяжелый случай.

— Может, вами движет личная обида на Гусинского за то, что он раскрутил “Дело писателей”?

— Оставим в стороне мои личные обиды. Я вел абсолютно цивилизованные переговоры, предлагал хорошие сделки для “Медиа-Моста”. В конечном итоге было подписано мировое соглашение, которое они оценивали очень даже положительно.

— У вас не было сговора с “Дойче банком” против “Медиа-Моста”?

— Я считаю, что нет. Это сплошные натяжки. Мы взаимодействовали с “Дойче банком” ровно так, как было прописано в соглашении от 17 ноября, которое подписал и “Медиа-Мост”. А министр печати Лесин встречался с представителями “Дойче банка” уже после того, как договор прекратил свою силу.

— Это правда, что после первого варианта подписания мирового соглашения к вам ночью на дачу приехал Лесин, посланный Путиным?

— А какое это имеет отношение к теме нашей дискуссии? Соглашение состоялось, оно подписано и не было выполнено не нами, а “Медиа-Мостом”.

— Но, кажется, вас вполне устраивал тот вариант, а потом на вас из Кремля надавили.

— Ничего подобного. Просто за день до подписания мирового соглашения против господина Гусинского возбудили уголовное дело.

— Странное совпадение.

— Не знаю. Но для нас это была досадная вещь. Мы не хотели, чтобы Гусинский отказался от своего соглашения, как он это сделал прошлый раз, мотивируя, что все подписал под дулом пистолета. Поэтому в новом варианте договора мы сделали так, чтобы Гусинский перестал быть стороной соглашения. Ведь странно получается: еще два месяца назад Киселев восторгался содержанием этого соглашения и говорил, что к “Дойче банку” у него нет никаких претензий, а теперь вдруг говорит прямо противоположное.

— После встречи журналистов НТВ с Путиным Киселев сказал, что вы подъехали к Кремлю, но, увидев здесь множество народа, испугались и ретировались.

— Ничего я не испугался. Я увидел огромное количество камер, группу журналистов из 11 человек, понял, что это их бенефис, и решил не мешать этому празднику жизни, а въехал в Кремль через другие ворота.

— Вы приехали в Кремль, чтобы быть начеку, если Путину понадобится ваша помощь?

— Нет, у меня там была деловая встреча. К тому же я не был в том корпусе, где президент принимал НТВшников.

— У вас есть какие-то претензии по программам, которые выпускают на НТВ?

— Я в этом вообще ничего не понимаю.

— А дома вы НТВ смотрите?

— Я вообще почти не смотрю телевизор, у меня для этого очень мало времени. Разве что только новости. А в выходные предпочитаю смотреть “НТВ Плюс”. Там очень хорошие каналы: “Наше кино”, боевики крутые показывают. Новостийные программы НТВ мне нравятся, а “Итоги” очень неровные. Например, почему они столько времени уделили делу Бородина и почти ничего не сказали о тех поправках к Уголовному кодексу, которые президент сначала внес, а потом отозвал? Или почему они только скороговоркой упомянули о частичном введении Думой частного пользования на землю? Про себя, любимых, они могут говорить все время, а про важнейший для страны вопрос, который, между прочим, привел к революции 17-го года, — считанные минуты.

— Вы бы хотели, чтобы звезды типа Сорокиной и Митковой остались на НТВ?

— А я думаю, так и будет.

— Но они дают понять, что при новом собственнике могут уйти с канала.

— Тогда, конечно, появятся проблемы. Ну что ж, будем инвестировать в новых звезд. Нынешних звезд НТВ раньше же тоже никто не знал.

— Но в таком случае вас назовут человеком, который развалил лучший канал страны.

— Еще раз повторяю, разваливать канал никто не собирается. А если кто и разваливал, то не я, а те, кто проводил непродуманную кредитную политику и создал из НТВ финансовую пирамиду.

— На программе “Глас народа” Евгений Киселев сказал, что отношение людей к вам всегда будет негативным, потому что вы пользуетесь дурной репутацией.

— Я своей репутацией никогда не занимался. Это Киселев должен смотреть на себя со стороны, он же у нас властитель дум. Но среди тех людей, чье мнение для меня важно и значимо, у меня достаточно хорошая репутация.



Партнеры