ТУРНИР ПОЭТОВ

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 176

  Какой будет поэзия нового века, предсказать невозможно. Поэты всегда появляются как “незаконные кометы в кругу исчисленных светил”, если процитировать высокую классику. Но мы уверены, что поэзия XXI века будет прекрасной и непредсказуемой, иной она быть просто не может! А сегодня — после Нового года, Рождества по российскому времени, Старого Нового года и Нового года по восточному календарю — мы начинаем наш Турнир поэтов уже в новом веке. Желаем всем нашим соискателям вдохновенья и удачи.

     Борис КУРОЧКИН,

     человек интересной судьбы:

     в 60-е годы он входил в сборную СССР по боксу, затем более двадцати лет работал в МИДе дипкурьером. В 1991 году издал книгу

     “Я — дипкурьер”. Сегодня готовит к печати книгу стихов и прозы

     “Навек останусь дипкурьером”.

    

     НО ЕСЛИ ТОЛЬКО...

     Цветы и кровь,

     Цветы и кровь, —

     Так в мире

     Царствует любовь:

     То свет небес,

     То бездны мрак —

     Всегда так было,

     Будет так.

     Но если —

     Только лишь цветы,

     Но если —

     Только божий свет,

     Моя любовь,

     Поймешь и ты:

     Меня на свете больше нет.

     11 декабря 1988 года

     Панама—Лима

     n n n

     И не ученый, и не премьер —

     Советский (в прошлом) дипкурьер.

     И не учил, не призывал...

     Работал, книгу написал,

     Где радость жизни, боль сердец,

     Где лжи — ни капли, наконец.

     n n n

     Словно не было годов

     Этих тридцати,

     Не ищу я нежных слов —

     Плещутся в груди.

     Ты, как прежде, хороша,

     Застывает взгляд

     На тебе, моя душа,

     День какой подряд.

     Те, кто любит и любим,

     Вечно молоды.

     Проживу всю жизнь таким —

     У меня есть ты,

     Моя радость, моя страсть,

     Ты люби меня.

     Без тебя могу пропасть

     На закате дня.

     23.01.99 г.

     г. Санта-Моника,

     Калифорния.

     Галина НЕРПИНА,

     московская поэтесса,

     закончила философский ф-т МГУ,

     автор двух стихотворных книг,

     лауреат литературной

     премии “Венец”

     Союза писателей Москвы.

     МАРИЯ СТЮАРТ

     Полюби же меня, полюби!

     Так палач выполняет работу.

     Нас еще поведут на цепи

     По дрожащему эшафоту.

    

     В этой комнате стены грубы —

     Как слепая земная порода.

     От подобной родятся любви

     Или гении, или уроды.

    

     Этой страсти страшней — ничего.

     Ничего не останется — кроме...

     Драгоценный осколок ее

     Засверкает в английской короне.

     ЭЛЕГИЯ

     Ты говорил, что с разными людьми

     Ты рвал внезапно

     и сходился тоже.

     Тогда меня покрепче обними.

     Конец рассказу. Мы с тобой похожи.

     Но сумрак старомодного жилья

     Тебя хранит своей усмешкой барской.

     Метель и гипс морозного белья

     Ты зарифмуешь в речи тарабарской.

     Ты, в одиночество зарывшись

     с головой,

     На собственный манер

     сей мир устроил.

     Покой и воля, воля и покой...

     Тебя напрасно Пушкин успокоил.

     Ведь есть тоска, привычка и грехи.

     И есть любовь, которая уходит.

     Поближе сядь, подвинь чуть-чуть стихи.

     Дурная голова — к плохой погоде.

     n n n

     Слава Богу, что так плохо:

     Хоть теперь не вру.

     Счастье выдоха и вдоха

     На сыром ветру!

     Из реального засранства

     Теледураков —

     В идеальное пространство

     Водки и стихов.

     n n n

     Не любишь? — Вот так удивил!

     А ты и раньше не любил.

     Ведь мы случайно были вместе.

    

     Иди! — А я уж как-нибудь.

     И пепел не забудь стряхнуть,

     Вон на плече,

     на видном месте.

     Сергей КАРАТОВ,

     московский поэт,

     живет на Хорошевском шоссе, автор пяти книг, занимается резьбой по дереву и садоводством.

     ВИДЕНИЕ

     Явилось и промолвило: не мешкай,

     отбрось и лень, и негу, и уют...

    

     Вон Пушкина — по строчке,

     по усмешке,

     по трости и цилиндру узнают.

    

     Упорство ли, судьбы ль

     предначертанье,

     обыденным ли жажда пренебречь —

     там каждая строфа восходит к тайне,

     там каждый жест обожествляет речь.

    

     С живыми слава чуточку лукавит:

     поэзия вне рамок и опек —

     то воспарит она в умах, то канет,

     явив златой или железный век.

     n n n

     Те девушки которых мы любили

     которых мы конечно не забыли

     им прямо скажем очень повезло...

     поскольку мы их юными запомнили

     нетленными — пока в чести стихи

     и все страницы памяти заполнили

     их волосы улыбки и духи

     Александр ВОЗНЕСЕНСКИЙ,

     московский поэт и журналист.

     ПОУЧЕНИЕ

     Человек состоит из клеток

     потом из хороших отметок

     из насморка и таблеток

     пипеток

     Верста состоит из саженей

     Таблица из умножений

     из выражений

     сужений

     движений

     Куст состоит из веток

     Колония из малолеток

     Дерево из ствола

     Из чего состоит зола

     Решения из свершений

     Сражения из поражений

     Народ из размножений

     брожений

     Мятущееся на воле

     состоит из любви и боли

     Кино состоит из глаз

     Будущее из нас

     ПУШКИН

     Есть огурчик и селедка

     и буханка хлеба есть!

     Выпьем, Пушкин! Где же водка?

     Только что стояла здесь...

     ВАТА

     В полуночной плотной вате

     раздаются голоса

     все мелькают чьи-то лица

     На другом конце кровати

     двум ногам моим не спится

     В тишине гремят ресницы

     громко хлопают глаза

     И шуршат-шуршат страницы

     без начала и конца

     ЧУЧЕЛА

     Чучела птиц

     в сухих ладонях деревьев

     стынущий зимний день

     ЯНВАРЬ

     Январь. И снова о погоде

     мне скажет радио с утра.

     Я помню: что-то в этом роде

     со мной случалось и вчера.

     И мягкий снег в ладонях таял,

     и мне хотелось угадать,

     о чем тот пес соседский лаял,

     ведя хозяина гулять.

     ВСЕ ЦАРСТВА

     Бывший в прошлой жизни

     рыжей подвальной крысой,

     демон сих городских

     проржавевших высей,

     я взмываю в коптящих асфальтом струях эфира,

     я хочу показать тебе с крыши

     все царства мира.

     Я нашел тебя в пыльной глуши

     опаленных предместий,

     где заборная надпись

     как призрак последних известий,

     где-то между горящих помоек

     и тлеющих свалок,

     гаражей, пустырей, миражей

     недокинутых палок.

     Только что ты увидишь,

     что значит воля без тела?

     Кто-то должен решиться,

     раз уж дошло до дела.

     Ты заполнишь собою мою

     раскаленную крышу!

     Говори, не молчи, подожди...

     Я тебя не слышу.

     Даль пустынна, туманна,

     а может, ее нет в помине.

     Подо мной, надо мной, сквозь меня — проплывает мимо

     город, придавленный тополиным

     пухом.

     Я один. Проповедую мухам.

    

     Людмила ОСОКИНА,

     принцесса поэзии

     одного из устных выпусков турнира поэтов на празднике “МК”

     в Лужниках, предлагает

     текст своей песни, на которую еще не написана музыка.

     Ау, композиторы!

     n n n

     Звездами усыпан мой путь...

     Они, словно тернии, изранили ноги.

     Если можно было б куда-то свернуть,

     Но знаю, что нет для меня

     другой дороги.

     Розами усыпан мой путь...

     Шипы их пронзительные

     впиваются в ноги,

     Но боль я стерплю,

     стерплю как-нибудь,

     И кровью своей я украшу дороги.

     Любовью отмечен мой путь...

     И острые стрелы ее пробили мне

     сердце...

     Но я попытаюсь хотя бы вздохнуть,

     Дыханьем своим постараюсь

     согреться.

     А я все иду, иду на восток,

     Но солнечный диск в дымке

     спрятался серой...

     Так долог мой путь, и так одинок

     По звездам и розам,

     с любовью и верой.

    



Партнеры