Благодать из сказки

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 182

Статья Александра Минкина “ГОЛОСУЙ — НЕ ГОЛОСУЙ...” (“МК” от 15.01.2001) вызвала множество откликов. Предложение Минкина отменить выборы кому-то показалось возмутительным и абсурдным, кого-то заставило задуматься.

Ниже мы публикуем отклик Александра Паникина, известного предпринимателя и публициста.



Хотелось бы возразить Александру Минкину по нескольким пунктам:

I. При демократии принципиально невозможно выбрать нормального руководителя — честного и компетентного. Отсюда вывод автора: руководителей необходимо назначать, тогда на общество не будет сыпаться вся грязь, изначально присущая борьбе за власть в российском исполнении. Причем Александр Минкин опровергает систему выборов в принципе — приводимый пример с выбором Президента Земли (ПЗ), казалось бы, подтверждает этот тезис, так как людей, живущих в дикости и отсталости, на Земле значительно больше, чем цивилизованных, что при свободных выборах делает их победу неизбежной.

Начнем с последнего утверждения. Приводимый пример некорректен, так как население Земли в принципе не может выбирать себе президента, потому что не является обществом. Общество — это объединение людей, имеющих общую систему ценностей и соответствующие общие цели, для достижения которых необходим лидер. Следовательно, арифметические показатели в данном случае не определяют ситуации.

Теперь что касается альтернативы — “метода назначения”. По Александру Минкину получается, что выбрать нормального руководителя с помощью демократических процедур, то есть опираясь на мнение большинства народа, невозможно. И он предлагает формировать власть не через выборы, а по желанию руководства страны. Но Минкин не отвечает на главный вопрос — откуда возьмется верховная власть, которая будет назначать нормальных руководителей. Такая благодать возможна только в сказке, где текут молочные реки с кисельными берегами, а в реальной жизни мы это уже проходили в брежневское время и пришли к полному загниванию власти.

II. Россия и ее народ в настоящий исторический момент к выборам не готовы. Более того, выборы нам вредны.

Дело в том, что у народа на самом деле нет выбора. Сегодня в политической сфере не обозначена социальная сила, способная предложить реальную программу действий и встать у руля общества. В политике, как и во всей жизни страны, доминирует бюрократия, которая приспособилась к новым условиям и даже улучшила свое положение, научилась манипулировать демократией и тем самым упрочила свою власть.

Демократия — это партнерские отношения между властью и обществом. Наша демократия — это партнерские отношения между бюрократией, обслуживающими ее политиканами и номенклатурным бизнесом. Народу в этом альянсе места просто не оказалось, так как цель этого партнерства — паразитизм на теле общества. Все мерзости нашей жизни происходят оттого, что этот союз не имеет альтернативы.

Для того чтобы ситуация изменилась, необходимо противопоставить этому паразитическому союзу — новый, способный покончить с властью разложившейся бюрократии и создать необходимую по качеству власть. Этот союз — народа и появившейся за 10 прошедших лет новой социальной силы, неноменклатурных предпринимателей, — возможен.

Необходимо ответить на вопрос: почему эта новая социальная сила будет действовать во благо общества? Ответ очевиден:

1. Эти предприниматели не участвовали в приватизации, не получали бюджетных денег, не пользовались властными ресурсами — и тем не менее, на голом месте, создали реально действующие предприятия, которые дают работу людям и продукцию обществу. Главное достоинство таких предпринимателей — они всегда создают ресурсы, тогда как номенклатурные предприниматели могут заниматься бизнесом, только получая: госсобственность, налоговые льготы, властную поддержку... В результате они всегда дают обществу меньше, чем получают. Поэтому ресурсы общества только уменьшаются, что и наблюдается в последние 10 лет.

2. Свободные предприниматели — это единственная социальная сила, которой власть не нужна для обогащения. Они и без властных рычагов способны зарабатывать деньги, и единственное, для чего им нужна власть, — превратить окружающую их “помойку” в такое же ухоженное место, как их собственное дело.

3. Свободные предприниматели создавали свое дело, ведя каждодневный бой за выживание с паразитирующей на теле общества властью. И это — не считая конкурентной борьбы. Поэтому только такая социальная сила способна разрушить бюрократическое царство.

4. И самое главное — новая экономическая элита уже имеет качественный кадровый потенциал, который может быть призван для управления обществом, на основе которого могут сформироваться новые по качеству элиты — политическая, интеллектуальная, бюрократическая, — также необходимые обществу.

III. Парламентаризм вреден.

В условиях тотального господства бюрократии вреден не только парламентаризм, но и вся политическая деятельность, которая служит прикрытием для всевластия чиновников. Настоящий парламентаризм необходим для того, чтобы согласовывать общие цели, обеспечивать ресурсами и контролировать процесс их достижения. Если же цели власти не выходят за рамки ее корыстных интересов, парламентаризм, разумеется, вреден, так как обеспечивает легитимность именно таких интересов.

Сейчас для российской элиты наша демократия — это ритуал, а отнюдь не технология управления, а для народа — вообще балаган. Однако другого способа насильственного изменения существующего положения, кроме как через демократические выборы, нет. Несмотря на все извращения, демократия дает принципиальную возможность мирным путем, то есть с наименьшим ущербом для общества, заменить власть. Но всем нам необходимо понять: для этого нужен гигантский труд. Требуется создать соответствующие ценностям общества мировоззрение и идеологию, сформулировать общие цели и консолидировать общество на их достижение, а главное и самое трудное — провести соответствующую организационную работу для того, чтобы убедить большинство народа, что предлагаемый путь — правильный. Такая задача по плечу только новой социальной силе, а не отдельным “чудотворцам”. И если предлагаемая программа будет правильной, ее идеи будут обязательно (сознательно или интуитивно) восприняты обществом. Только тогда на выборах можно будет избрать тех, кто действительно сможет повести страну вперед.

Сама констатация А.Минкиным факта ненормальности наших выборов очень важна, так как это основная болевая точка российского общества, и это явление как раз говорит о том, что нет программы, которая бы поддерживалась обществом.

IV. Пример с генералами. Очевидно, что результат деятельности генералов во власти печален, но по-прежнему генералов продолжают выбирать, и причина этого непонятна.

Генералы, тем более советские, не подходят даже для авторитарной системы управления, не говоря уж о демократической. Просто потому, что они специалисты по ведению боя, а не по управлению. И единственное, чем они занимаются во власти, — ищут “врага” и ввязываются с ним в бой. При этом сами генералы в силу своей профессии не могут ни создавать новые, ни эффективно использовать находящиеся в их распоряжении ресурсы. В результате под таким командованием гражданское общество обязательно нищает. Тем более что система управления современным обществом со времени успешных генеральских карьер во власти (Де Голль, Пиночет) значительно усложнилась. Что касается успехов генералов на выборах, то генералы в глазах народа — последняя надежда. И это естественно, так как “штатские” показали себя мошенниками и мерзавцами. Но итог деятельности генералов на руководящих постах очевиден, и не за горами то время, когда станет понятно, что военные страну не спасут. Необходимо готовиться к новому этапу и консолидировать общество на базе новых идей.

Кроме того, можно сказать, что такое положение сложилось потому, что производительные элиты — экономическая и интеллектуальная — находятся в одинаковой ситуации. Экономическая — загнана “в тень” и в глазах народа ассоциируется со связанными с чиновниками “предпринимателями”, то есть теми, кто безудержно обогащается за счет общества. Интеллектуалы вообще представляют из себя жалкое зрелище, так как выступают в качестве приживалок у зажравшейся бюрократии.

V. ЦИК стал наглым силовым департаментом.

Это естественно, так как избирательные комиссии — это главный инструмент, обеспечивающий в условиях российской “демократии” дальнейшее сохранение власти чиновничества. Бюрократия тешит себя надеждой, что, манипулируя результатами выборов и зажимая в тиски политический процесс, можно переиграть всех и перевести ход исторического процесса в безопасное для себя русло. Наивные надежды! В современных условиях у власти нет возможности контролировать информацию в степени, достаточной для того, чтобы представлять происходящее в России справедливым, а любую мерзость — благодеянием. Именно поэтому на выборы тратится все большее количество денег: только таким способом можно внушить обществу представление о честности и компетентности кандидатов. В результате во власть начинают попадать уже совсем неэффективные субъекты, и положение общества ухудшается.

В такой ситуации шулерские подходы будут только озлоблять народ и все дальше отторгать население от власти. В результате внутренние проблемы будут нарастать — демографические, экономические, социальные, военные... Ослабление общества будет приводить к усилению экспансии внешнего мира. В конце концов, нарастающие внутренние проблемы приведут к такой слабости и загниванию, что Россия не сможет противостоять этому давлению и будет расчленена и присоединена (в той или иной форме) к более сильным цивилизациям. Так что историю обмануть не удастся: за все ответит российское общество. Если мы не сможем дать возможность действовать новой силе и модернизировать власть, то Россия неминуемо сойдет с исторической сцены.

Комментарий Александра МИНКИНА

Отвечаю по пунктам:

I. Александр Паникин утверждает, что “население Земли не может выбирать себе президента, потому что не является обществом. Общество — это объединение людей, имеющих общую систему ценностей...”.

Население Земли безусловно является обществом. Население Земли имеет и общую систему ценностей, и соответствующие общие цели. Это слабо проявляется, но если бы возник внешний враг (марсиане), то консолидация произошла бы мгновенно. В этом смысле и население России не является обществом до тех пор, пока не видит общего врага. Чтобы объединить население России для достижения некоей цели (например, выборы лидера), нам создают внешнего врага (например, исламских террористов). Демократия ли это?

Паникин пишет, что я не отвечаю “на главный вопрос — откуда возьмется верховная власть, которая будет назначать нормальных руководителей”.

Власть останется такая, какая есть. Но она будет вынуждена отвечать за действия своих назначенцев. А теперь она (власть) говорит замерзающему народу: это же ты выбрал такого губернатора, не жалуйся.

(В скобках добавлю: действия замерзающих в Приморье представляются, мягко говоря, странными. Люди перекрывают дороги — то есть продолжают мерзнуть — вместо того, чтобы захватить теплые обкомы (или как они там теперь называются) и теплые квартиры своих избранников. В Ингушетии в каждом доме живут беженцы из Чечни, иногда десятки человек. Ни разу не слышал, чтобы губернатор, мэры и прочие живущие в тепле приморские начальники поселили у себя хоть кого-нибудь. Странность, чтобы не говорить “безумие”, заключается и в том, что замороженные дома упрямо называют размороженными. “Разморозить” по-русски означает отогреть, растопить. Когда замороженную батарею не только вороватые чиновники, но и журналисты называют размороженной, возникает чувство, что это переворачивание русского языка вверх ногами имеет некую цель.)

II. В отклике говорится о “новой социальной силе”, которая “будет действовать во благо общества”. Он только не пишет, как это случится, что нынешняя власть уступит (!) место новой силе.

III. Паникин пишет: “Несмотря на все извращения, демократия дает принципиальную возможность мирным путем заменить власть”.

Демократия дает, это известно. Но в том-то и дело, что у нас под вывеской “демократия” существует нечто принципиально иное. Для краткости сошлюсь на Козьму Пруткова: если на клетке осла написано “Орел” — не верь глазам своим. Это значит — не полетит. Даже после многолетних усилий — не полетит. Думать, что “извращенная демократия” превратится в демократию, все равно что надеяться, будто изощренная ложь со временем станет правдой.

А в остальном я с Александром Паникиным совершенно согласен.



Партнеры