Когда финансы поют: “Романцев!”

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 363

Мы видим, как бьет по воротам Титов. И как прыгает за мячами Филимонов. Знаем, как быстро бегает по флангу Тчуйсе. И как классно играет головой Маркао.

Мы знаем, как зовут жену Ковтуна. И про дочку Сметанина уже разведали.

Мы в курсе последних трансфертных находок “Спартака”.

Мы даже можем подчас угадать, какую замену через пару минут сделает Олег Иванович Романцев.

А вот финансовая, понимаешь, деятельность лучшего клуба России для нас — тайна за семью печатями. И что за человек в “Спартаке” ею ведает — многие болельщики не в курсе. Несправедливо, решили мы. И — отправились в гости к Юрию Заварзину. Генеральному директору футбольного клуба “Спартак”.

Итак, просим любить и жаловать: Заварзин Юрий Владимирович, родился 11 января 1953 года, образование высшее юридическое. Бизнесом занимается с 1985-го. Сначала организовал ресторан, потом наладил производство различных технических изделий (комплектующие получал из Италии).

— А вы богатый человек? — перво-наперво спрашиваем мы Заварзина.

— Не скажу, что очень богатый, — честно отвечает Юрий Владимирович, — но и не нищенствую. А в “Спартак” пришел не для того, чтоб карман набить, а чтобы зарабатывать деньги для клуба.

“Вот какой молодец!” — думаем мы. И глядим на украшение заварзинского кабинета — громадный портрет Николая Петровича Старостина. Одного из отцов-основателей “Спартака”. Да и сам-то офис клубный, кстати говоря, расположен на Спартаковской улице.

— Юрий Владимирович, это что, случайно так получилось?

— Конечно, нет. Вообще-то в этом районе я занимаюсь коммерцией уже давно — лет пятнадцать. Знаю здесь каждый пятачок, каждый уголок. И с Романцевым мы много раз на эту тему говорили: хорошо бы, мол, клубу квартировать именно на Спартаковской! И вот — мечта осуществилась. К тому же место здесь — святое. Елоховский собор рядышком...

“Нас консультируют два вице-президента известного банка”

— Генри Форд, если не ошибаемся, однажды сказал: “Я ничего не понимаю в автомобилях, зато я понимаю в людях, которые понимают в автомобилях”. Это мы к чему: вы скажите честно, в футболе разбираетесь?

— На уровне директора клуба — разбираюсь. Полюбил футбол еще мальчишкой, как и многие. Болел, естественно, за “Спартак”. И сам до сих пор играю. Но в чисто профессиональные вопросы никогда не лез и не лезу. Моя задача — заботиться о команде, делать все для того, чтобы люди играли и ни о чем постороннем не думали.

— Но уж в вопросах-то экономических или юридических вы, поди, любого за пояс заткнете!

— Знаете, я и сегодня не стесняюсь учиться, постоянно консультируюсь с авторитетными в своих областях людьми. Вникаю во все мелочи. Например, у нас есть договор с двумя прекрасными специалистами: один — финансист-международник, второй — юрист-международник. Естественно, их знания и опыт для меня очень важны...

— А что это за люди, интересно?

— Это — два вице-президента одного из очень авторитетных московских банков... Имена-фамилии? Могу отшутиться фразой из фильма “Иван Васильевич меняет профессию”: “Фамилии эти слишком известны, чтобы произносить их вслух”. Кстати, договор мы заключили не с конкретными лицами, а именно что с банком.

“Кроме автобуса, ничего не было!”

— Вот когда вы несколько лет назад пришли на работу в “Спартак”, что сразу бросилось в глаза?

— Никого не хочу обидеть или упрекнуть. Но хозяйственная деятельность была, что называется, на нуле. Вы знаете, положим, что всей собственности у клуба только и имелось, что один автобус. Всё! Даже те помещения, что мы занимали, были взяты в аренду. Включая старое клубное здание в Коптельском переулке...

Теперь у нас есть стадион “Алмаз”, два клубных офиса, база в Тарасовке с тремя полями (одно из них — с подогревом). А еще — готовится к вводу в эксплуатацию новая база в Голицыне. Всерьез намереваемся строить и стадион.

— Многие, откровенно говоря, в это уже не верят...

— Да, одно время нам мешали в этом вопросе. Но теперь уже подписаны документы, в которых четко обозначено: стадиону — быть! Начнем строительство в следующем году. Земля в районе метро “Ботанический сад” уже выделена...

— Город вам чем-то помогает? Кроме того что берет на себя, как явствует из официальных протоколов, “расходы по прокладке инженерных сетей и обустройству транспортных коммуникаций”?

— Конечно, помогает! Москва землю дает. Это — уже много. Если бы город не дал — пришлось бы платить... Территория будет принадлежать акционерному обществу, создаваемому с участием правительства Москвы, ФК “Спартак” и ряда инвесторов. Разумеется, на условиях аренды: частной собственности на землю у нас, как вы знаете, пока нет...

— Как будут распределяться акции в процентном отношении?

— Элементарно: сколько вложишь — столько и получишь. Потратил, допустим, 100 миллионов, при общей, к примеру, стоимости в 200 — значит, тебе 50 процентов акций. А потратил 50 — тебе 25 процентов.

— Это как понимать: стадион обойдется в двести миллионов “вечнозеленых”?

— Как минимум. А скорее всего, встанет еще дороже — миллионов в двести пятьдесят...

— А на какое количество зрителей будут рассчитаны трибуны?

— На 52 тысячи. Да, на многих матчах чемпионата России такая аудитория не собирается. Но есть еще международные игры, да и на некоторые встречи внутреннего первенства по 60 тысяч приходит.

“Берем пример с “Манчестер Юнайтед”

— Не понимаю тех, кто плачется: ах, какие мы бедные, никому не нужны! Я считаю, что всегда есть реальные способы заработать. У нас же — вторая лига вся сидит на бюджетных деньгах. Но когда-то это должно закончиться. Придут люди и скажут: “Ребята, почему мы должны выделять государственные средства на развитие вашего футбола?!”

Почему же так не происходит? Да потому, что футбол сегодня сильно увязан с политикой. Что я имею в виду? Многим губернаторам выгодно содержать при себе футбольные команды. Если, конечно, играют они прилично и народ на стадион ходит. Тогда губернатору успех на выборах практически обеспечен...

— И из чего сегодня складывается клубный бюджет?

— Во-первых — спонсорские деньги. От “ЛУКОЙЛА”. Название фирмы на спартаковских футболках — отменная реклама по всему миру. Еще неизвестно, кому это выгоднее: тому, кто берет деньги, или тому, кто дает... Мы “ЛУКОЙЛУ”, конечно же, очень благодарны. Полученные от этого концерна средства покрывают примерно треть нашего бюджета.

Во-вторых — трансфертные деньги. От продажи игроков. За Диму Хлестова, скажем, мы получили от “Бешикташа” около миллиона американских долларов... Ну а за Егора Титова и вовсе предлагаются космические суммы.

В-третьих — деньги за участие в Лиге чемпионов и за набранные очки. От УЕФА. К примеру, за одну победу команде полагается полмиллиона швейцарских франков.

В-четвертых — деньги от реализации билетов. До 98-го года мы очень много с этого получали. Больше миллиона долларов составляла чистая прибыль! И тут — кризис. 99-й год в этом плане стал просто провальным. В этом году ситуация уже потихоньку выправлялась...

Ну и в-пятых — деньги, полученные от реализации спартаковской атрибутики. Еще несколько лет мы на этом фронте ничего не имели. Сегодня же в клубную кассу поступают очень неплохие, а главное, живые деньги. Да, как и прежде, немалые деньги теряем из-за различного рода пиратов, нелегально торгующих красно-белыми шарфами, кепками, флагами. Но уже — не так много, как раньше.

— Когда, на ваш взгляд, закончится производство пиратской продукции?

— Да никогда! Легкие деньги всегда привлекали и привлекают. Посмотрите хотя бы на Восток. Там же самопальным “Адидасом” и “Найком” все завалено... И все-таки хочу верить, что количество производимого пиратским способом товара хоть медленно, но будет снижаться.

Уже налицо изменения к лучшему. Регулярно вместе с правоохранительными органами предпринимаем рейды по пресечению выпуска “левой” продукции. Так, в прошлом году вместе с милицией мы совершили больше десятка рейдов по рынкам — ведь сбыт идет в основном там. Или недавно обнаружили огромный склад со спартаковской атрибутикой уральского производства... Более того, мы заключили договор с организацией, которая целенаправленно занимается поиском и выявлением пиратов — и получает за успешную деятельность определенный процент от суммы конфискованного. И смотрите: раньше люди просто подделывали продукцию и продавали на рынках. Теперь приходят к нам и просят разрешения.

— Сколько процентов вы взимаете с них?

— Нет, на таких условиях мы не работаем. Почему? Берем пример с клуба “Манчестер Юнайтед” — мирового лидера в плане реализации атрибутики. Я был в Англии — на двухдневном семинаре. Ведущий этого семинара все четко показал и объяснил: нельзя свои права никому передавать. В противном случае — сразу проигрываешь. Ведь не факт, что производители не обманут. Скажем, в документах напишут, что изготовили тысячу футболок и тысячу трусов. А на самом деле произведут по 1200 штук того и другого... Далее — качество. Люди теперь в этом разбираются прекрасно. Купит человек трухлявую вещицу — сразу падает престиж клуба, да и спрос на продукцию...

— А что делаете с конфискованными подделками?

— Конечно же, в продажу не пускаем. Большую часть “левой” продукции передаем в детские дома. Бесплатно. В порядке, так сказать, шефской помощи.

“Бюджет клуба — примерно $ 10 000 000”

— Каков годовой бюджет клуба? Если, конечно, это не коммерческая тайна...

— Вовсе нет. Раньше бюджет “Спартака” равнялся примерно восьми миллионам долларов. Сейчас приближается к десяти.

Сейчас вот взяли кредит — четыре миллиона. Но я при этом знаю, что получу деньги от Лиги чемпионов. Все уже просчитано: дыр в клубном бюджете не будет!

— Десять миллионов — это нормально по лигочемпионским меркам?

— Нормально? Да полноте! Знаете, вот нас нередко критикуют за те или иные поражения или ничьи. Но если сравнить, сколько денег у “Спартака” и сколько — у ведущих западных клубов, то это все равно что “Запорожец” с “Мерседесом” рядом поставить! Помню, на банкете перед игрой с “Арсеналом” директор англичан признался мне, что бюджет его команды — 80 миллионов долларов. Каково, а?..

Вот еще что. Даже если у меня будет 30 миллионов, чтобы купить, например, Роналдо, — то возникает другая проблема: он-то ведь все равно к нам играть не поедет. Значит, мы должны находить какие-то свои пути. И, мне кажется, находим. Вот приходит в “Спартак” игрок с потенциалом, но ничего еще по большому счету не умеющий, — а Романцев силой своего тренерского таланта лепит из него большого мастера. И не нужно покупать дорогостоящего футболиста: клуб сэкономил многие миллионы.

— А о каком бюджете вы, Юрий Владимирович, мечтаете?

— Миллионов 25 долларов — было бы прекрасно. Тогда мы хоть как-то подравнялись бы со средними клубами. До грандов же — сами понимаете — нам как до Луны пешком...

Ну, к счастью, только в финансовом плане. А вот что касается собственно футбола — тут мы еще потягаемся. Трепещи, “Бавария”!

А как у других?

“ЛОКОМОТИВ”

Имея за спиной такого могучего инвестора, как глава Министерства путей сообщения Николай Аксененко, президент “Локо” Валерий Филатов может особо не беспокоиться о завтрашнем дне. Пятизвездочная база, суперсовременный красавец стадион, который, по всей видимости, сможет принять зрителей уже нынешней осенью, — главный железнодорожник страны средств на любимую команду не жалеет. Но и отдачи ждет соответствующей: в этом году красно-зеленые нацелены только на “золото”. Иного результата Аксененко не простит.

ЦСКА

В последнее время активно циркулируют слухи о продаже армейского футбольного клуба, испытывавшего в последнее время серьезные финансовые проблемы, — и президент ФК ЦСКА Шахруди Дадаханов их не опровергает. В качестве основных претендентов на роль нового хозяина красно-синих называют “Аэрофлот” во главе с зятем Бориса Ельцина Валерием Окуловым, а также известного банкира Владимира Потанина. По последним сведениям, предпочтение все-таки будет отдано “летчикам” — а остряки уже предложили переименовать клуб в ЦСК ВВС.

“ТОРПЕДО”

С таким председателем совета директоров, как гендиректор “Лужников” Владимир Алешин, торпедовцы, разумеется, с хлеба на воду не перебиваются. Но и назвать черно-белых супербогатым клубом — язык не повернется: по-настоящему громких приобретений “Торпедо” себе позволить не может.



    Партнеры