ОТПРЫСКИ САТАНЫ

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 285

  Общепризнано, что среди всех преступлений, совершенных на религиозной почве, самым страшным является хула на Бога. В допетровской Руси, например, за это лишали всех прав состояния, били кнутом и ссылали в бессрочную каторгу, затребовав “на посошок” публичного церковного покаяния. И неудивительно: ведь хула на Бога была одновременно хулой и на царя — помазанника Божия... Но с течением времени контроль над умами ослаб и “око государево” притупилось. К первой четверти ХIХ в. православная империя уже кишела “вольнодумцами” всех чинов и званий. Позже выросло целое племя богоборцев, распахнувших сердца сатане. “Если Бога нет, значит, все позволено”, — писал классик.

     Через 70 лет “всепозволенность” нашла себе адептов в модных сектах, большинство из которых продолжали богоборческие традиции. К ним относятся и сатанинские течения, закомуфлированные подчас под экзотические церкви, африканскую магию и прочую “оккультятину”. Жесткость и жестокость, царящие в этих “церквях”, их орденский дух и сакральность привлекают к ним немало юных неврастеников. Там они проходят искус ненависти к человечеству, дуют “дурь” и закаляются как сталь, формируя “пехоту”. Командиры же, напротив, к “дури” равнодушны, их кумир — деньги. Ради них они “выходят на связь” с должностными лицами, предпринимателями и проч. Результаты таких контактов самые непредсказуемые... Ибо, как сказано в “Черной библии” Энтони Ла Вэя, “Сатана представляет все так называемые грехи как поступки, ведущие к физическому, ментальному или эмоциональному удовлетворению”.

     А вот лишь некоторые примеры культа сатаны, собранные авторами монографии “Религиозные преступления” (Москва, 2000) Л.Д.Башкатовым и О.В.Старковым за период 1997—2000 гг. и любезно предоставленные специально для “МК”.

    

     “Когда я стал одним из членов общины Вуду, то во время ритуала “крещения” я был обязан совершить что-то противоречащее христианству.

     Ритуал проходил на кладбище под г. Кашира. Я выбрал вскрытие могилы. В то время как остальные участники ритуала читали заклинания, я раскопал свежую могилу и вскрыл гроб. В могилу бросили принесенную в жертву курицу, а затем ее закопали. С этого момента я стал полноправным членом общины”.

     “В нашей общине я исполняю обязанности “карателя”. Мои функции заключаются в защите общины от любого врага. Около двух лет назад мои единоверцы установили, что о существовании нашей группы узнал какой-то журналист и, найдя кого-то из отступников, написал статью в газету. Мне было приказано убрать этого человека. Встреча произошла в одном из московских парков. Убедив его, что я тоже поклонник Вуду и хочу порвать со своими единоверцами, я предложил ему поехать ко мне домой, где у меня якобы хранились аудиозаписи наших ритуалов. Он согласился. Но привез я его не домой, а на одну из квартир общины. В тот момент, когда он входил в квартиру, я выстрелил ему в спину. Пистолет был с глушителем, никто ничего не услышал. Как избавились от тела, мне неизвестно. “Паленое” оружие я выкинул”.

     “Вступив в число слуг дьявола, я был должен доказать свою исключительность.

     Для этого я был должен как-то повредить христианству. По решению “старших” я пришел в одну из сельских церквей и, воспользовавшись тем, что людей там было немного, начал ломать иконы. Чтобы мне не помешал священник, его держали двое моих товарищей, а еще двое наблюдали, чтобы в церковь никто не зашел. После того как я сломал одну или две иконы и повредил вход в церковь, мы все убежали. Где и когда это было, я говорить не хочу. Как мне известно, оскверненная церковь очень старая и считается памятником истории и архитектуры”.

     “В течение длительного времени (около 3,5 лет) я выполнял функцию наркокурьера.

     Так как я ранее работал на железной дороге и хорошо знал один из маршрутов пригородной электрички, мне было поручено перевозить наркотики. Встречая на конечной станции своего связного, я получал от него пакет с героином и вез его в своем багаже в Москву. Наркотик обычно был запакован в герметичную тару и замаскирован в виде косметики или игрушек. Наркотик я передавал одному из оптовых торговцев, а он расплачивался с моими единоверцами. В качестве поощрения за это “жрец” доверяет мне принесение жертв. Я люблю, чтобы животное перед смертью помучилось. Мне это доставляет удовольствие. Наркотики я употребляю только во время ритуалов”.

     “5 ноября 1999 года я проводил инициацию двух новых членов нашего ордена.

     Сам обряд проходил у меня дома, в подвале. Там, на могильной плите, украденной по моему приказу с какого-то кладбища, была принесена в жертву кошка и ее кровью отмечены неофиты. Сам обряд проходил при свечах и песнопениях и должен был символизировать отречение этих молодых людей не только от бога, но и от жизни. Второй целью ритуала было психическое порабощение этих парней посредством приучения их к употреблению наркотиков, что также входило в ритуал. Одним из обязательных условий их членства в моей организации была передача всего имущества на мое имя. Опасений по поводу своих действий я не испытывал, так как был уверен, что никто из участников такого рода ритуалов не посмеет о них ничего рассказать”.

     “Несколько лет назад, уточнять я не хочу, я участвовал в ритуале “кормления тьмы”.

     Во время этого ритуала я и несколько моих товарищей всячески издевались над специально приглашенной проституткой. Она не знала, что ее пригласили не для “оказания услуг”. В течение нескольких часов все присутствовавшие секли ее специальными бичами и неоднократно насиловали. Как говорят старшие, мучения жертвы доставляют радость не только нам, но и потусторонним силам. После ритуала проститутку вывозили за город и голую оставляли на дороге”.

     “Многие из ритуалов Вуду требуют крови. В июне 1998 года я принимал участие в ритуальном истязании провинившегося члена общины. Этот человек стоял в середине специального “круга жертвы”, а все присутствовавшие били его специальными “плетьми боли”. Ритуал должен был помочь ему и нам понять сущность веры. Целью ритуала также являлось кровавое жертвоприношение духам”.

     “Летом 1997 года я узнал о том, что мой бывший сосед является сексуальным извращенцем и решил получить с этого выгоду.

     Поставив в известность своих “старших”, я вместе с пятью своими единоверцами подкараулил своего знакомого в компрометирующей его ситуации и, получив доказательства его порока, потребовал от него переписать на меня квартиру. Под давлением с нашей стороны мой бывший сосед выполнил мои требования. Позже квартира была продана”.

     “Наша организация маскируется под салон оккультной медицины.

     Являясь его номинальным владельцем (на самом деле он принадлежит “учителю”) я обязан часть выручки передавать ему и организации, остальное остается мне лично. Ни я, ни мои помощники не имеем медицинского образования, наши услуги этого и не требуют. Основной задачей для меня является “расколка” клиента на компрометирующие сведения о себе и своих близких. Имея такую информацию, я требую от своего клиента крупное денежное вознаграждение за “снятие порчи” и “тому подобную дребедень”. В случае отказа платить мои помощники находят клиента вне салона и под угрозой разглашения его “откровений” требуют гораздо большую сумму. В Москве таких “салонов” больше десятка”.

     “Несколько лет назад я участвовал в ритуальном убийстве отступника нашей веры.

     Как стало известно “старшим”, этот человек (жертва) несколько раз говорил своим знакомым, что он является сатанистом, но хочет уйти из организации. Как оказалось, один из собеседников жертвы тоже был сатанистом и передал своим единоверцам услышанное. После этого жертву обманом вывезли за город. Там мы, то есть члены общины, уже ждали этого. Жертва была привязана к дереву. Один из старших объявил этому человеку, что он виновен перед нами и сатаною, после чего все присутствующие, в том числе и я, по разу ударили жертву ритуальным ножом. Как потом сказал старший, “душа отступника никогда не найдет успокоения”. Затем уже мертвое тело “предателя” сожгли и закопали. Место и время помню, но не хочу говорить”.

     Характерны наименования сатанинских “церквей”: “Гости из преисподней”, “Дети ночи”, “Слуги Азазеля”, “Самеди” (вид Вуду), “Черная звезда”, “Восставшие из ада”, “Тень властелина”, “Черный ангел”, “Симаргл”, “Бледные люди” (вампиры) и др. Строятся эти “церкви” иерархично: “Жрец”, “Старший или продвинутый ученик”, “Учитель”, “Раб”, “Ученик”, “Солдат или “пехота”. Среди них немалый процент людей с высшим и незаконченным высшим образованием, каждый десятый имеет спортивную квалификацию, встречаются также “свои” юристы, экономисты, медики. В большинстве случаев все они зависимы от... наркотиков, распределением которых ведает “жрец” или “старший”, так что вырваться из “круга тьмы” практически невозможно.

     Уголовно-правовая практика показывает, что из ста процентов сатанистов, “удачно переживших уход”, лишь десять возвращаются к нормальной жизни. Остальные пополняют группу риска. Наркорецидивы, психические срывы, тяга к суициду, ненависть к окружающим, вызванная слепой завистью к “удачам других”, — вот далеко не полный перечень сатанинского наследия.

    



    Партнеры