ВСЯ ПРЕЗИДЕНТСКАЯ РАТЬ

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 631

  Короля делает свита. Но когда король уходит, свита уходит вместе с ним...

     С момента отставки Ельцина о его ближайшем окружении почти ничего не слышно. Потерялись следы пресс-секретаря Якушкина. Подал рапорт об отставке начальник Федеральной службы охраны Крапивин (до сих пор, кстати, он никуда не устроился). Ударился в бизнес старший референт президента Шторх...

     Накануне ельцинского юбилея мы разыскали двух его старейших и ближайших помощников — Владимира Шевченко и Валерия Семенченко. Лучше них Ельцина не знает никто: ведь проработали они вместе с Первым Президентом больше десяти лет.

    

     Владимир Шевченко, шеф протокола:

     “Он по-прежнему работает с документами”

    

     Владимир Шевченко начинал работать еще с Горбачевым. Это понятно: протокол — служба щепетильная, профессионалов, подобных Шевченко, — раз-два и обчелся.

     Сегодня Шевченко, пожалуй, единственный чиновник прежнего окружения, кто остался с Ельциным. Кроме него и Анатолия Кузнецова, бывшего начальника СБП, рядом с экс-президентом никого больше нет. (Кузнецов по-прежнему числится в кадрах ФСО. Подразделение, которое он возглавляет, называется Службой безопасности Первого Президента.)

     — Владимир Николаевич, будет ли Первый Президент справлять 70-летие?

     — Какое там справлять! Врачи не разрешают. Максимум, в больницу приедут один-два человека... Может быть, когда выпишется...

     — После отставки Ельцин как-то изменился?

     — Конечно, изменился. Не то чтобы более человечным стал — он и раньше был человечным... Более спокойным. Появилось свободное время для семьи, для того, чтобы погулять с внуками, встретиться с институтскими друзьями, выбраться в ресторан. Если в годы президентства Борис Николаевич был занят на все сто процентов, то теперь — процентов на шестьдесят. Впрочем, как и прежде, он рано встает, как и прежде, работает с документами. Он в курсе всего, что происходит в стране, в мире.

     — Он ни о чем не жалеет?

     — Это невозможно: не та натура. Ельцин всегда носит все в себе, своими переживаниями ни с кем не делится. Хотя я-то вижу: он иногда очень переживает.

     — В чем заключаются ваши сегодняшние функции?

     — В принципе ничего не поменялось: я по-прежнему руковожу протоколом Бориса Николаевича, только ритм стал другим. И все равно — масса встреч. Он регулярно общается с Путиным, к нему приезжают министры, президенты из ближнего зарубежья. Все эти встречи, контакты надо готовить.

    

     Валерий Семенченко, бывший завканцелярии президента:

     “Я теперь — генерал”

    

     Валерий Семенченко считался одним из самых могущественных чиновников в стране. Именно от него зависело, какие документы лягут на стол президента, а от документов этих зависело все...

     — Валерий Павлович, у Ельцина день рождения 1 февраля, у вас — 2-го. Вы никогда не справляли праздники вместе?

     — Мне особо запомнился день рождения, когда, в 92-м или 93-м, мы возвращались из Торонто в Москву. Поездка была длинная: Нью-Йорк, Вашингтон, Торонто. Сначала праздновали его день рождения, потом мой, причем мой справляли в самолете. А поскольку перелетали из одного часового пояса в другой, отмечали его два дня. Помню, Ельцин тогда подарил мне часы с гравировкой: “От Президента России”.

     — А что вы дарили обычно ему?

     — Очень скромные подарки. Как правило, все помощники преподносили ему букет цветов и открытки. В этот раз я открытку уже заготовил, а вот букет... Не знаю, разрешат ли приехать в ЦКБ.

     — После отставки Ельцина вы ведь были оформлены советником к Путину...

     — Не только я, но и Шевченко: на самом деле мы по-прежнему должны были работать с Ельциным. Тогда был план создать Президентский фонд, но все это так и осталось в стадии замирания. Полгода я почти ничего не делал. Устал. После инаугурации попросил: дайте работу, которую я знаю и где могу приносить пользу, — не хочу зря зарплату получать. В июле меня назначили первым заместителем директора Государственной фельдъегерской службы. В ноябре присвоили генерал-майора: с 92-го года я был полковником. Эту службу я курировал десять лет: суть ведь та же — работа с документами. Так что сегодня по-прежнему обслуживаю Бориса Николаевича. Теперь, правда, не его одного — всех должностных лиц.

     — Когда вы в последний раз с ним встречались?

     — В ноябре. Он прилетел из Франкфурта, с книжной ярмарки, позвал к себе. Подарил книгу. Очень тепло посидели, повспоминали... Ельцин здорово изменился. Стал какой-то расслабленный, спокойный, чуть пополнел. Раньше он почти никогда не расслаблялся, день был расписан по минутам. А теперь атмосфера перестала, видимо, над ним довлеть.

     — Сегодня вам работать легче, чем при Ельцине?

     — Невозможно сравнивать. Пять лет у меня не было отпуска, работали без выходных. Все время — как пружина: надо держать в голове все документы, что в какой папке лежит у него на столе... В общем, жизнь на бегу. А в этой службе все регламентировано, известно заранее. Но тоже — интересно: новые люди, новые проблемы. Сейчас вот ремонт заканчиваем, помещения дополнительные выбили...

    



Партнеры