Авария — пособница прокурора

1 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 259

Вчера в одном из самых громких дел последнего десятилетия — взрыве на Котляковском кладбище — судьба поставила огромную жирную точку.

Главный обвиняемый, бывший полковник ГРУ и председатель РОФИВС Валерий Радчиков, погиб в автоаварии. Это случилось в 8.40 утра на 79-м километре Минского шоссе. Зеленый “Москвич-2141” Радчикова выскочил на встречную полосу и врезался в тяжелый грузовик-фуру с прицепом.

Место аварии на Минском шоссе с утра было оцеплено милицией. Повсюду расставлены оранжево-белые треугольнички, как при дорожных работах, мимо которых с трудом просачивался поток машин. На 79-й километр съехались все окрестные начальники — расследование начал проводить одинцовский ОВД. При нас увозили трупы погибших — Валерия Радчикова и пассажира “Москвича” В.И.Маркина. Двоих других пострадавших — водителя РОФИВС В.Березуцкого и второго пассажира “Москвича” О.Дашко — уже отправили в больницу. Они пока живы, но пострадали сильно. У Березуцкого сломан позвоночник, у Дашко — переломы ребер и много ушибов. Интересно, что водитель-телохранитель Радчикова Виктор Березуцкий тоже проходил по делу о взрыве — но только как свидетель. Якобы оперативники пытались его уговорить шпионить в фонде, но он отказался.

Водитель грузовика-“Вольво”, житель Литвы Раугас Армин, отделался ушибами. Кстати, проведенная на месте экспертиза показала, что водитель “Вольво” в момент аварии был абсолютно трезв.

Перевернутая фура лежит поблизости, на обочине, а от “Москвича” практически ничего не осталось. Его раздавило всмятку. Сотрудники управления ГИБДД выяснили, что “Москвич” вообще не принадлежал Радчикову, а числился за столичным жителем А.Блиновым.

Картина жуткая. Все вокруг залито кровью. По земле разбросаны вещи пострадавших: замшевые перчатки, спортивная шапочка “Адидас”, разодранная книга, красная вешалка для одежды. Молодая дама-следователь из Одинцова молчит как партизанка и только упорно разгоняет любопытных. Зато инспектор ГИБДД так прокомментировал произошедшее:

— Классическая авария. Водитель “Москвича” неправильно выбрал скорость в сложных метеорологических условиях. Его и занесло на встречную полосу.

С ним вполне солидарен и “эвакуаторщик”, приехавший за останками “Москвича”:

— Я вообще не понимаю, зачем здесь пресса. Обычная авария, такие каждый день бывают.

Действительно, судя по всему, обе машины двигались с завышенной скоростью — под 100 км/ч. “Москвич” выскочил из-за поворота, его понесло на скользкой разделительной полосе, и он влетел боком во встречный грузовик. Грузовик тоже сильно тряхнуло — он развернулся на 180 градусов и завалился. Похоже, “Москвич” влетел под прицеп.

У грузовика-“Вольво” литовский номер — VVF 812. Он возвращался из Москвы. А Радчиков, наоборот, спешил в Москву. Из Минска...

Все это настолько странно, что ум отказывается списывать случившееся лишь на капризы судьбы. Таких совпадений просто не бывает. Ведь накануне стало известно, что Валерий Радчиков — сначала вчистую оправданный и Московским окружным военным судом, и Верховным судом РФ, а потом вновь превратившийся в обвиняемого стараниями главного военного прокурора Михаила Кислицына — направил свое заявление в Страсбург, в Европейский суд по правам человека.

Больше того, от Генпрокуратуры Радчиков потребовал возбудить уголовное дело против Кислицына, который прилюдно продолжал называть его “организатором взрыва” и грозил снова арестовать.

Нет человека — нет проблемы...

Хроника событий

Взрыв на Котляковском кладбище прогремел 10 ноября 1996 г. возле могилы бывшего руководителя Российского фонда инвалидов войны в Афганистане Михаила Лиходея. Погибло 14 человек (в том числе новый председатель РФИВА Сергей Трахиров, вдова Лиходея Елена Краснолуцкая и лидеры Краснодарского и Иркутского отделений фонда). Пострадали еще 26 человек.

В мае 1997 г. Валерию Радчикову и двум бывшим “афганцам” Андрею Анохину и Михаилу Смурову предъявили обвинение в организации этого взрыва.

20 апреля 1999 г. Московский окружной военный суд начал процесс, который длился 9 месяцев. Государственный обвинитель потребовал приговорить Радчикова к 12 годам лишения свободы, а Анохина и Смурова — к 15 и 10 годам. Однако 21 января 2000 г. суд полностью всех оправдал — признал их вину недоказанной.

26 января 2000 г. Главная военная прокуратура внесла кассационный протест в Военную коллегию Верховного суда РФ.

25 июля 2000 г. Военная коллегия Верховного суда РФ подтвердила оправдательный приговор Радчикову, Смурову и Анохину.

13 декабря 2000 г. Президиум Верховного суда РФ по протесту Главного военного прокурора Михаила Кислицына отменил оправдательный приговор и направил дело на дополнительное расследование.

30 января 2000 г. Валерий Радчиков обратился в Европейский суд по правам человека с целью опротестовать последнее решение. Одновременно Радчиков обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой возбудить уголовное дело в отношении Михаила Кислицына.

Очевидно, что дело о взрыве на Котляковке не будет прекращено вместе со смертью главного обвиняемого. Ведь по нему проходят еще двое. Но теперь у Анохина и Смурова появилась реальная возможность валить все на погибшего Радчикова. Такое развитие событий выгодно всем: Генпрокуратура победно доведет дело до конца, родственники пострадавших на кладбище успокоятся, а осудить будет некого.

Так же считает и адвокат Радчикова Гульмира Орозалиева. По ее словам, лучшего выхода для следствия, чем смерть ее подзащитного, быть не могло. “Они добились отмены законного и обоснованного приговора, и теперь на него (Радчикова) можно вешать всех собак”, — сказала г-жа Орозалиева.

Еще на суде Валерий Радчиков обещал назвать тех, кто на самом деле стоял за взрывом на Котляковке. Но не назвал. Не исключено, что ему предложили сделку: молчи — и окажешься на свободе. А ГВП “расторгла сделку” в одностороннем порядке, опять появилась реальная возможность услышать от Радчикова неприятные откровения.

Оказывается, Радчиков не раз жаловался своему адвокату, что его телефон прослушивается, и, стало быть, в покое его не оставили.

Сотрудники Генпрокуратуры РФ, которая две недели назад вновь приняла к производству уголовное дело о взрыве, пребывали вчера в растерянном состоянии и наотрез отказались комментировать произошедшее событие официально. В кулуарах же этого ведомства, как стало известно “МК”, считают гибель Радчикова роковой случайностью. По словам представителя Генпрокуратуры, пожелавшего остаться неизвестным, следствие по взрыву на Котляковском кладбище будет идти своим чередом. В том числе будут проверяться некие новые версии.



Партнеры