Невероятные приключения американца в Чечне

6 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 912

Американец Кеннет Глак провел в чеченском плену 27 дней. История его похищения в Старых Атагах покрыта занавесом тайны. Не менее таинственным было и освобождение сотрудника международной гуманитарной организации “Врачи без границ” в минувшее воскресенье. Кто и зачем захватил Глака, каким образом он оказался на свободе? Вопросов в этой истории гораздо больше, чем ответов. Как показывает статистика, за две чеченские войны в республике было похищено 56 иностранцев, всех их, за исключением четверых казненных англичан, удалось довольно быстро освободить. При этом утверждается, что о выкупе речь не шла. Зачем тогда похищают иностранцев? И что могут делать представители других государств в зоне боевых действий?

По идее, Кеннета Глака не должны были похитить. Международная организация “Врачи без границ” пользуется среди чеченцев если не уважением, то признательностью точно — через нее идет основной поток гуманитарной помощи. Продукты питания, медикаменты, одежда доставляются непосредственно в лагеря беженцев на территории Ингушетии и в чеченские селения. Что-то из этого грузопотока идет и бандформированиям — по крайней мере, так предполагают российские спецслужбы. Общеизвестно, что боевики даже на выделяемые пенсии наложили лапу и забирают десять процентов из этих денег. В общем, чеченцы Глака должны были еще и охранять.

Вероятно, что американца могли “спрятать” и наши контрразведчики, которые не питают особой любви к различного рода благотворительным организациям в Чечне, под крышей которых скрываются профессиональные шпионы. Но и эта версия не состоялась в силу различных причин — Глака умыкнули в зоне, которую контролируют боевики, были и свидетели, что иностранца увели именно “бородатые люди”.

* * *

Кеннет Глак приехал в Москву летом 1990 года вместе с группой молодых неформалов. Его родители — вполне обеспеченные люди, старший брат — известный нью-йоркский адвокат. Да и самому Кену после окончания социологического факультета престижнейшего Гарвардского университета прочили блестящее будущее.

Водка и сигареты по талонам, безумные очереди за мылом и порошком, скупка мешков с сахаром и крупами — в голодной России было тогда по крайней мере нескучно. И благополучный Кен неожиданно для всех решил остаться в Москве.

Первым делом он снял крохотную заброшенную квартирку в Чертанове и полностью исключил из своей жизни английский язык.

— По-русски он тогда говорил еще очень плохо и из-за этого постоянно попадал в неловкие ситуации, — рассказывают его друзья. — Но Кен был неумолим: никакой англоязычной прессы, никакого радио. И вскоре русский для него стал практически родным. А может, ему “корни” помогли: его дед в начале века бежал от еврейских погромов с Урала. Кена совершенно не интересовали деньги: он прожил в той квартирке пять лет и даже не пытался ее обустроить или переехать в другую. Он ходил в военторг и покупал себе обычные солдатские ботинки. В общем, у нас про таких говорят “не от мира сего”.

Кен решил заняться журналистикой. Сначала проработал несколько месяцев в агентстве “Постфактум”, редактируя англоязычные новости. Потом стал писать для нескольких никому не известных западных газет. Путч, Приднестровье, Абхазия, Таджикистан, появление Дудаева и первые попытки отделения Чечни — работы хватало.

Но Кену не нравилась чисто журналистская работа. “Что толку описывать события, если ты этим людям ничем не можешь помочь?” — говорил он. Глак решил заняться “гуманитаркой” и заключил контракт с американским отделением международной организации “Спаситель детей”. Первая миссия была в Таджикистане. Он один проехал по разрушенным кишлакам, ночевал вместе с местными жителями под открытым небом. И понял, что большинство поставляемой “гуманитарки” не только крадется, но и используется неэффективно, превращая нормальных людей в нахлебников. Кен придумал, как этого избежать: завез в кишлаки стройматериалы и объявил, что те, кто хочет строить свои же собственные дома или помогать соседям, будут получать за это муку.

“Представьте себе ситуацию: два враждующих кишлака, а между ними давно высохший арык, — рассказывал Кен. — Я создал интернациональные бригады из враждующих сторон и одинаково им платил. В итоге они и драться перестали, и воду наконец провели”.

* * *

После Таджикистана Кен много ездил по миру. Менялись названия благотворительных организаций (например, “Местные ресурсы мира”, созданные выпускниками известнейших университетов США и Канады, где Кен проработал несколько лет), менялись страны — Афганистан, Судан, Либерия, Мексика, Аргентина, Боливия, Бразилия, — а Глак еще больше убеждался в своей мысли: на помощь можно “подсесть”, и развращать этим людей нельзя. Гуманитарка как подачка его страшно раздражала, тем более что ее последствия могут быть ужасны. Однажды он наблюдал это своими собственными глазами: одному африканскому племени “гуманитарщики” привезли мешки с рисом, а на следующий день прибежало конкурирующее племя, вырезало всю деревню и унесло рис. После этого случая Кен стал экспертом по прекращению негативных последствий гуманитарных акций, утверждая везде, что благотворительная помощь прежде всего должна быть стимулом для работы местного населения.

В 1995 году, когда Кен работал в Чечне, там участились нападения на иностранцев. А в декабре напали и на него. К Глаку ворвались домой, где у него была “наличка”, и разбили ему железным прутом голову. Кто напал — до сих пор неизвестно, но в тот раз ему помогли соседи-чеченцы.

— Кена это не остановило, — продолжают его друзья. — И он еще несколько раз приезжал в Чечню. В прошлом году он стал сотрудником голландской организации “Врачи без границ” и начал вплотную заниматься больницами. Он обязательно выезжал на место и уже там выяснял, что конкретно нужно. Стройматериалы, оборудование, лекарства — он один стоит целой строительной бригады. В общем-то, благодаря Кену подняли буквально из руин 9-ю грозненскую горбольницу — там сейчас даже роды принимают, много он сделал для Ачхой-Мартана. Однажды мы спросили его, зачем ему это нужно, и он показал нам фото маленького чеченского мальчика без ног. Он подорвался на мине. “Если б вы знали, сколько сил стоило его доставить в больницу... — сказал он тогда. — Но это того стоит”.

— Для постоянной работы в Чечне нужно привлекать только самых опытных сотрудников миссии. Таких массовых похищений людей нет нигде в мире, — неоднократно говорил Глак. Он проводил семинары по безопасности, объяснял, как вести себя в экстремальных ситуациях. Его книжка “Как вести себя, если вас взяли в заложники” стала настольной практически во всех миссиях. “Лишь бы ему давали лекарства (у Кеннета Глака тяжелая форма астмы. — Авт.), а что делать в плену, он знает лучше всех нас — выживет”, — все это время надеялись его коллеги и друзья.

Перед похищением в Старых Атагах он дорабатывал последние дни в Чечне — Глака звали на повышение в Амстердам, в центральный офис “Врачей без границ”.

Справка “МК”. Помимо международной организации “Врачи без границ” сегодня на Северном Кавказе (в частности в Чечне) работает почти два десятка различных организаций. В частности ADRA — агентство по освобождению и развитию адвентистов, HELP — немецкая неправительственная гуманитарная организация (создана в 1981 году для оказания помощи народу Афганистана), “Исламское освобождение”, “Польская гуманитарная акция”, “Норвежская церковная помощь”, “Международный комитет чрезвычайной помощи” и другие.

— Будет ли Кен и дальше заниматься гуманитарной помощью, трудно сказать. У него много талантов — он и повар отличный, и самолетом может управлять, и безнадежные компьютеры чинить. К тому же он свободно говорит по-испански, французски и даже по-украински... Недавно Кен прочитал об одном известном “гуманитарщике” канадце Грэге Хансои, отработавшем во всех миссиях. “После всего увиденного я теперь хочу жить на необитаемом острове и доить корову”, — признался Грэг. Боюсь, что и с Кеном может произойти то же самое, — жалеет один из его близких друзей.

* * *

Как нам удалось выяснить, Кеннета Глака захватили подчиненные Хаттаба, которым наплевать на дипломатические тонкости и на возможность прекращения гуманитарной помощи. И когда 9 января машину с американцем остановили люди в камуфлированной форме, он не чувствовал опасности и угрозы для жизни — так уже бывало не раз, когда боевики, выяснив его принадлежность к “Врачам без границ”, тут же пропускали дальше. На этот раз Глака тормознули не чеченцы. Его бесцеремонно вытряхнули из автомобиля и потащили в неизвестном направлении. “Я американец”, — как пароль произносил Кеннет. “Ты — еврей, — вынесли ему приговор арабы. — У нас здесь своя Палестина”.

Глака искали все. На уши подняли все российское МВД, в Чечню спешно отправился министр Владимир Рушайло, были созданы специальные отряды по розыску американца. Самое интересное, что к розыскам Глака подключились даже... боевики. Им был поставлен ультиматум: либо верните иностранца, либо начнется серьезная зачистка всех близлежащих к Грозному сел, где собственно и проживает большинство боевиков. Полевые командиры поспешили заверить, что это, мол, не наша работа, это дело рук Хаттаба, а на него управы нет.

...Кеннета Глака освободили довольно неожиданно. Обошлось без стрельбы и жертв. В ФСБ весьма сдержанно прокомментировали этот факт, не раскрывая детали операции. Вероятно, что американца просто отпустили. Либо в обмен на деньги, либо — на кого-то из пленных боевиков.



    Партнеры