Генерал Шарон выиграл битву без выстрела

8 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 246

За выборами в Израиле с живым интересом следил весь мир. От того, как лягут карты в выборном пасьянсе, зависело дальнейшее развитие вооруженного конфликта в этом вечно горячем Ближневосточном регионе. А наличие миллионной диаспоры выходцев из бывшего СССР стало фактором, с которым претендующие на верховную власть в стране вынуждены считаться.

Впервые в истории Израиля выборы главы правительства проводились без переизбрания кнессета. И также впервые за все время существования страны было практически ясно, кто станет следующим премьер-министром. За день до выборов, по опросам общественного мнения, Шарон лидировал с перевесом в 20%.

Поэтому в штабе Эхуда Барака не скрывали своего пессимизма, справедливо полагая, что при таком разрыве выиграть выборы нереально. Задачей-максимум считалось добиться такого результата, чтобы в день голосования разрыв между кандидатами оказался менее значительным, чем предсказывали опросы. Но уже через несколько минут после объявления предварительных итогов один из высокопоставленных сотрудников предвыборного штаба Барака в беседе с корреспондентом “МК”, не скрывая своего разочарования, охарактеризовал их как “грандиозный провал всей политической карьеры Эхуда Барака”.

Еще через полтора часа стало известно: Барак объявил о своем уходе из большой политики. Он слагает с себя полномочия председателя партии Авода и депутата кнессета. Теперь в партии будет новый лидер. Аналитики называют две фамилии: Шимона Переса и нынешнего председателя кнессета Авраама Бурга.

Так за девятнадцать дней до своего 73-летия новым главой правительства стал отставной генерал Лев Шейнерман, лидер правого движения Ликуд, известный больше под псевдонимом Ариэль Шарон. По предварительным данным, он набрал 63,8% голосов, а его соперник Эхуд Барак — 36,1%. Это самый большой разрыв в голосах между претендентами на пост главы правительства за всю историю Израиля.

Это есть наш последний и решительный бой!

Правда, рядовые члены партии Авода надежды не теряли до последнего и героически бились за победу своего лидера. С утра в день выборов в самом центре Тель-Авива между активистами предвыборных штабов Барака и Шарона завязалась драка. В результате потасовки три члена партии Ликуд были ранены “колющими предметами”, а один получил травму головы. Уже к 12 часам дня в оперативном штабе Центральной избирательной комиссии было зафиксировано 84 случая всевозможных конфликтов на избирательных участках. По большей части — просто перебранок. Но случались и рукопашные, в которых пострадали несколько десятков человек. Одним из них даже оказался сотрудник службы безопасности премьер-министра. Когда Барак появился на своем избирательном участке, телохранитель решил оттеснить фотокорреспондента, очень уж близко подошедшего к премьеру. Такое “ограничение свободы прессы” сильно не понравилось журналисту, и он что есть силы врезал обидчику камерой по голове. Телохранителя пришлось срочно госпитализировать, а драчливого репортера арестовали.

Уже ближе к вечеру в одном из кварталов Иерусалима на избирательный участок была брошена бутылка с зажигательной смесью. К счастью, она не загорелась, и обошлось без жертв. А в Умм-эль-Фахме, арабском населенном пункте, один из членов избирательной комиссии был атакован местными жителями и получил ранения.

К чести 15 тысяч полицейских, находившихся на боевом дежурстве, серьезных инцидентов удалось избежать. Армия блокировала все арабские поселения в Иудее, Самарии, секторе Газа. Весь день палестинцам был запрещен проход на территорию Израиля. Палестинские политики о терактах в день выборов не говорили. Но призывали своих собратьев в Израиле бойкотировать выборы. Муфтий Иерусалима Икрам Сабри, известный своими требованиями передать под контроль палестинских арабов всю Храмовую гору, даже издал фетву (религиозный указ), запрещающую арабам принимать участие в голосовании.

На войне как на войне

Новый премьер-министр считается в арабских странах самым ненавистным израильским политиком. У арабов на Шарона зуб с давних времен. Еще в 1953-м Шарон, назначенный командиром армейской спецгруппы 101, провел акцию возмездия за убийство арабами женщины-израильтянки и двух ее детей, приказал своим спецназовцам взорвать более 40 домов в иорданской деревне Ойбия. При проведении этой операции погибли 69 местных жителей, половина из них — женщины и дети. Позже Шарон скажет, что, по его данным, в домах никого не было.

Уже будучи членом правительства в 70-х — начале 90-х годов, Шарон был инициатором создания десятков еврейских поселений на Западном берегу и в секторе Газа, построенных, невзирая на протесты палестинцев и международной общественности. А когда в 1982 году Израиль принял решение вернуть Синай Египту, все тот же Шарон подавил сопротивление поселенцев и сровнял их дома с землей армейскими бульдозерами.

В 1982 году в качестве министра обороны разрабатывает план вторжения израильских войск в Ливан, целью которого является очистка пограничных Израилю территорий Южного Ливана от палестинских боевиков. Однако, выполнив основную боевую задачу, войска не останавливаются и доходят до окраин Бейрута. Союзные израильтянам вооруженные отряды ливанских христиан уничтожают сотни палестинцев в лагерях беженцев в Западном Бейруте. Возмущение, вызванное во всем мире действиями Шарона, стоило ему тогда потери министерского поста.

И, наконец, не кто иной, как Ариэль Шарон, 28 сентября 2000 года посетил спорную Храмовую гору в Иерусалиме, спровоцировав новый виток палестино-израильского конфликта, отставку главы правительства Эхуда Барака и досрочные выборы, которые привели его к вершине государственной власти. Эту свою предвыборную войну, как и другие, генерал Шарон выиграл, только без единого выстрела.

“Не так страшен Шарон, как его малюют”

У палестинцев же сегодня нет другой альтернативы, и они будут вынуждены сесть с новым лидером Израиля за стол переговоров. Как это уже было в 1998 году, когда Шарон занимал пост министра иностранных дел в правительстве Биньямина Нетаньяху. И именно тогда палестинцы подписали в Уайн-Плантейшн одно из самых выгодных для себя соглашений.

Что ожидает Ближний Восток после смены руководства в Израиле? Сам Шарон говорит об этом так: “Вы увидите, что я не так страшен, каким меня пытаются выставить, я в отличие от Эхуда Барака умею распределять обязанности и выбирать в правительство подходящих людей”.

На вопрос, согласится ли он на создание палестинского государства, Шарон ответил: “Соглашусь, но только в случае выполнения четырех условий. Во-первых, если государство будет создаваться по договоренности между палестинцами и Израилем, а не в результате одностороннего провозглашения. Во-вторых, если государство будет демилитаризованным, не располагающим армией и оружием нападения. В-третьих, если переговоры о создании палестинского государства будут сопровождаться заключением соглашения и официальным признанием завершения конфронтации между двумя государствами. В-четвертых, если палестинцы согласятся принять нашу позицию в отношении Иерусалима, долины Иордана и Закона о возвращении”.

Шарон отметил, что для достижения мира придется двигаться шаг за шагом, причем первым этапом будет подписание соглашения о прекращении враждебных действий. Подобные высказывания нового главы правительства вселяют надежду, что крупномасштабной войны на Ближнем Востоке, о которой в последнее время все только и говорили, возможно, удастся избежать.

И первые шаги нового премьера заставляют в это верить. Уже через полчаса после своего избрания он предложил партии Авода создать правительство национального единства, в котором роль министра иностранных дел отводилась бы Шимону Пересу, одному из архитекторов мирного процесса. Если учесть, что Пересу, как и Шарону и Арафату, уже далеко за семьдесят, то получается, что в бой за мир на Ближнем Востоке идут одни старики. А известно: чем ближе старость, тем больше любовь к жизни.



Партнеры