Проклятие мертвого кабана

10 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 210

Мало кому известный город Балаково в Саратовской области имеет неплохой шанс прогреметь на всю страну, потому как в городе этом каждый день кипят шекспировские страсти. Омоновцы с автоматами на центральной площади стали уже привычной картиной местного ландшафта. Как и митингующие граждане с требованиями перевести Балаково из ведения саратовских властей под крыло другой — Самарской — области.

Началось же с безобидного желания балаковского мэра Алексея Саурина выдвинуться на новый срок, которое пришло в противоречие с устремлениями губернатора Аяцкова. Набрав 46,9% голосов в первом туре, Саурин был снят с дистанции по причине “недостоверных сведений о принадлежащем ему имуществе”. А именно — не сообщил, что начал строить на своем дачном участке сарай, баню, гараж и веранду (все это еще не завершено, и не очень понятно, как может считаться собственностью). Поскольку соответствующие судебные заседания происходили в последний момент перед вторым туром мэрских выборов, получилось некрасиво. Избирательные комиссии не успели сориентироваться и пустили в обращение два вида бюллетеней — с фамилией Саурина и без нее. В результате выборы пришлось признать недействительными (где была фамилия гонимого мэра, он получил 70% голосов, где не было — 60% проголосовали “против всех”). Здание балаковской администрации оцепила милиция, дабы Саурин не пробрался в свой кабинет. А въехал в него назначенный губернатором и.о.

Дальше Саурин пошел искать помощи в Москву по адресу: Госдума, фракция ОВР, — чей зам. руководителя Вячеслав Володин до избрания был саратовским вице-губернатором. Аяцков тем временем решил привести к единообразию законодательство во вверенной ему области и тем самым поставить в инциденте точку. Балаково единственный в Саратовской области город, где мэра избирают путем народного голосования. В прочих местах Саратовщины им может стать лишь депутат городского собрания, выбранный своими же коллегами-депутатами. Аналогичную норму поспешили ввести и в Балакове, собрав городской совет. А заодно избрать мэра по новым правилам. Им стал некто Матвеев, в скандальных выборах не участвовавший, но пост занять согласившийся. Ну а жители Балакова занялись митингами — сначала под лозунгами “Верните нам Саурина”, потом на отвлеченные темы: “Хотим в Самару к Титову”.

Москвичи — ОВРовцы во главе с Володиным и примкнувшим к нему вице-спикером Госдумы Боосом вступились за Саурина, на взгляд саратовского губернатора, слишком настойчиво. Во-первых, вынесли сор из избы, поспособствовав принятию Госдумой обращения в Генпрокуратуру о расследовании обстоятельств балаковских выборов (решение ожидается через неделю). А во-вторых, дошли до Верховного суда (разбирательство намечено на 22 февраля).

Ответ не заставил себя ждать. На днях депутаты-защитники узнали о себе немало интересного из статьи в одной из центральных газет. В ней, в частности, рассказывалось, что, когда вся страна отдыхала после новогодних торжеств, Боос с Володиным незаконно охотились в саратовских лесостепях, умертвили “трех самцов и двух самок кабана”, после чего скрылись с места “преступления” на джипе. Словесная информация сопровождалась фотографией депутата Володина, восседающего на туше поверженного животного. В снимке депутат узнал творение фотографического таланта... самого губернатора Аяцкова, сделанное им два года назад во время совместной охоты с тогдашним своим заместителем и хранившееся в личном архиве.

Объяснить деятельность саратовского губернатора депутаты затрудняются. Впрочем, Володин считает, что им с Боосом еще повезло: “Нас зачислили всего лишь в браконьеры, а не в наркоманы или бандиты”.



Партнеры