За долю малую

17 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 437

Прошедшая неделя не подарила сенсаций и не принесла сюрпризов. Оглянувшись и рассмотрев ее повнимательнее, мы увидим лишь старые сюжеты, продолжающие свое вялотекущее развитие.

В братской Украине схлестнулись богатые люди и продолжают вести кровопролитные бои. Каждый старается привлечь на защиту себя, любимого, побольше людей бедных. Страсти накаляются, и со стороны все выглядит довольно весело. Однако копаться в их грязи и разбираться, кто там из них честный, а кто вор, — смысла нет. Ясно, что все хороши. А митингующие граждане, рвущие на груди тельняшку за неприкосновенность и богатство темных личностей, и вовсе лучше всех.

Кажется, уже столько раз обманывали их власти. Сотни, если не тысячи! Пора относиться к ним с холодным презрением и ходить мимо митингов и демонстраций, как ходят разумные люди мимо рыночных лохотронов. Но нет, находятся еще наивные души. Готовы с родной милицией драться за то, чтоб сменить шило на мыло...

Что касается России, то здесь богатые и власть имущие всю неделю отдыхают и не ведут активных боевых действий. Даже приморский сюжет, последние годы бесперебойно снабжавший нас свежими новостями, приблизился к развязке. Губернатор Наздратенко добрался наконец до президента и обговорил условия сдачи. Так и быть, он больше не будет выставлять в крае свою кандидатуру, но за это ему отдают Госкомрыболовство со всеми потрохами.

Трепещите, рыболовы.

А россиянам сейчас надо кушать рыбку, наедаться впрок. Не знаю уж, что с ней случится с приходом нового главы, какая напасть свалится — наводнение или землетрясение, но рыбы у нас больше не будет. А если будет, то дорогая, как бриллиантовое ожерелье.

* * *

По-прежнему не отмечается серьезных подвижек в борьбе с терроризмом. Чеченские вожди упорствуют. Не являются на Лубянку с поднятыми руками.

Впрочем, спецслужбы не спят, они неустанно трудятся, о чем свидетельствует красочный стенд “Терроризм — угроза обществу”, недавно размещенный у нас на рынке. Правда, повесили его слишком высоко и неудобно для вдумчивого чтения, но тем не менее там можно при желании почерпнуть полезные сведения.

К примеру, в качестве предупредительных и защитных мер против терроризма спецслужбы рекомендуют иметь дома хорошую сторожевую собаку. Однако, если угроза теракта все же возникла, собака не поможет. В этом случае нам необходимо задернуть шторы, создать запас продуктов, включить радио и не выключать, пока угроза не исчезнет. А исчезнет она быстро — можете не сомневаться. Против задернутых штор ни одна угроза не устоит.

В качестве возможных мест установки взрывных устройств (то есть мест, которых нам следует остерегаться) перечислены подземные переходы, дискотеки, вокзалы, рынки, магазины, остановки, автобусы, троллейбусы, трамваи, школы, институты, заводы и пр. объекты.

Казалось бы, куда ни сунься — буквально везде можно взорваться. Хоть из дому не выходи. Но избежать опасности нам помогут “признаки наличия взрывных устройств”, на которые следует обращать пристальное внимание. Признаки эти включают в себя: припаркованные машины, чьи хозяева нам неизвестны; присутствие проводов, небольшой антенны, изоленты; шум из обнаруженного предмета; растяжки (натянутая веревка, проволока, провод); необычное размещение найденного предмета; специфический запах, несвойственный данной местности.

Так что видите: обнаружить взрывное устройство на самом деле очень просто. Вокруг нашего рынка, скажем, этих признаков с десяток наберется, включая специфический запах от помойки, несвойственный данной местности.

Гораздо труднее избежать другой террористической опасности — попадания в заложники. Тут нам спецслужбы ничего не советуют. Они знают только, как себя вести, если человек уже оказался в заложниках.

В этом случае прежде всего нужно “подготовиться физически и морально к возможному суровому испытанию”. Как? К сожалению, этот наиболее интересный и ответственный пункт борьбы с терроризмом спецслужбы не разъясняют. Со своей стороны можем предположить, что имеется в виду следующее: если террористы разрешают сходить в туалет, то надо сходить, а потом помыть руки и помолиться. Если не разрешают, тогда просто молимся и незаметно для террористов стараемся качать мускулы.

Дальше уже все просто. Надо не оказывать сопротивления террористам и не пытаться бежать, а наоборот, наблюдать за ними и запоминать их количество, вооружение, как они выглядят, акцент, темперамент и манеру поведения. Потому что потом, когда террористы сбегут, придут спецслужбы и станут нас допрашивать. А для них все вышеперечисленные сведения имеют большое значение.

Впрочем, возможно, спецслужбы не будут ждать у моря погоды и попытаются освободить нас силой. Когда начнется штурм здания — нам следует лечь на пол лицом вниз, сложив руки на затылке. От себя считаю необходимым добавить, что ложиться лучше все-таки где-нибудь в уголке, под стеночкой. А то вы уляжетесь на самом проходе, и террористы будут об вас спотыкаться.

И последний совет спецслужб: “После освобождения не делайте скоропалительных заявлений”. То есть когда вас станут допрашивать, не орите, как в Буденновске: “Пошли вы на ..., спецслужбы хреновы, перестреляли всех заложников, а террористы снова ушли!” Потому что потом вам же будет за себя стыдно.

* * *

В политической жизни заметное движение отмечается лишь в одной сюжетной линии, повествующей о том, как российские власти старались не платить долги.

История забавная и очень типичная. Она столь наглядно характеризует наших правителей, столь ярко и выпукло показывает их образ мыслей и взгляды на жизнь, что заслуживает более подробного изложения.

Началось все давным-давно, когда Советский Союз скончался, а Россия унаследовала его долги и зарубежную собственность. Собственностью правители распоряжались, продавая ее по кускам в трудную минуту, а долги, наоборот, довольно долго лежали без всякого распоряжения. Иностранные кредиторы понимали, что молодой демократии нужно время, чтоб подняться на ноги, наладить рыночную экономику, и проявляли терпение.

Российская экономика, однако, развивалась отнюдь не в рыночном, а в кидальном направлении. Иностранных инвесторов в России обманывали и обворовывали в индивидуальном порядке. Инвестиции проваливались в тартарары, кредиты растворялись, прежде чем успевали дойти до получателя, а когда в августе 98-го оторвался и упал пыльный занавес, скрывавший закулисную кухню российской экономики, уже всем парижским и непарижским клубам стало ясно, что ждать нечего. В России ничего не строят, а только распродают, воруют и кидают, и надо скорее выжимать свои долги, пока еще у русских осталась хотя бы нефть, которая, кстати, в прошлом году здорово подорожала. У русских, следовательно, появились дополнительные доходы, и они вполне могут заплатить хотя бы ту часть долгов, которую обещали.

Однако российским правителям казалось, что дополнительные доходы разумнее пустить сейчас на укрепление президентской власти: повысить зарплаты и пенсии, укрепить армию, побомбить Чечню. А кредиторы подождут. В отличие от россиян, у них денег много, поэтому это будет только справедливо.

С подачи правительства Дума приняла чудесный бюджет на будущий год. Возвращение долгов там не предусматривалось. Наоборот, считалось, что мы получим еще кредитов на четыре миллиарда. Соответственно, были запланированы вспомоществования различным программам, категориям населения и отдельным предприятиям. Депутаты, пробившие то или иное вспомоществование за долю малую, радовались как дети.

У нас ведь как устроено? К примеру, вы директор какого-нибудь Ядерного Института, который на ладан дышит. Вам срочно нужны деньги, иначе ваш ядерный реактор развалится на куски. Но правительство только обещает, а дать не может, потому что в бюджете ваш Институт не предусмотрен. “Нужно предусмотреть”, — решаете вы. Идете к какому-нибудь хорошему депутату и говорите: “Друг! Институту нужны бабки. Я тебя умоляю, сделай так, чтоб мы стояли отдельной строкой в бюджете. Нам надо сто миллионов, иначе, сам понимаешь, выброс, радиация, лучевая болезнь, дети-уроды. Спаси страну. Пять процентов — твои”.

И депутат, конечно, за долю малую спасает страну, вставляет строку в бюджет. А поскольку на ладан дышит еще множество объектов, программ и категорий, остальные депутаты тоже имеют что спасать. В результате договоренностей и учета взаимных интересов у них и получается чудесный бюджет, который так и называется в просторечии: “За долю малую”.

* * *

Представьте, что вы одолжили соседям тысячу на месяц, а они вам ее не возвращают пять лет, оправдываясь отсутствием денег. Но вы же сосед, вы видите, что они покупают новую машину и делают ремонт в квартире. Что вы о них будете думать? Вот это самое думают про нас иностранные кредиторы.

Но, окажись вы на их месте, вы бы не сидели сложа руки, верно? Вы бы принимали меры. И они тоже стали принимать.

От их мер российские правители принялись крутиться как на сковородке. Пошли разговоры: а почему, собственно, мы должны отвечать за весь Советский Союз? Ельцин обещал, с него и спрашивайте. ...Забыли про советскую собственность за рубежом, будто ее и не было. Впрочем, где она сейчас, эта собственность? Ушла за долю малую. Ах, право, лучше и не вспоминать, и не думать.

Но делать нечего. Кредиторы взялись выбивать бабки по всем правилам: наехали, прижали, применили “политику выкручивания рук”, как сказал спикер Госдумы. И чудесный бюджет, утвержденный и подписанный — убедительное свидетельство трогательного единства президента, правительства и Думы, — пришлось нести обратно депутатам. Пусть убирают из него вспомоществования, за которые многие из них, между прочим, уже получили свою долю малую.

* * *

В дураках оказались все, поэтому не смеялся никто. Депутаты возмущались правительством: “Что же вы раньше не говорили, что долги платить придется?” Правительство скромно пожимало плечами и переводило разговор на другую тему. Президент делал вид, что он вообще не при делах, хотя сам подписывал бюджет и прекрасно знал, что там есть, а чего — нету.

Первое возмущение, однако, улеглось быстро. Его сменило трезвое осознание ситуации: “Хм! Не получилось. Хотели кидануть, да не вышло. Ну и ладно, бывает”.

Мучительного стыда за общегосударственный позорный прокол — за то, что их поймали на непорядочности и заставили поступить по-честному, — правители не испытывали. Мучились только депутаты, у которых страдали личные интересы. Ведь из-за “изменения приоритетов в распределении дополнительных доходов” им теперь предстояло расставаться со своей долей малой. Им не дали заработать, у них вырывали кусок изо рта. Вот где была настоящая трагедия.

* * *

...Впрочем, депутаты не собираются сдаваться. Они крепко зажали в зубах куски и настроены сражаться, стоять до конца. Пускай правительство берет в долг у Центробанка, пускай продает что-то, но “дополнительные доходы” не отдадим ни за что.

Удастся ли депутатам отстоять свои доли малые? Это мы узнаем уже через несколько дней. В отсутствие стихийных бедствий и обострений на фронтах данный сюжет обещает стать главной темой следующей недели. Пожелаем же нашим депутатам удачи!



Партнеры