ПТУ для офицера

20 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 192

“Интеллектуальный уровень нынешних лейтенантов заметно упал,” — сетуют армейские генералы. Да и прогнозы на будущее неутешительны — при нынешней системе военного образования армии грозит деградация. Тем не менее помпезность, с которой в этом году отмечается 300-летие военного образования в России, умиляет. Судя по победным реляциям из Минобороны, успехи достигнуты нешуточные.

Вот только в реальной жизни все иначе: шкрабов в погонах от упоминания об очередном реформировании военной школы бросает в дрожь...

Ломать, как известно, не строить. Вот и ломали все последнее десятилетие систему военного образования. Благо что повод подвернулся подходящий — сокращение армии. Учебные программы меняли чуть ли не ежегодно. Училища (впоследствии — военные институты) сливали и делили, передавали в другие структуры и забирали назад. Дело доходило до того, что одним приказом выпускникам присваивали офицерские звания и... увольняли в запас. К примеру, в 1998 году именно так, в одночасье, была решена судьба 365 лейтенантов-летчиков. Лихорадило не только курсантов, но и их командиров, преподавателей. Последним срезали должности, отбив всякую охоту делать карьеру и заниматься научной работой — стоит ли горбатиться над диссертацией, когда надбавка за степень 150—200 рублей?!

Впрочем, трогали не всякий вуз. Через сито секвестра благополучно проскочила альма-матер высоких армейских чинов (у кого поднимется рука сократить родное училище?), странным образом на решении вопроса сказалась близость учебного заведения к столичным кабинетам. Словом, поубавилось курсантов на Урале и в Сибири. Оскудели на них Дальний Восток и Забайкалье. Оставшиеся там после всех перетрясок три военных института погоду в регионе не делают, а выпускники из центра России служить в тмутаракань не торопятся — готовы скорее рапорт на стол положить. Чтобы как-то поправить положение, организовали на востоке страны ускоренные (несколько месяцев учебы) курсы для бывших солдат — этакий вариант офицерского ПТУ. Да и с ним, похоже, промашка вышла: у “ускоренного” лейтенанта все одно остались кругозор и психология солдата-срочника.

Недавно еще один эксперимент задумали. При Томском госуниверситете, например, хотят создать военный институт, кадровых офицеров выпускать. За идею ухватились и в Минобразовании, и в Министерстве обороны. Резоны, как говорится, налицо. Университету — под эксперимент дополнительные средства выбить, военным — “малой кровью” новые кадры получить. И студенты вроде бы довольны: лейтенантские звезды им гарантированы, а дойдет ли дело до службы — еще посмотрим...

Между тем совершенно очевидно, что очередное сокращение армии вновь безжалостным катком пройдется и по военно-учебным заведениям. Еще раз смимикрировать (под видом ликвидации сделать вуз филиалом какого-нибудь военного университета или академии) теперь вряд ли удастся. О слишком серьезных цифрах идет речь. По данным из компетентных источников, даже после просчета всех вариантов секвестра недобор составляет более 100 тысяч человек. Вот и недвусмысленно намекают в Генштабе: решать проблему придется в том числе за счет вузов.

Выход из положения вроде бы предлагается: несколько подсократив число военно-учебных заведений, наполнить их новым содержанием. В том числе передать подготовку прапорщиков и отдельных специалистов, переподготовку увольняемых в запас офицеров (при потребности 30 тысяч человек в год специализированные центры и иные структуры “пропускают” не более 20 тыс.), некоторым образом коммерциализировать военную школу — за счет высвобождаемых площадей организовать платное обучение студентов, это чуть ли не вдвое удешевит содержание вуза. Наконец, расширить, а фактически возродить подготовку офицеров со средне-специальным образованием.

С последним предложением можно соглашаться или нет, но, похоже, сама жизнь вынудит принять его. Дело в том, что в 2001—2002 годах пройдет переаттестация всех вузов страны. Одним из критериев их оценки станет количество практикующих кандидатов и докторов наук. Требования у Минобразования весьма жесткие — в высшем учебном заведении должно работать не менее 65 процентов “защищенных” педагогов. Сегодня таких не наберешь и в половине военных вузов. С учетом предстоящих сокращений рассчитывать на кардинальное изменение ситуации, как вы понимаете, не приходится.



Партнеры