Две половинки итальянского яблока

20 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 497

У итальянцев в России без приключений не обходится. Так, однажды у знаменитого киносценариста Тонино Гуэрра, чье имя соседствует в титрах рядом с Феллини, Антониони, братьями Тавиани, Ангелопулосом и Тарковским, поездка на Московский кинофестиваль выросла в крупное приключение — романтическое. Красивая русская женщина Лора влюбила в себя великого итальянца, который, между прочим, уже имел богатый опыт семейной жизни и несколько детей в придачу. С тех пор так понравилось Гуэрре приезжать в Россию, что и теперь, несмотря на почтенные 80 лет, он регулярно появляется здесь — вместе с русской женой Лорой. И уже сам неплохо говорит по-русски. Правда, лоска и холености у него так и не появились: скорее он похож на скромного пенсионера в шапке-ушанке и простеньком пуховике.

— Тонино, почему часто великие люди берут в жены русских?

— Может быть, гении ошибаются? Это я шучу. Скажу по своему опыту, что первая встреча с русской женщиной всегда полна магии и волшебства — кажется, что ты встречаешься с облаком. Правда, потом все великие люди часто жаловались, что это облако становилось тюрьмой. В моем случае мы делаем вид, что это не так (смеется, поглядывая на жену. — М.К.). Я правду говорю — с ней у меня много контрастов, но у нее большая сила, нежность, и она меня... поддерживает — у нее большое чувство ответственности.

Какое время года в России вы любите больше?

— Я в первый раз приехал сюда летом, и мне казалось, что здесь достаточно хорошо. Но потом я увидел Москву зимой, уже с Лорой, и мне показалось, что зимой здесь еще более сказочно — может быть, потому, что падал чудесный снег, который оседал на моих бровях и щеках, и он был теплый.

— Я слышала, что одна из причин вашего приезда — музыка?

— Да, сейчас я пишу либретто для оперы, и я хотел послушать здесь настоящую музыку, потому что в России много великих исполнителей. Мы слушали Башмета, который меня взволновал, концерт Натальи Гутман... Потом я вышел на улицу, где был лед, и я цеплялся за прохожих, чтобы не упасть, а в голове у меня все звучала та музыка. И когда приехало итальянское телевидение — они снимают фильм обо мне в Москве, — я тут же дал рекомендацию всем туристам приезжать сюда. Это не была реклама глазам, я воздал дань ушам, слуху, потому что часто мы невнимательны к этому.

— Откройте секрет, где вы берете силы для такой активной жизни?

— В разные моменты помогают разные вещи. Например, когда ты молод, тебе помогает любовь. Когда годы двигаются дальше, помогает природа. Ты должен быть рядом с шумом дождя, с листьями, которые падают... Обычно природа бывает верна — исключая землетрясения. Молодые, я имею в виду людей до 60 лет (“Это Тонино делает мне комплимент”, — уточняет Лора. —М.К.), часто не останавливаются, чтобы увидеть закат. А пожилой человек знает, что закат — это самый красивый спектакль, и надо насладиться им до конца.

— У вас есть фирменный рисунок, как, например, “Голубь” Пикассо?

— Вот такие две половинки яблока (быстро выводит на бумаге нечто похожее на пару фасолин. — М.К.) — этот сюжет моего рисунка стали воспроизводить на скатертях, салфетках, занавесках и одежде. В Сант-Анджело, где я родился, еще сохранилось огромное колесо мангоно, которое изобрел Леонардо да Винчи. Оно действует с XVI века, и его никогда не реставрировали. Колесо настолько громадно, что внутри может спокойно прохаживаться человек. Туда кладутся старинные скрученные полотна, раскатываются колесом и разглаживаются гигантской плитой массой в 500 кг. Затем на них специальным способом наносится штамповка. Я делаю для этого старинного промысла рисунки. По моим рисункам построили ресторан, сады, семь фонтанов, делают мебель, керамику, мозаику...

За что вас так любил Феллини, с которым вы сделали четыре фильма, и другие режиссеры?

— Может быть, потому что я неплохой человек и сценарист. Когда я говорю с Феллини, то становлюсь другим, потому что знаю, что нужно именно Феллини. Когда Тарковский снимал “Ностальгию”, ему было трудно одному в Италии, и я был с ним рядом. В позапрошлом году мы с Ангелопулосом получили “Пальмовую ветвь”, и только что я закончил новый сценарий.

— Вы приезжали на Российский фестиваль анимационного кино. Любите мультики?

— Да, я очень люблю мультипликацию, потому что в России есть большие режиссеры Наумов и Хржижановский, с которым я сделал два маленьких мультфильма, Норштейн, Назаров, Петров и другие. Все, больше нельзя говорить, нам надо собираться. Чао!

Смешного человечка с петухами Тонино нарисовал, словно играючи, за несколько минут. Коробку с разноцветными мелками и пачку бумаги он всегда берет с собой в путешествия. Пока мастер натягивал на себя бежевый пуховик, Лора добавила, что кроме этого Тонино успевает писать книги, стихи и ругаться со всеми мэрами близлежащих городков — как говорят, промывать им мозги. Многие люди обращаются к нему за советом. А еще за такую многоликую деятельность итальянцы называют Тонино “человеком Возрождения”.



Партнеры