Секрет русского маятника

20 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 700

I’m back in the USSR.

You don’t know how lucky you are boy

Back in the USSR.



Я снова в СССР.

Ты не представляешь, парень,

как тебе повезло, —

Назад в СССР.

(Джон Леннон, Пол Маккартни)

Вспоминая о 70-х годах, пролетевших под звуки этой жизнеутверждающей песенки, современники говорят: “Было такое ощущение, что Советский Союз будет всегда, ведь совершенствоваться, то есть строить коммунизм, можно до бесконечности”. Потом случилась перестройка, и современники были уверены, что “советский ад” уже никогда не повторится. Сама мысль о возвращении старых государственных символов — красного флага и гимна Александрова — могла появиться лишь в произведениях антинаучного жанра “фэнтези”.

Но снова и снова подтверждается тезис о том, что история развивается по спирали, а политические процессы — по схеме маятника. Качок вправо — качок влево, разгул “демократии” — глухой авторитаризм. Везет жителям тех стран, где амплитуда “маятника” невелика. Амплитуда российского маятника широка, как русская душа. Мы можем ходить строем и бояться дышать, а через десять лет бросаться под танки, защищая ростки демократии. А еще через десять лет — внести Сталина обратно в Мавзолей. “Чем больше мы получаем свобод, тем больше нам хочется гестапо” — воистину прав был один из героев Юлиана Семенова! Нынче маятник качнулся и плавно пошел от правого угла к середине, ему еще далеко до “левой противоположности”, но гораздо ближе, чем кажется. Потому что сдвиг влево произошел в нашем сознании. Об этом свидетельствуют многочисленные социологические опросы. “Как вы оцениваете реформы, начатые в 1992 году?” — спрашивают социологи. “В них не было никакой необходимости” — отвечают 22% опрошенных, “оказали разрушительное воздействие” — считают 44% респондентов. Пора возвращаться в прошлое?

В чем же причина? Неужели любые реформы в нашей стране обречены на постыдный провал?

У физиков есть такое понятие — “память металла”. Если скрутить тонкую металлическую пластину в спираль и оставить ее в таком положении на некоторое время, атомы “запомнят” свое скрученное состояние. Потом пластину можно распрямить, но достаточно одного маленького толчка и — р-раз, стальная лента вновь принимает форму спирали...

Последние годы Ельцина “толкали” наше сознание с регулярностью камчатских землетрясений. Всеобщего счастья не получилось, и мир по-прежнему делится на “быдло” и власть. Только теперь бал правит не идеология, а банальный расчет и деньги. Кто-то смог приспособиться к новым условиям, кто-то нет. И чем больше людей оказывается на обочине, тем круче сворачивается спираль нашего общего сознания. Услужливая память за десяток лет покрыла розовым гипюром наше советское бытие. Забылись многочасовые очереди за сосисками и польскими сапогами, кошмарные “ленинские зачеты” и добровольно-принудительные субботники, разборы “морального облика” и всеобщее “одобрямс”, 88-я “валютная статья” и пристальное внимание со стороны чекистов к иностранным друзьям. Совсем иные ассоциации встают сейчас в памяти: бесплатная медицина и обучение, профсоюзные путевки в санаторий, спокойные улицы без пробок и взрывов...

Избирательность воспоминаний тоже имеет свои корни. Расскажите матери троих детей, у которой муж сидит без работы, а сама она — без детских пособий и электричества, что демократия — это благо, а “совок” — это зло...

Бытует мнение, что это Путин желает вернуть нас в прошлое. Так ли это? Может быть, мы сами желаем вернуться и подспудно подгоняем своего поводыря, из-за спины указывая ему дорогу? Путин ли строит эту страну, или он под нее подстраивается? Первые шаги нового президента показали, что он очень хорошо умеет слышать. Надоела властная анархия — мать “порядка” и беззакония? Получите — “вертикаль”. Полномочные представители — новая структура, призванная укрепить и ужесточить, но разве не напоминает она обкомы КПСС?

Плоха была приватизация — можно вернуть госконтроль, пока — частичный. Список предприятий, которые государство относит к сфере неприкосновенных и на которые не распространяется право акционирования и передачи другому владельцу, растет день ото дня. Это признак стабильности или “замораживания”?

Надо отдать должное Путину, он никогда не скачет впереди лошади, он следует только за “народными чаяниями”. Запрети завтра выезд за границу, и народ начнет лютовать. Маятник пока только близок к середине... Так как же далеко мы готовы зайти в своей ностальгии и завести туда своего “моисея”?

На эту тему рассуждают наши эксперты.

ШАГАЕМ, КАК ТЯНИТОЛКАЙ

Ирина ХАКАМАДА, вице-спикер Государственной Думы, фракция СПС:

— Россия в короткие сроки проходит ту историю демократических преобразований, которую западные страны прошли за века. Развитие вообще идет циклически, и наш случай — не исключение. В 1985-м мы сделали попытку сохранить старые устои, вложив в них немножко свободы. Это был консервативный, горбачевский период. Но внутренние противоречия эти старые устои разрушили.

Потом начался революционный период, ельцинская эпоха, когда расчищалась площадка и выстраивались новые механизмы. Но Россия оказалась не в состоянии преодолеть все старые традиции и установить демократический порядок. И наступил период депрессии, усталости от новообразований, которые принесли много негатива и от которых выиграла лишь небольшая часть населения... Отсюда — желание не идти вперед (не ясно, что там, впереди), а попробовать вернуться чуть-чуть назад. Путин как раз попал на эту эпоху усталости и стремления вернуться хоть к какому-то порядку: не получился новый — давайте вернемся к старому. Люди не могут, не видя перспективы в будущем, всю жизнь переживать трудности и получать от этого удовольствие. Наиболее яркое проявление таких настроений для меня, например, — эмоциональная поддержка старого советского символа, гимна. Мы видим это даже на части нашего электората, который в общем-то прогрессивен и тяготеет к западным ценностям.

Опять начался консервативный период. Так и идем: два шага вперед — один назад, два шага вперед — один назад...

Надо учитывать также, что периодически Россия, потерпев неудачу на пути к передовым моделям развития, скатывается в некоторую изолированность, начинает лелеять свою особость. Но Россия не должна идти особым путем — она должна идти собственным путем. Особый путь, на котором настаивают коммунисты, предполагает замкнутую модель развития, не использующую универсальные достижения цивилизации, а собственный путь — это когда на универсальный механизм навешиваются национальные особенности...

Сейчас мы делаем шаг назад. Но есть угроза, что этот объективный процесс некоторого скатывания к более авторитарному режиму в целях наведения порядка выйдет за всякие рамки и будет сделана попытка свернуть Россию вообще в сторону от универсального цивилизационного процесса. Может взять верх соблазн полностью изменить Конституцию, создать какого-нибудь монстра вроде Госсовета, который по вертикали будет решать все вопросы, сделать депутатов игрушечными, а губернаторов — марионеточными, назначая их... Это будет уже два шага назад.

Но большие системы за счет административных решений жить долго не могут. Надеяться, что в огромной и сложной России удастся выстроить систему без саморегулирования — значит быть историческим дилетантом и уничтожить перспективу развития страны в XXI веке.

ЗАЧЕМ ИРОДУ РУССКАЯ ГОЛОВА?

Василий ШАНДЫБИН, “рабочий депутат” Госдумы, фракция КПРФ:

— Вспоминаю старые времена. Каждый год после войны 1 марта было сообщение ТАСС: снижение цен на промышленные товары на 10, 20, 30%... И люди радовались, чувствовали — жизнь улучшается. В советский период строились школы, больницы, города, заводы, фабрики, предприятия исправно работали... Я считаю, что люди тоскуют по тем временам, по хорошей, стабильной жизни.

Сейчас после прихода к власти президента Путина у людей появились большие надежды. Впервые в России президент — русский, и жена у него русская, и семья русская. Я не националист, но народ надеется, что Путин будет государственником, будет заботиться о народе, о промышленности и сельском хозяйстве.

Но, к сожалению, некоторые его шаги меня настораживают. Например, продолжается продажа предприятий за бесценок. К тому же он — сторонник продажи земли. Я не одобряю этот поступок президента. Его фракции в Думе “Единство” и “Народный депутат” за исключением патриота Сергея Шашурина голосовали за продажу земли.

Да, конечно, вернули советский гимн. Я голосовал за него, но без слов. А от слов Михалкова, которые сейчас, меня тошнит. Это рабские слова — они ни к чему не призывают народ. Что такое “Славься, Россия!”? Страна разворована, оплевана, а мы прославляем измену, предательство и воровство... К тому же герб и флаг-то не советские...

Сегодня многие кричат, что они патриоты, но раньше патриотами становились, пройдя через тюрьмы и ссылки, а теперь — пройдя через коммерческие банки...

Но я думаю, все же возврат к советским ценностям возможен. Для этого надо, чтобы народ, народно-патриотические силы взяли в свои руки телевидение, газеты. И надо вести активную работу за восстановление СССР, или советской империи.

Я вам скажу еще, но вы все равно не напишете. Ельцин был ставленником Запада. Был такой царь Ирод, его дочь танцевала и попросила за танец голову Иоанна Крестителя. Тот не отказал, конечно, своей дочери. Ельцин — как Ирод — царствовал. И его дочь Татьяна попросила у него голову русского народа, чтобы вручить ее Западу, и он ей тоже не отказал...

Путин должен извлечь из этого уроки. Его родственники — мои земляки, и мы возлагаем на него большие надежды. Я не могу сейчас встретиться с Путиным, а жаль. Если бы мог, то всю правду ему бы рассказал...

“ЭТО НЕ ОТКАТ, А ДВИЖЕНИЕ ВПЕРЕД”

Александр БОВИН, бывший посол России в Израиле, журналист-международник:

— В данном контексте советизация — бессмысленное понятие. У нас развалина, а не государство. Мы ничего не сможем в нем сделать, пока его не укрепим. Укрепление и вертикали, и горизонтали власти крайне необходимо. Это не откат, а движение вперед. Но нужно делать шаги по пути к демократической России, а не шагать к советизации. Если по порядку...

Вопрос государственного регулирования заключается в мере этого регулирования. В любой развитой капстране — Франция, США — есть госконтроль над определенными секторами промышленности. Это неизбежно. Но как это сделает Путин и его команда? Пока что программа, составленная для президента — программа Грефа, — предусматривает движение России по пути либерально-демократических реформ. Поэтому здесь нет проблемы советизации или отката назад, если мы идем к тому, чтобы вовремя выплачивать зарплату, пенсии и обеспечить людей работой.

Ужесточение политики в отношении СМИ? Смотря что под этим понимать. Да, хамства стало меньше, стало меньше “доренко”, но критиковать власть никто не запрещал. Разве это не шаг вперед? Есть какие-то журналистские нормы, которые нарушались при Ельцине. Так давайте их выполнять. Что же касается попытки загнать независимые СМИ в клетку — то, что мы видим на примере нападок на НТВ или в подготовке закона о СМИ, — дело это исключительно плохое, а главное, безнадежное. Я надеюсь, что Путин обожжется на этом. Просто надо бороться за свою свободу. Вот НТВ борется, и власть ничего не может с ними поделать. Они молодцы!

Возвращение прежней роли ВПК? В Советском Союзе военно-промышленный комплекс был “высшим пилотажем”, центром наиболее продвинутой технологии. Разрушив ВПК, мы, по сути, разрушили этот центр. Возможно, имеет смысл вернуться к этому элементу. Потому что именно в области “оборонки” у нас в стране делалось все самое продвинутое. К тому же не стоит забывать, что продукция ВПК, поставляемая на внешний рынок, — это хорошие деньги. Так и зарабатывал Советский Союз. И не надо думать, что это чисто советский способ заработка. Те же Соединенные Штаты, являясь демократическим государством, формируют более 50% общемирового рынка вооружений.

Сближение со странами-изгоями? Ни о каком особом сближении речь сегодня не идет. Просто при Ельцине мы поступили по-глупому, бросив все то, что было нами настроено в развивающихся странах. Путин пытается повернуть процесс вспять и правильно делает. Та же Корея, когда произойдет ее объединение, станет важнейшим фактором в Дальневосточном регионе. А Иран и Ирак — это наши соседи. Они далеко от США. Поэтому в отношениях с ними надо исходить из интересов Российской Федерации. Пусть это не нравится американцам. Ничего страшного. Взаимодействовать с американцами мы можем в других вопросах. Скажем, в проблеме расширения НАТО на восток, которое лично я не считаю проблемой...

“РУКА ПУТИНА ОКАЗАЛАСЬ НЕ ЖЕСТКОЙ”

Юрий ЛЕВАДА, социолог, директор ВЦИОМ:

— Мечты о порядке в России — очень давние. Есть мнение, что одна из причин успеха большевиков в семнадцатом году была не в том, что они предложили какие-то светлые идеалы, а в том, что они той самой “жесткой рукой” навели некоторый порядок... Но порядок — понятие многообразное. Мы не раз в своих опросах интересовались: “А что это такое — сильная рука?” На этот счет мнения людей сильно расходятся. Половина считает, что это диктатура и она полезна. Но в объяснении самого понятия диктатуры люди путаются. И для большинства порядок — это все-таки нормальная жизнь с соблюдением закона, с уважением к человеку, но без преступности и коррупции, неподчинения всех друг другу. До тех пор пока в стране будет беспорядок, “коррупция власти”, люди будут хотеть так называемой жесткой руки.

О “сильной руке” у нас стали говорить задолго до того, как люди познакомились с фамилией Путина. Чем больше лет продолжается хаос, тем сильнее ностальгия общества по старым временам. И сегодня есть такие настроения, но не Путин их создал, а, наоборот, они Путина привели к власти. И даже раньше, чем к власти, привели его к популярности.

Но теперь прослеживается новая тенденция — сегодня, когда уже можно говорить о первых итогах путинского правления, люди видят, что больше порядка не стало и их надежды обмануты. Путин считал, что наведет порядок, если добьется быстрой и решительной победы в Чечне. Вот только способы, которыми он и его генералы взялись за Чечню, ничего не дали в результате. Создание округов поначалу людьми было воспринято как желание навести некоторую долю порядка. Потому что регионы центру подчинены слабо, хотя и зависят от него в финансовом отношении. Но уже сейчас, на мой взгляд, Путин занят тем, что не укрепляет, а размягчает вертикаль власти, задабривая губернаторов разрешением избираться сколько угодно. Он уменьшает полномочия своих полпредов, и они становятся все больше не угрозой для губернаторов, а надсмотрщиками за ними. Надсматривать за властями, не имея никаких прав вмешиваться в их дела, означает еще большую путаницу. Вот почему люди, которые в начале мая поддерживали Путина, сейчас считают, что получилось больше беспорядка, чем порядка. Почти все реальные действия президента за прошлый год оцениваются людьми скептически. Особых результатов не видно. Правда, небольшой процент отмечает некоторые положительные сдвиги во внешней политике и повышение пенсий. Но тут нужно иметь очень большую долю воображения. Пенсии съедает инфляция, активность президента не принесла России ни одного нового союзника в мире. Поэтому поиски того, что делать, как и кому, будут продолжаться.

Но обстоятельства таковы, что у Путина на сегодня нет реального соперника, а у нас — альтернативы. Все реальные и мнимые, правые и левые политические силы страны спрятались под диванами и лишь иногда что-то вякают оттуда. Чтобы был порядок, нам нужна устойчивая экономика, нормальная политическая система, в отсутствие которой подобные настроения в обществе очень опасны. Они дают повод для авантюристов, людей, которым больше всего нравится щелкать шпорами. То поколение, которое вошло в политику лет 10 назад, себя исчерпало, в большой степени дискредитировало и ничего при этом людям предложить не может. Нового поколения пока не видно...

ОПРОСЫ ВЦИОМ

“Что сейчас важнее для России: порядок или демократия?” (январь 2000 года).

Порядок, даже если для его достижения придется пойти на некоторые нарушения демократических принципов и ограничения личных свобод 75%

Демократия, даже если последовательное соблюдение демократических принципов предоставляет некоторую свободу разрушительным силам 13%

Затрудняюсь ответить 12%

“Было бы лучше, если бы все в стране оставалось так, как было до начала перестройки (до 1985 года)?” (март 2000 года).

Совершенно согласен 25%

Скорее согласен 25%

Скорее не согласен 27%

Совершенно не согласен 13%

Затрудняюсь ответить 10%

“Какая политическая система кажется вам лучшей?” (март 2000 года).

Советская, которая была у нас до 90-х годов 42%

Нынешняя система 11%

Демократия по образцу западных стран 26%

Другое 4%

Затрудняюсь ответить 17%

“Пошла ли независимость во благо или во вред России и другим республикам бывшего СССР?” ( май 2000 года).

Определенно во благо 7%

Скорее во благо 21%

Скорее во вред 35%

Определенно во вред 22%

Затрудняюсь ответить 15%

“Если говорить в исторической перспективе, как вы думаете, эпоха Ельцина принесла России больше хорошего или плохого?” (декабрь 2000 года).

Больше хорошего 15%

Больше плохого 75%

Затруднились ответить 10%

ОПРОС РОМИР

“Какую жизнь вы бы предпочли — в дореформенные времена, до 1991 года, или нынешнюю?” (декабрь 2000 года)

Предпочли бы нынешнюю жизнь 27,7%

Предпочли бы дореформенные времена 61,1%

Затруднились ответить 11,2%



    Партнеры