Бог Хануман затаился близ Тары

21 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 494

25 октября под рубрикой “Там, за горизонтом” был опубликован мой репортаж из Окуневской аномальной зоны. Она привлекает в последние годы на берега сибирской реки Тары сотни исследователей, энтузиастов, чудаков и восхищенных провозвестников новой эпохи. Село Окунево продолжает удивлять, подкидывая любителям сенсаций множество чудес, загадок и труднообъяснимых явлений, которые быстро обрастают легендами и теряются в ворохе мифов.

Оборотни над Тарой

Московский исследователь аномальных явлений и писатель Михаил Речкин, уроженец села Муромцева — райцентра, вблизи которого расположено Окунево, млея от местнического патриотизма, сумел привлечь к своей малой родине внимание многих исследователей.

Он собрал много показаний свидетелей странных явлений. Людмила Пастушенко, с которой Речкин ходил когда-то в сельскую школу, поведала о событии далеких 60-х годов: “Я играла с младшей сестрой Ниной за деревней. Мне было восемь, а сестре четыре года. Вдруг вижу: на берегу реки появился словно ниоткуда взявшийся столб света, уходящий от земли в небо, а на лугу рядом со световым столбом — двух девушек в старинных ярких сарафанах. Я оглянулась на Нину: ты видишь? Та кивнула: да. Не успели мы опомниться, как над девушками стали проявляться две огромные полупрозрачные фигуры женщин в скорбных позах. И хотя все это происходило днем, мне стало страшно и я со всех ног бросилась домой”.

Словам восьмилетней девочки можно и не поверить. Но вот что написала Речкину учительница-пенсионерка Ольга Эдуардовна Легина: “Летом 1943 года вблизи Шайтан-озера (в восьми километрах от Окунева. — С.К.) я неожиданно услышала очень нежный, воистину неземной звон колокольцев, идущий откуда-то сверху. Подняла голову к небу и с изумлением увидела несущихся по воздуху двух коней. Их вьющиеся по ветру золотистые гривы я до сих пор вижу, стоит только закрыть глаза”.

Огромного коня, скачущего в небе, видели и другие местные жители — Мария Спиридонова, Николай Окунев. И не только коня, но также огромного человека.

Бывший сосед Речкина Афанасий Григорьевич Глушков, человек разумный и отнюдь не из трусливых (фронтовик, совершил несколько побегов из концлагерей), видел летней ночью на берегу Тары огромную лохматую собаку. Переплыв на другую сторону реки, она выбралась на берег, отряхнулась, встала на задние лапы. И... обернулась двухметровым человеком, одетым во все белое, который длинными и плавными прыжками двинулся вдоль берега. Глушков, сидевший на катере, включил прожектор, направил луч на оборотня. Едва свет на него попал, оборотень исчез.

Как будто в этих местах годами крутят “небесное кино”, после которого голливудские ужастики представляются скучными поделками.

Хануман родом с Сириуса?

Речкин привлек к работе ясновидцев. Его замысел был абсолютно чужд мистике: если разные, никак не связанные между собой прозорливцы будут давать одну и ту же информацию, значит, в этом что-то есть. Пусть даже в глазах некоего ортодоксального скептика ясновидение — метод сомнительный и ненаучный. Но подход Речкина по сопоставлению показаний ненаучным не назовешь.

Индийский чудотворец Сатья Саи Баба убежден, что в Западной Сибири возвышался сокрытый ныне от людских глаз величественный храм-обсерватория. Храм бога и царя обезьян Ханумана, непревзойденного мудреца и величайшего целителя, обладавшего способностью менять облик и объем тела.

О храме Ханумана, затерянном среди сибирских озер, говорил и другой индийский пророк Шри Бабаджи.

Речкин задал прямой вопрос “Был в Окуневе храм или нет?” Галине Карповой, признанной ясновидящей. “Он и сейчас там есть, — ответила она, — только в астрале. Это не просто храм, а своеобразная энергетическая книга Бога... Его название — Сатра-храм”.

То же самое название — Сатра, только применительно к планете, записал ростовчанин Константин Рудов в ходе сеанса автоматического письма. Случилось это больше десяти лет назад. Проснувшись утром, он обнаружил на столе лист бумаги с нарисованной схемой некой планетной системы. Названия планет и их цифровые обозначения были выведены его почерком. Вокруг двойной звезды — голубой и оранжевой — вращаются по своим орбитам планеты Лина, Фрис, Грана, Оре, Мильо и Сатра.

Предположив, что созвучие имени храма и одной из нарисованных планет не случайно, Михаил Николаевич послал запрос еще одной ясновидящей — Ольге Гурбанович: “Имеют ли какое-то отношение к храму в Окуневе сущности с планеты Сатра? Как далеко от нас находится их система? Какие планеты обитаемы?”

Ответ, пришедший от Ольги, ошеломил Речкина: “Эта планета называется немного не так, у вас бедный звукоряд, но для простоты пусть будет Сатра. Именно существа с этой планеты и построили храм в Окуневе. В далекие времена они жили в той местности, они и помогут вам найти храм. Эти существа живут среди вас и выходят на контакт с вами. Сатра находится сравнительно недалеко от Солнечной системы, в системе Сириуса, на расстоянии почти в девять световых лет. Все планеты там обитаемы. Живущие на них совсем на вас не похожи, они могут принимать любой облик и объемы, общаются телепатически и “видят” в любом направлении одномоментно”.

Оттуда видно все

Сделаем небольшое отступление от темы, чтобы немного рассказать об Ольге Гурбанович. Эта 32-летняя сибирячка, мать троих детей, долгое время не отличалась ничем необыкновенным. До тех пор, пока не умерла ее бабушка. После похорон Ольга продолжала общаться с бабушкой, получая разностороннюю, вполне конкретную информацию. Вначале, разумеется, было потрясение, испуг, недоверие. Но мать Ольги, дочь умершей, легко это недоверие сняла — она подтвердила, что принимаемые с того света текстовки изобилуют характерными для бабушки словечками, поговорками, междометиями, есть даже шутливое прозвище, которым бабушка называла свою дочь только в далеком детстве.

Привыкнув, Ольга стала задавать бабушке различные вопросы, на которые чаще всего получает ответы. Однако не на все. Бабушка, как сама объяснила, пребывает сейчас на третьем информационном слое и готова связаться с теми умершими, которые находятся там же. Докричаться же, скажем, до тех, кто сейчас в более высоких слоях (всего их семь), ей не под силу.

Через Ольгу Гурбанович выяснилось, что умершие многое, если не все, знают о нашей земной жизни. И в определенных случаях оказывают информационную помощь. Так, к примеру, Ольга через бабушку помогла изобличить преступника, имевшего железное алиби и потому находившегося вне подозрения.

Михаил Николаевич серьезно прислушивается к сообщениям Ольги Гурбанович. Не случайно, объяснила Ольга, именно Сатья Саи Баба инициировал поиски храма в Западной Сибири — когда храм еще возвышался над землей, Саи Баба был верховным жрецом храма Ханумана. Главный талисман храма, по словам Ольги, — кристалл высотой более метра с основанием около полутора метров. Он цел, необычайно красив, восьмигранной формы и очень ценен для Земли — это средство дальней космической связи.

Кто-то гулко стучит в пустоте

То, что храм — не мираж, не астральный образ, а реальное каменное сооружение, для Речкина несомненно. Не только из-за слов Ольги Гурбанович, но и благодаря воспоминаниям детства.

Местность в Муромцевском районе болотистая, камня на десятки верст окрест не сыщешь. Вот почему событием среди окуневских детей стала находка в середине 60-х двух зеркально отполированных каменных плит. Они уходили ступенями в крутой, высокий берег Тары и были замечены близ здания школы. Плиты размерами с небольшой письменный стол были невероятно прочны. Окуневцы сразу же попытались их расколоть — хороший будет гнет для закваски капусты. Да только молотком и зубилом обойтись не удалось. Лишь после нагрева с помощью кузнечного горна плиты разбили на отдельные каменюки и растащили по избам. К сожалению, сейчас, тридцать лет спустя, сколько окуневских домов ни обошел Михаил Николаевич, нигде обломков тех плит не нашел.

Но давняя подруга Люда Пастушенко заверила: были, точно были плиты, она сама в числе других откапывала их возле школы.

А прошедшим летом возле того же самого здания окуневской школы появились люди с приборами и принялись исследовать недра. Группу московских геофизиков пригласил к берегам Тары все тот же Речкин, которому удалось на деньги местных спонсоров провести первое научное исследование.

Уже после летнего полевого сезона я встретился с руководителем этой группы, начальником отделения геофизики Физической разведки объектов Москвы доктором технических наук Александром Сергеевичем Зайцевым. Он показал мне отчет о проведенных в Окуневе исследованиях.

В землю закладывали металлические плашки, по ним били кувалдой. А размещенные по прилегающей территории датчики фиксировали скорость распространения ударной волны. Обычно ее величина не превышает 1200 м/сек. А здесь достигала 2—2,5 тысячи, а иногда даже 4 тысяч м/сек. В природе практически нет материала, в котором волна могла бы распространяться с такой скоростью. В перпендикулярном же направлении скорость необычайно низкая — какие-то сотни м/сек.

Данные геофизической разведки показывают, что на школьном дворе на глубине от 8 до 12 метров имеется некая пустота. Ученые наметили ее контуры, длина пустоты примерно 100 метров, но что именно там такое, пока не знают: возможности пробурить скважины в этом месте пока не было. Сейсмограф зафиксировал в этой пустоте источник низкочастотных колебаний.

—Впечатление, что на десятиметровой глубине находится какая-то клетка, — не скрывает своего недоумения Александр Сергеевич, — в которой кто-то периодически стучит.

Первоначально две зоны с повышенной энергетикой в Окуневе показала ясновидящая из Иванова Татьяна Швецова. В одной из этих зон приборы выявили геофизическую аномалию.

Вторая зона, на другом берегу Тары, пока геофизиками не проверена. Но Александру Сергеевичу Зайцеву она знакома с далеких военных лет. Тогда он, еще мальчишка, находился в Омской области в эвакуации. И тяжело заболел. Диагноз — туберкулезный бронхоаденит — ничего хорошего в те суровые годы не предвещал. Кто-то из врачей посоветовал матери отвезти ребенка в Окунево — это очень здоровое место, давно известное местным жителям, там исцеляются от многих недугов. Шестилетний Саша полгода прожил на животноводческой ферме — сейчас, с распадом колхоза, ее нет, но располагалась она, как определил Александр Сергеевич, близ второй энергоаномальной зоны. От болезни не осталось следа.

Если за зиму спонсоры не разорятся и не утратят интерес к окуневскому феномену, будущим летом Речкин с Зайцевым надеются пробурить скважину, добраться до загадочных пустот. И, кто знает, какие мифы оперятся фактами. И какой облик примет обезьяний бог Хануман.



Партнеры