Невесты еще побегают за лейтенантами

23 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 347

По мнению начальника Главного управления воспитательной работы Минобороны, армию ждут очень серьезные перемены. К лучшему...

* * *

— Виталий Михайлович, вот уже 10 лет у нас в стране существует новая армия — Российская. От прежней Советской армии ее отличает новая форма одежды, меньшая численность. Вы можете назвать еще какие-то различия? Что-то изменилось после этой трансформации в лучшую сторону?

— Вы, наверное, ждете от человека в моей должности ответа, полного оптимизма, преисполненного пафоса и бравой риторики? Это было бы совершенно неискренне. Все прекрасно знают, какие тяжелые времена переживает наша страна, какие изменения произошли за это время в обществе, в том числе и по отношению к Вооруженным Силам. Все это, естественно, не могло не коснуться и нашей армии. Ей, предназначенной защищать Родину, пришлось учиться защищать саму себя. И это оказалось гораздо труднее, чем участвовать в боевых действиях.

Армия — это институт государства, причем один из самых важных. Естественно, что само государство должно заботиться о своих защитниках, создавать соответствующие условия для развития Вооруженных Сил. Не открою страшной военной тайны, если скажу, что такой заботы до недавнего времени не было. Все, что у нас есть сегодня, — это наследство наших отцов и дедов, которое еще дает возможность не превратиться во второразрядную армию, не способную обеспечить обороноспособность страны. Что говорить, если в последние годы на вооружение не поступило ни одного нового танка, самолета, а в той же Чечне мы воюем на бронетехнике, прошедшей Афганистан?

Но знаете, сейчас у нас появилась надежда, и связана она в первую очередь с новым Верховным главнокомандующим, с президентом Владимиром Путиным. Говорю так не по долгу службы, а по личному впечатлению, по конкретным делам нашего правительства в отношении армии. Только за последнее время, например, у вице-премьера Валентины Матвиенко прошли три совещания по решению социальных проблем военнослужащих. Я вижу, с какой заботой и пониманием относится президент к вопросам социальной защищенности военнослужащих, и это меня, военного человека, не может не радовать.

— Что потеряла Российская армия за последнее время из того, что жизненно необходимо для ее потенциала?

— Я хорошо помню, как шестилетним пацаненком приехал вместе с отцом, тогда старшим лейтенантом, в родную деревню в Тульской области в отпуск. Автобус приходил туда раз в день, и односельчане, знавшие о приезде отца, специально собирались на остановке. До дома мы шли часа полтора — каждый хотел поговорить с офицером, хотя бы притронуться к его гимнастерке. Уважение к человеку в форме было потрясающим. Вот это мы, к сожалению, потеряли. Профессия офицера стала непрестижной, выйти замуж за военного теперь не считается у девушек удачей в жизни, как это было еще совсем недавно. Многие офицеры ушли из рядов Вооруженных Сил на высокооплачиваемую работу. Знаете, что они приводят в качестве основного аргумента? Не то, что им не хватает денег и нет квартиры, а то, что стыдно перед своей семьей за такое существование.

А вот высокий моральный дух у армии сохранился. Люди служат своему Отечеству с оружием в руках даже в таких сложных условиях — это о чем-то говорит.

— А как можно оценить боеготовность нынешней армии? “Если завтра война, если завтра в поход”, сможет ли она выполнить свое основное предназначение?

— Я как начальник Главного управления воспитательной работы не стал бы говорить о высокоточном оружии или о тактической подготовке войск — здесь мнение профессионала, скажем, начальника Генштаба, будет ценнее. Тем не менее по своему рангу, по тем документам, с которыми знакомлюсь, могу сказать, что обороноспособность Российской армии высока. Сейчас мы провели крупные учения, которые показали уровень выучки армии: ракеты легли точно в цель, самолеты провели меткое бомбометание, штабисты разработали грамотные операции. Естественно, что за этими учениями пристально следили представители разведок иностранных государств, и они не могли не отметить мощь нашей армии, о которой в мире стали уже забывать. Для нас самих было важно оценить уровень профессионализма солдат, офицеров и генералов, которые занимают боевые посты от штабов до действующих подразделений. Вывод совершенно однозначен — у России есть надежная армия.

— Праздник защитника отечества для армии является своеобразным барометром взаимоотношения с властью — даже по поздравлениям можно судить о внимании властных структур. В какую сторону сейчас отклонилась эта стрелка?

— Она показывает “ясно”. Президент лично поучаствует во многих праздничных мероприятиях, встретится с ветеранами армии, вручит награды группе военнослужащих, будет присутствовать на праздничном концерте в Кремле, посвященном Дню защитника Отечества. На открытие зала Победы в Центральном музее Вооруженных Сил Владимир Путин не успевает по времени, но он направляет туда вице-премьера Виктора Христенко. Такого внимания к армии не было давно.

Но дело даже не в празднике. Вы знаете, что первым приказом Владимира Путина как Верховного главнокомандующего была личная благодарность участникам боевых действий? Это внимание к военным людям в Чечне дорогого стоит. И самое главное — это то, что президент принимает конкретные действия и по повышению зарплаты военнослужащим, и по решению жилищных проблем, и по социальной адаптации увольняемых в запас.

Повод для оптимизма на будущее у защитников Отечества есть?

— Не хотелось бы произносить в такой ситуации банальные утверждения, но поверьте, что уже в скором времени в армии произойдут очень серьезные перемены. И попасть в Вооруженные Силы будет так же сложно, как и уволиться из них сейчас. Та программа реформирования армии, о которой мне известно, позволит сделать профессию офицера престижной. И девушки еще будут охотиться за курсантами-выпускниками военных институтов, чтобы стать лейтенантшами.



    Партнеры