Что нам стоит мост построить?

26 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 373

Не успели столичные власти закончить строительство Третьего транспортного кольца и довести до ума проект “Москва-Сити”, как объявилась еще одна “стройка века”. Еще круче, еще дороже. На этот раз правительство Москвы задумало возвести мост... через Керченский пролив. Керчь от Москвы далековата, зато мост на веки веков свяжет Россию и Украину.

О будущей новостройке эксклюзивно рассказал “МК” Олег Толкачев. Первый зампремьера правительства Москвы, он же руководитель Комплекса имущественно-земельных отношений, на сей раз предстал в роли председателя собрания акционеров АО “Керченский мост”.

Керченский мост — идея не новая. Впервые его построили во время войны немцы. Это была ледовая переправа из Крыма на Кубань. На льду поставили вышки, натянули тросы и пустили по ним вагонетки, которые, как по канатной дороге, переправляли танки, солдат и боеприпасы. Работала переправа зимой 1942—1943 гг. Весной ее демонтировали. Вторую переправу через пролив построили в 1946 году. Это был железнодорожный и автомобильный мост. Но строители не учли, что у морского пролива ледовая и ветровая нагрузка гораздо больше, чем у реки. В итоге лед снес опоры, мост просел, и его разобрали. С тех пор по Керченскому проливу ходят паромы. Сначала их было четыре. Сейчас остался один. И тот работает на “честном слове”.

— Пока дело находится на стадии проектных разработок. И если все будет хорошо, первый колышек забьем уже в апреле, — сказал корреспонденту “МК” Олег Толкачев. — Тем более что в апреле в Севастополе заканчиваются испытания нашего крейсера “Москва”, на которые собирается приехать делегация во главе с Лужковым. Отметим сразу два события...

— Это будет мост или тоннель?

— Полагаю, вопрос решится в пользу моста. Мост не только дешевле тоннеля в 4—5 раз, но и эффективней. Он будет многоуровневым: один уровень — железнодорожный, другой — автомобильный, третий — трубопроводный, чтобы транспортировать нефть, воду. Протяженность — около 7 километров: около 5 километров над водой и по одному километру с каждой стороны, на подходах.

— Денег-то хватит?

— С этим все в порядке. Схема привлечения денег известна, отработана, схема их возвращения — тоже. Строить будем на заемные средства, без привлечения бюджетных ассигнований. Однако не исключено, что для получения международного кредита нам придется заручиться поддержкой двух президентов и заключить межправительственное соглашение между Россией и Украиной на президентском уровне.

— Чем вызваны такие хлопоты: большой суммой займа или малым доверием к заемщикам?

— Не думаю, что московскому правительству не доверяют. Мы уже брали деньги на строительство Третьего транспортного кольца, МКАД и практически рассчитались с долгами. В этом году выплатим около 700 миллионов долларов и чуть больше — в следующем. Весь мир строит на заемные средства. Но сумма, о которой сейчас идет речь, действительно большая — около 500 миллионов долларов. На похожий мост в Лиссабоне потратили больше миллиарда долларов, а окупился он за 6 лет. По нашим расчетам, Керченский мост окупится за 4—5 лет. Дальше начнем получать от него прибыль.

— Какая от него выгода России и конкретно Москве?

— Мост будет давать регулярный доход — он будет платным. У Москвы — контрольный пакет акций. Распределение долей пока таково: 51 процент — Москве и по 24 процента — Крыму и Кубани. В дальнейшем, не исключено, часть акций будет продана. Деньги, которые “заработает” мост, пойдут на нужды москвичей, развитие социальной сферы, в том числе и жилищное строительство в столице.

Есть и другие плюсы. На 450 километров сокращается дорога из Крыма в Россию — не придется объезжать вокруг моря. Керченский мост открывает новый нефтяной путь для экспортеров “черного золота” Северного Кавказа и таких закавказских стран, как Грузия, Армения, Азербайджан. Даже Казахстану наш мост мог бы быть интересен. В засушливые районы восточного Крыма — особенно страдают Керчь, Судак, Феодосия — будем экспортировать воду. А ведь есть еще такие мало кому известные города, как Щукино, где находится недостроенная атомная электростанция... И я не удивлюсь, что после возведения моста у крымчан возникнет желание ее достроить. Еще один плюс новостройки — в возможности не только заполнить крымские курорты, но и получить инвестиции на развитие туризма в Крыму.

Но и это не все. Строительство — это новые рабочие места. Причем как для украинцев, так и для россиян. Москвичей, в частности. У нас много грамотных инженеров и строителей, которые не могут найти себе применения в Москве. Пока мы будем строить (это займет от 4 до 5 лет), обеспечим работой около 10 тысяч специалистов.

У нас с Крымом всегда были особые отношения. Там живет более 90 процентов русскоязычного населения. В Крыму — главная база Черноморского флота России. И мы не собираемся уходить из Крыма. К тому же у нас очень теплые отношения с администрацией Крыма, и нам небезразлично, где и как будет проходить восточная граница НАТО. Словом, со всех точек зрения проект строительства Керченского моста актуальный и назревший.

— Каково участие Украины в проекте?

— В строительство Украина вложит четверть требуемой суммы. Но есть и другие виды финансового участия. Например, Россия платит Украине аренду за размещение Черноморского флота. А Украина платит России за поставку электроэнергии, использование береговой инфраструктуры... Поэтому вклады могут быть не только в виде денег, но и в виде снижения ставок аренды. Возможностей рассчитаться много.

— Не боитесь браться за новый дорогой проект, в то время как не утихли страсти по “Русскому бистро”, изрядно подорвавшие репутацию московского правительства, и не достроен МДЦ “Москва-Сити”?

— Конфликт с “Русским бистро” — чисто пиаровский проект. И я много раз объяснял: если реальные претензии по “Бистро” есть, давайте разбираться. Но если это делать, то всерьез. А пока никто ни мне, ни Орджоникидзе не звонил, никто ничем не интересовался. Помните, с какой помпой в свое время подавалось дело по овощной базе “Вегетта”? И чем оно кончилось? Пшиком. Потому что не было ничего. А крику было до небес.

Я не могу гарантировать, что кто-то со стройки не утащит самосвал. Скорей всего братья славяне наверняка упрут какие-нибудь гвозди-шурупы. Но то, что от моста всем будет только польза, — это точно.

С моей точки зрения, нынешняя администрация Москвы закладывает фундамент для поколения некст. Что бы там ни говорили, Москва развивается. И будущей администрации столицы мы передадим цветущий город.

Недавно группе московских руководителей во главе с мэром (в том числе и мне) присуждена Государственная премия РФ 2000 года за строительство в Севастополе. Это обязывает нас продолжить начатое в Крыму дело. Керченский мост обязательно будет построен.



    Партнеры