ФАРШ ИЗ МАМОНТА

28 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 451

  Бивень на заказ

    

     Приобрести в личное пользование “кусок” мамонта я попыталась на Измайловском вернисаже. Правда, давки за бивнями со странной этикеткой “Сделано в Магадане” там не наблюдалось. Вещица, конечно, диковинная. Но и цена приличная: сто баксов за килограмм. Неказистый, маленький бивень мамонтенка потянет долларов на 300—400.

     Покупатели в основном люди богатые. Их впечатляет размер.

     — Дома есть разные, — продавец разложил передо мной фотографии с мамонтовыми трофеями. Дома у него оказался целый склад древних реликвий. Он собственноручно копает мамонтов в Сибири, реставрирует их кости и продает на вернисаже. А фирменный лейбл “Сделано в Магадане” ставит для солидности.

     — Мне вот этот нравится, самый большой, — указала я на огромный бивень.

     Торговец удивленно оглядел меня с ног до головы:

     — Меньше чем за десять тысяч баксов не отдам. Может, тебе все-таки что-нибудь подешевле подобрать?..

     Нет, все-таки выкладывать 10 тысяч баксов за какую-то окаменелость — слишком дорого. Поищу-ка я что подешевле — через Интернет. Чего на сайтах только нет: от простеньких нэцке по сто долларов за штучку до шикарных шахмат по цене автомобиля. Особо увлеченные выписывают себе шкуры доисторических гигантов. Правда, заполучить экземпляр целиком практически невозможно, а вот обрывок — пожалуйста. Можно даже заказать мясо первобытного животного. Как оказалось, в цивилизованном городе Москве есть немало любителей мамонтятины. Главное, уверяют они, чтобы детеныш умер в юном возрасте, потому как мясо взрослого — слишком жилистое.

     Спросом пользуются не только бивни, но и изящные резные изделия из них. Хочешь — на них чего-нибудь выжгут, выпилят или даже изобразят всю историю династии Ли.

     Однако выяснилось, что виртуальная сделка обойдется мне еще дороже. В среднем — 200—250 долларов за килограмм необработанных костей. И качество компьютером не гарантируется.

    

     Где “живут”

    

     “лохматые слоны”

     Бивни мамонтов начали вывозить из России начиная с конца XVIII века: в частные коллекции, для изготовления художественных изделий. Сегодня палеонтологический бизнес в России — занятие весьма доходное. Вывозом за рубеж останков “лохматых слонов” занимается масса народа.

     Летом добытчиков древностей от Таймыра до Чукотки и Новосибирских островов — как грибников в подмосковном лесу. Мамонтоискателям почти не приходится долбить промерзший грунт: из-за глобального потепления климата древние останки “вытаивают” на поверхность. В Якутии много мест, где раньше добывали золото. Там же часто находили и стоянки мамонтов. Была даже примета: “Нет мамонтов — нет золота”.

     Страсти вокруг “русского” мамонта накалились только последние лет пять-шесть. Ведь стать его полноправным владельцем проще простого — достаточно получить лицензию “на право сбора палеонтологических объектов”. Такие бумажки с радостью штампуют частникам местные власти.

     Количество добываемых в этих краях ископаемых измеряется теперь сотнями тонн. А местные жители сдают находки по дешевке — 10—20 долларов за хороший бивень.

     В 1991 году в городе Якутске открыли государственный Всемирный музей мамонта, выставив скелеты животных с остатками мягких тканей и шерсти. А некий предприниматель создал единственный в стране частный палеонтологический музей, в фонде которого — около 7 тысяч костей.

    

     С черепами под мышкой

    

     Кости российских мамонтов пользуются большим спросом у зарубежных ценителей товара. Поэтому случается и контрабанда. Новосибирская таможня не раз задерживала того самого хозяина палеонтологического музея. Он хотел выслать почтой в США фрагменты бивней мамонта, не имея на то разрешения.

     Развил плодотворное сотрудничество с иностранцами и Музей мамонта. Одно из направлений его деятельности — организация экотуризма. Особенно любят погулять в недоступных районах Якутии японцы, которых затем ловят на хабаровской таможне с антикварными костями и черепами под мышкой...

     Стали пропадать доисторические останки и из российских музеев. В Якутии, например, прямо из постоянной экспозиции средь бела дня пропал скелет шерстистого носорога — современника мамонта.

     А в декабре 1998 года на выборгской таможне задержали известного в палеонтологическом мире гражданина Германии. На своем микроавтобусе он пытался вывезти бивни мамонта, черепа пещерных медведей, а в тайнике — скелет пещерного медведя и даже метеориты. Эти вещи стоят несколько миллионов долларов. В ходе следствия выяснилось, что немец давно сотрудничает с московской фирмой “Русские фоссилии”. Но дело прекратили после уплаты германской стороной залога.

     Фирма “Русские фоссилии” тоже приторговывает окаменнелостями. В июле 1999 года глава “Русских фоссилий” Аркадий Захаров отправил в Германию скелеты мамонтов и пещерных медведей на 500 тысяч долларов, а в декларации указал, что на 40 тысяч немецких марок. Контрабанду доказать не удалось, но по решению суда 80% вывозимых материалов, имеющих особую научную ценность, были конфискованы в пользу государства.

    

     Арест на зубы

    

     Сегодня вывозом мамонтов официально занимаются четыре московские фирмы, которые переправляют через границу в год около 30 тысяч тонн костных останков древних животных. Цены на российском рынке колеблются от 5 долларов за обломки до 100 долларов за килограмм цельного сырья. А на Западе стоимость доходит до 1 доллара за грамм.

     Лицензию на право экспорта фирмы получают в Министерстве экономического развития и торговли по согласованию с Министерством природных ресурсов. Каждый груз подлежит научной экспертизе, по результатам которой в Министерстве культуры и дается “добро” на вывоз костных останков мамонтов.

     Научная экспертиза — это и есть та тонкая грань, которая выявляет ценность изделия.

     — Предприниматели идут на два вида ухищрений: занижают цену на товар и перемешивают сорта, чтобы спрятать ценные бивни в общей массе третьесортного сырья. А иногда даже распиливают отличные экземпляры на “колбасные обрезки”, — рассказал “МК” Владимир Жегалло, независимый эксперт Министерства культуры.

     До лета прошлого года все научные экспертизы проводились в Палеонтологическом институте РАН в Москве. А в самом Палеонтологическом институте происходит много чего интересного: почему-то именно оттуда чаще всего и исчезают древние кости...

    

     Прадедушка-эмигрант

    

     В начале перестройки аспирант Палеонтологического института Аркадий Захаров организовал частное предприятие “Русские фоссилии” (“фоссилии” — от лат. “окаменелости”). Опыта у молодого ученого было достаточно. Он знал наверняка — где, кому и почем можно “толкать” древние раритеты. При поддержке руководства института Захаров организовывал первые рейды на Север и Урал за костями.

     Вскоре за рубеж отправились не только вновь откопанные кости, но и запасники музея. Пропали многие дубликаты из фонда, которые потом были обнаружены в Японии и Австралии.

    

     Из досье “МК”:

     В середине 90-х из экспозиции музея исчезли два редких бивня и несколько десятков черепов ископаемых амфибий — древнейших земноводных. Один из черепов вскоре “всплыл” в Германии. Его купил лаборант Музея естественной истории в Штутгарте и принес своему профессору. Профессор узнал украденный экспонат Московского музея и решил вернуть пропажу. Дело рассматривалось в немецком суде, где выяснилось, что приобрел лаборант редкую штуковину у гражданина Германии, который, как ни странно, осуществил вывоз экспоната из России законно, имея все нужные сопроводительные документы.

     В 1998 году группа ученых-палеонтологов написала письмо Генеральному прокурору с требованиям расследовать кражи в институте. Дело передали в РУВД Юго-Западного округа Москвы. Но около года назад его приостановили.

     Время шло. Фирма “Русские фоссилии” стала самостоятельной. Занялась даже торговлей голландскими кремами и масками из водорослей. Но старая дружба с Палеонтологическим институтом (ПИНом) сохранилась. Видимо, там Захаров с легкостью получал любые заключения экспертов.

    

     Из досье “МК”:

     Недавно “Русские фоссилии” заявили к вывозу тонну аммонитов (спирально закрученных раковин, возраст которых — более ста миллионов лет). Это огромная коллекция красивейших и древнейших обитателей планеты, до сих пор сияющих перламутром. Величина их в диаметре достигает 1 метра. По мнению специалистов, видевших коллекцию, половину экспонатов нельзя вывозить из России.

     А в июне 1999 года зам. директора Палеонтологического института Игорь Новиков попытался тайно вывезти еще один экспонат — прадедушку всех лягушек, возраст которого — больше двухсот миллионов лет. Грянул большой скандал.

     И тогда в Министерстве культуры решили, что экспертизу по вывозу научных ценностей должны проводить не только сотрудники ПИНа, но и независимые эксперты. Но начальство ПИНа не сдается. Директор института Алексей Розанов в ноябре 1999 года подписал приказ о новом порядке выдачи экспертных заключений. Теперь на любом экспертном заключении должна стоять виза директора ООО “Международное академическое агентство “Наука”.

     Агентство было создано Президиумом РАН в июле 1997 года. Только через эту организацию любой институт или музей может организовать свои зарубежные выставки. Возглавил “Науку” бывший сотрудник Палеонтологического института Николай Парин. Второй учредитель — американская компания “Плеадес Паблишинг Инк.”. Теперь многие экспонаты Палеонтологического музея редко увидишь под родной крышей. Коллекции динозавров и мамонтов давно путешествуют где-то по Калифорнии и Флориде и зарабатывают своим хозяевам приличные деньги.

     Как стало известно “МК”, теперь эта контора пытается полностью “подмять” под себя всю экспертизу — ищи тогда наших уникальных мамонтов в заграничных коллекциях...

    

     Мамонтенок из пробирки

    

     А вот японцы планируют клонировать мамонта. Они считают, что скоро на планете не останется пищи, поэтому официально обратились с запросом в наше Министерство культуры и приобрели у нас маленький кусочек мяса и шерсти мамонта. На вырост. Хотят в будущем снабжать своих потомков мясом и шерстью доисторического животного. Весит взрослый мамонт тонн шесть. Представьте, сколько из него получится вырезки, фарша и котлет! Одно непонятно: где только собираются японцы этих гигантов пасти?

     И еще ученые считают, что бивни мамонтов, даже самые плохонькие, нужно изучать. Именно в них “зашифрована” тайна гибели этих огромных животных. Как считают специалисты, если мы разгадаем, что произошло десятки тысяч лет назад, то сможем предотвратить и возможную гибель человечества...

     Контрабандой древних останков заниматься стало теперь еще проще. Раньше Министерство культуры с каждого вывозимого за рубеж экспоната хотя бы собирало десятипроцентный сбор от стоимости — и на эти деньги в случае чего можно было выкупать наши “культурные ценности” обратно. С января 2001 года даже этот налог отменили.

     Зато я теперь про мамонтов знаю все: обросла палеонтологическими связями, развела дилерскую деятельность в Интернете — так что вполне могу и сама торгануть редкостными костями. На днях предложили мне партию в 200 килограммов — по очень выгодной цене. И покупатель уже отыскался...

    



    Партнеры