Корейский транзит

28 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 313

Президент Путин хотел прилететь в Сеул поздно ночью, чтобы еще успеть что-нибудь сделать в понедельник в Москве. Но корейская сторона убедительно попросила его перенести визит на несколько часов. Дело в том, что военная база, на которую приземляются спецборта, находится слишком близко от города. И ночные рейсы будят жителей южнокорейской столицы. Чтобы не разбудить мирно спящих сеульцев, Путину пришлось поднять пораньше своих министров, с которыми он провел планерку в 7 утра прямо в здании аэровокзала “Внуково-2”. Чтобы успеть на утренний “разбор полетов”, приглашенным пришлось встать часов в 5 утра, что, конечно, не может не сказаться положительно на любой умственной работе...

Корейский полуостров — живой эксперимент, который поставила сама история. Один и тот же народ, который после войны находился на очень низкой ступени экономического развития, был разделен пополам. Соревнование социализма и капитализма происходило в абсолютно стерильных условиях практически полного отсутствия природных ресурсов и в северной, и в южной части страны. Результат налицо. В Северной Корее редкий год без голода, и, к примеру, всего 500 личных автомобилей. В Южной Корее — изобилие и бесконечные пробки на дорогах, которые не могут “переварить” такое количество машин. При этом народ остался единым, это видно даже невооруженным глазом. И там, и там — страшное чинопочитание. В демократической Южной Корее начальник запросто может ласково отшлепать провинившегося подчиненного ботинком по лбу.

У Путина в Южной Корее много вопросов для обсуждения. Во-первых, в апреле в Россию на поезде должен приехать Ким Чен Ир. Путин, который не хочет терять роль посредника в межкорейских переговорах, естественно, должен был переговорить с южнокорейским президентом Ким Те Джуном до того, как увидит “великого маршала” и любимого руководителя северокорейского народа в Москве. Для этого Путин изменил сроки визита на полуостров больше чем на месяц.

Южная Корея, по сути, полностью поддержала Россию во всех вопросах, которые касаются ПРО. Из экономических вопросов главных тем было две: поставка оружия в Южную Корею в счет нашего долга (СССР задолжал РК около 2 млрд. долларов) и строительство Транскорейской железной дороги, которая замкнется на Транссиб. Этот проект может стать суперудачным для России, так как в этом случае огромное количество грузов из Южной Кореи и Японии пойдут в Европу через территорию России. Требуется проложить всего четыре километра рельсов между Северной и Южной Кореей, и железные дороги трех стран замкнутся. Но чтобы проложить эти четыре километра, необходимо проломить такое количество политических барьеров, что в самое ближайшее время вряд ли этот вопрос будет решен.

И тут в полный рост встает вопрос об эффективности усилий нашего президента по продвижению самых различных экономических проектов в разных странах мира. Безусловно, любой визит Президента РФ дает импульс развитию отношений, но дело в том, что после переговоров на высшем уровне дело должно быть тут же подхвачено МИДом и внешнеторговыми организациями. Объективно сейчас российский МИД не находится в том состоянии, чтобы с успехом выполнять возложенные на него задачи. Огромная машина на Смоленской площади имеет крайне низкий КПД. И стабильность внешнеполитической работы без изменений в МИДе вряд ли возможна. В то же время окончательно решить сложнейший экономико-политический вопрос за время короткого визита почти невозможно.

Визит Путина в Сеул носит чрезвычайно стремительный характер. По сути дела, в сутки визита “упаковано” огромное количество встреч, приемов, переговоров и т.д., и т.п. К вечеру на пресс-конференции то ли из-за больших временных перепадов, то ли из-за слишком насыщенной программы президент Путин казался заметно усталым. Хотя и выглядел намного бодрее, чем его корейский коллега. Когда в Москве будет раннее утро, “борт №1” вылетит во Вьетнам, где ВВП продолжит инвентаризировать наследство, доставшееся не только от Ельцина, но и от Советского Союза. Для того чтобы двигаться дальше, действительно нелишне знать, какие возможности у тебя есть. Хотя одним президентом заткнуть все внешнеполитические дырки просто невозможно.



Партнеры