Торжество чернокожей лесбинки

1 марта 2001 в 00:00, просмотров: 443

Сравнивать американские и наши фильмы — дело неблагодарное. Хотя бы потому, что на первые тратится больше долларов, чем на вторые рублей. Однако “помериться идеями”, рождение которых не требует особых денежных вливаний, вполне можно...

СИМВОЛИКА: ФЛАГ НА АНТРЕСОЛЯХ

В патриотическом кино мы (после десятилетнего перерыва) делаем первые шажочки. Меж тем кинематограф США продолжает рекламировать либеральные ценности, американский образ жизни и верность звездно-полосатой символике.

Флаг США почти всегда присутствует в помещении, где решается судьба планеты (“День независимости”). Он есть в здании суда, где решается будущее несправедливо оклеветанного персонажа Сэмюэля Л. Джексона из киноленты “Правила боя”. И уж совсем неожиданное применение американский стяг нашел в фильме “Патриот” — его древком герой убивает противника. Наши кинематографисты, напротив, игнорируют госсимволику. Возможно, считают временной или еще непривычной для зрителя. Режиссер хочет снять фильм “на века”, а мало ли какой завтра флаг и гимн придумает наша Дума? Не случайно в ленте Невзорова “Чистилище” наши танки разъезжают под красным знаменем. Российским цветам, напротив, зачастую отводилась роль эдакого шутовского фона — к примеру, в фильме “Ширли-Мырли” триколор осеняет откровенно опереточных персонажей.

СЮЖЕТ: ХОРОШИЙ ОЛИГАРХ — МЕРТВЫЙ ОЛИГАРХ

Базовые принципы американского патриотического кино — госсимволика и либеральные ценности — остаются неизменными, а вот сюжет, как и образ героя, меняется в зависимости от политконъюнктуры.

До начала 80-х в ходу были картины о русских варварах (“Красный рассвет”, “Рэмбо-2”). Победив в “холодной войне”, американские кинематографисты обратили свой взгляд на внутренние проблемы. Скажем, рост уличной преступности (не обошлось и без “русской мафии” — “Красная жара”) вызвал настоящий шквал фильмов, оправдывающих применение оружия полицейскими (“Кобра”, “Робокоп”). Последнее десятилетие в отсутствие реальных врагов ознаменовалось противостоянием США мировому терроризму или гипотетической угрозе из космоса. Получите — “День независимости”, три новые версии Джеймса Бонда и целую серию фильмов-катастроф — “Армагеддон”, “Астероид”, “Столкновение с бездной”. Готов поспорить, в этом году инициативу перехватят фильмы, рекламирующие систему национальной противоракетной обороны...

Герой российского кинематографа 90-х, как правило, борется только с врагами внутренними. Чиновниками или олигархами. “Американ бой”, “По прозвищу Зверь”, “Мафия бессмертна”, “Бандитский Петербург”. Такое впечатление, что у нас патриотическое кино снимается лишь для того, чтобы выпустить пар у малоимущей части населения.

Другая часть патриотических фильмов появилась благодаря чеченской войне. Причем и здесь видны метания авторов картин, которые, бесспорно, не могут однозначно воспринимать чеченцев — граждан РФ — как врагов. Вот и появляются фильмы, которые только усугубляют в глазах зрителя это самое противоречие (“Кавказский пленник”, “Блокпост”). Не все чеченцы враги, но даже маленькая девочка может быть снайпером... Замкнутый круг.

ГЕРОЙ: НАШИ БАНДИТЫ — ЛУЧШИЕ В МИРЕ!

Есть даже анекдот на тему американской политкорректности. “Кто будет следующим президентом? — Беременная чернокожая лесбиянка”. Действительно, если в штатовском кино два главных героя, то обязательно один из них... не белый (“День независимости”, “Багряный прилив”, “Враг государства”). Это понятно — число афроамериканцев, ставших гражданами США, неуклонно растет. Многие политики прогнозируют чуть ли не распад страны именно на расовой почве. В подобных фильмах читается огромный политический подтекст — сплотить нацию.

Американский герой - “Золушка”. По жизни он маленький человек, которого, собственно, героем вынуждают стать обстоятельства. Например, террористы убили всю семью. (Стивен Сигал в “Смерти вопреки”.) Или это сделали иноземные захватчики (Мэл Гибсон в блокбастере-2000 “Патриот”). То есть в американцах воспитывают понимание того, что героем может стать каждый. Но. Особняком стоит личность первого среди равных — президента! Он даже если и не молод, то все равно крепок душой и телом. Как правило, он бывший военный. Причем представитель одного из наиболее популярных в Штатах родов войск. Летчик (“День независимости”), морской пехотинец (“Самолет президента”) и тэ пэ.

Наш герой мент, либо бандит. Причем в этом уравнении надо сказать спасибо авторам “Ментов” и лицам, сделавшим сериалу такую нехилую рекламу. Потому как до недавнего времени любимыми персонажами россиян были “братья-адвокаты” из “Бандитского Петербурга” и “По прозвищу Зверь”. А кто они? Герои с наркоманским взглядом, кучей не пойми откуда взявшегося бабла (их терминология), пушкой в кармане, “Мерседесом” и шмотками, которым персонажи “Ментов” могут только позавидовать.

И еще одна важная деталь. Раньше режиссер тоже мог идеализировать преступника. Но советские бандиты всегда кончали одинаково. На нарах, либо на кладбище. Бандиты “новой России” не только, как правило, выживают, но делают немерено денег и вообще к финалу картины приходят с весьма радужными перспективами (“Мы домой летим, мальчик, водочки нам принеси...”). А если даже они вполне заслуженно погибают, то зритель воспринимает их самих как... мучеников (“Бандитский Петербург”).

В общем, наше кино в отличие от американского в его массе можно назвать откровенно мазохистским. Конечно, и в Америке есть Оливеры Стоуны, дающие власти прикурить, и у нас — Никиты Михалковы, для которых нет ничего слаще золотых орлов под державные марши. И все же — не пора ли искать в кино хоть какую-нибудь точку опоры, которая поможет России ощутить, что не все для нее в этом мире потеряно?



    Партнеры