ПОКА БЕЗ ОВАЦИЙ

2 марта 2001 в 00:00, просмотров: 399

  Непроста судьба артиста. Семья опять в разлуке. Пугачева в безмужнином одиночестве встретила вчера самый главный (по собственной стародавней прихоти) праздник жизни — первый день весны. Благоверный звонил из туманных американских далей, поздравлял и даже каким-то чудодейственным образом переслал ей желтоцветный букетик.

    

     Знающее окружение (свита, родня, друзья, приживалки) хорошо осведомлены о капризе примадонны, и в этот странно–праздничный день ее заваливают разнообразной флорой цвета разлуки и печали. Именно так трактуется обычно желтый цвет, хотя, с другой стороны, сей колор вполне к лицу потеплевшему весеннему солнцу, пробуждающему соки жизни после зимних лютостей. Чем не достойный торжества повод? Пугачева ведь известная любительница придавать мистицизм и знаковость неказистым на первый взгляд мелочам да нюансам. Так из маленького рождается большое и значимое. Не в этом ли одна из великих тайн артистки?

     Филипп Киркоров, в свою очередь, менее подверженный (в силу обстоятельств и характера) сентиментальным сюсю, вовсю чешет по Америке, отправившись в уже традиционный по весне концертный тур по США. Начало, все по той же традиции, положено аншлаговым концертом в шеститысячном зале крупнейшего казино Атлантик-Сити “Тадж Махал” (в прошлом году “ЗД” вела, кто помнит, оттуда газетные и телевизионные репортажи). При этом Фил значительно подорожал. Насладиться его сладкоголосьем предлагалось теперь за 250—300 самых настоящих американских долларов (супротив 100—150 в прошлом году). Публика, конечно, пороптала, но собралась, потому как сплошь и рядом была “солидная и состоятельная”. Брайтон-Бич все-таки не пальцем деланный. А чтобы совсем уж не думали, что он скурвился и обхапужничался, Филипп через все возможные средства массовой русскоязычной информации пояснил, что у него 80 человек разного балета и мужского стриптиза, духовая группа, вокальный ансамбль, костюмеры, гримеры, всяко–разное техническое обеспечение и дорогущие авиабилеты — на всю ораву–то, туда и обратно. Дескать, в отличие от “кое-кого” это не просто малобюджетный чес за американской “капустой” (чем и впрямь грешат наши поп–звездолеты), а высокохудожественная, понимаешь, гастроль, достойная звездного уровня артиста. Потому приходится, уж извините, возмещать траты. А себе разве что на поесть да слегка гардеробчик обновить только и остается. Шер, Барбра Стрейзанд или тот же Рики Мартин обрыдались бы от сострадания.

     Однако главная интрига нынешнего заокеанского вояжа развернулась вовсе не в Нью-Йорке или штаб-квартире ООН (где ФК усилиями русской миссии вписали в реестр бесполезных, но страшно почетных послов доброй воли), а несколько южнее — в Мексике.

     В понедельник в мексиканской столице Ф.Киркоров представил тамошней общественности и журналистам вышедший таки альбом на испанском языке “Magico Amor” (“Магическая Любовь”). История длилась долго, трудно, писалось о ней неоднократно (в т.ч. в “ЗД”), и наконец все разрешилось ко всеобщему удовольствию. По крайней мере со стороны самого певуна и поверившего в коммерческий потенциал “русского с латиноамериканской душой” артиста мексиканского звукозаписывающего лейбла.

     Появление перед прессой предварялось показом рекламного видеоролика, который вобрал в себя как бы всю творческую траекторию певца, что пришлось весьма кстати, так как в Мексике Киркорова, прямо сказать, еще не знают. Даже звучащая время от времени на радио в рамках промо-кампании песня “Дива” пока не сопровождается какими-либо комментариями относительно личности ее исполнителя.

     “Латиномания” последних лет открыла многим глаза на Латинскую Америку. Мол, “лакомый и непродегустированный кусочек”. Однако завоевать этот громадный рынок, подобно многим западным звездам, наглости набрался из многочисленных наших поп-звезд один лишь Киркоров. Завоюет ли — другой вопрос. Но даже то, что уже сделано, — беспрецедентно по нашим меркам. На мексиканской “прессухе” Фил так и заявил, что в случае успеха альбома готов, не медля, привезти в Мексику свое “грандиозное красочное шоу”.

     Пришедшими поглазеть на “неведому зверушку” мексиканскими журналюгами Филипп, разумеется, не был встречен шквалом оваций, но зато притворился, что его это заметно удивило. Он величественно, как настоящая звезда, или даже как Петр I, с которым позже и сравнил себя (в плане, видимо, рубильщика окон: тот — в Европу, этот — к латиносам), прошествовал к подиуму. Сдержанный настрой аудитории не смутил певца: “Я приехал не для того, чтобы кого-то удивить, а чтобы поделиться своим хорошим настроением”, а если кому, мол, неинтересно, “можно переключиться на водочку и разбежаться”. Единственный вопрос, который, похоже, вызвал у него замешательство, исходил от знойной мексиканской донны, которая никак не могла разобраться: почему позиционирующий себя “русским с латиноамериканской душой” артист работает “в стиле классической американской попсы?” К счастью, углубленной дискуссии о сути американской попсы и соответствии ее стандартам Филиппа Киркорова не последовало. А то можно было бы в такие дебри залезть!

     “Разогретый” вопросами журналистов, Киркоров заявил, что на протяжении 70 лет существования “железного занавеса” в России попросту не было собственной поп-культуры, а Аллу Пугачеву и Валерия Леонтьева можно считать “счастливым исключением”. По его словам, “если бы не советская власть, Пугачева добилась бы гораздо большего”.

     Во время столь энергичного перечисления русских имен мексиканские журналисты напряженно морщили лбы и хлопали ресницами. Слово взяли и представители “Azteca Music”, той самой компании, которая взялась продвигать Киркорова в латинские массы. Некий Хуан Карлос Алонсо очень хвалил Фила за “колорит его шоу, ритмичность, зажигательность и харизматичность”.

     Что ж, вольному воля, а храброму — флаг в руки, ветер в спину да семь футов под килем.

     Тем временем в своей московской глуши Алла, которая “из-за советской власти” так и не стала всемирной звездой, тихо праздновала первый день весны, хотя и с не меньшим творческим упоением, чем Фил на родине ацтеков, наставляла на путь истинный единоутробную дочь Кристину в преддверии ее московских сольников. Все не без дела...

    



Партнеры