Всех изувековечим!

2 марта 2001 в 00:00, просмотров: 564

Прежде на Руси в честь самых важных событий сооружали храмы. Но со временем традиция эта была нарушена,и стали появляться у нас памятники “гражданские” — посвященные победам, героям, правителям,идеям...

Ильич на колесах

На просторах бывшего Союза сохранились десятки тысяч памятников “самому человечному человеку”. Маленькие, большие, очень большие... Гранитные, бронзовые, цементные... С кепкой и без кепки... Есть среди этих легионов Ильичей несколько действительно редкостных экземпляров.

Именно такой раритет уже долгие годы стоит чуть ли не в самом центре столицы, неподалеку от Ленинградского вокзала. Однако этот “вождь пролетариата” со всех сторон загорожен зданиями локомотивного депо Октябрьской железной дороги, и потому его видели лишь немногие москвичи. А жаль! Мало того что упомянутый монумент является одним из самых старых памятников дедушке Ленину, уцелевших в стране, — вдобавок “деповский” Владимир Ильич установлен на очень оригинальном постаменте, изготовленном... из кусков старых паровозов!

Осенью 1925 года на партсобрании в паровозных мастерских пятого участка тяги было высказано предложение в честь очередной годовщины революции поставить на производственной территории памятник Ленину. Поскольку времени до красной даты календаря оставалось совсем немного, железнодорожное начальство решило передать “паровозных дел мастерам” скульптуру вождя, находящуюся в вестибюле Ленинградского вокзала (на освободившемся месте позднее установили более монументальное изваяние Владимира Ильича). Вот так небольшая фигура, изготовленная из гипса в мастерской известного скульптора Меркурова, перекочевала в нынешнее локомотивное депо.

Проект постамента для “новосела” лично разработал начальник пятого участка тяги Яковлев. Он явно увлекся конструктивизмом, и в результате получилось очень необычное сооружение из паровозных реверсов, шатунов, масленок, кулис, опирающееся на четыре старых колеса от тендера.

“Паровозный” Ильич — хоть он и гипсовый — до сих пор неплохо сохранился. А его пьедестал вызывает огромный интерес у наших и зарубежных поклонников старинной железнодорожной техники. Не так давно, например, британские любители паровозов даже предлагали дать деньги на постройку внушительного гранитного постамента для этого памятника, прося взамен лишь старинные кованые колеса, на которых сейчас установлена вся конструкция. Однако предложение англичан не нашло отклика у путейцев: Лениных, стоящих на каменных постаментах, много, а вот “колесный” Владимир Ильич один!

Впрочем, у него был когда-то в Москве вполне достойный конкурент — по части уникальности.

Трансплантация в бронзе

Вплоть до 1953 года это считалось “обязаловкой”: на каждом предприятии, в каждой организации должен стоять памятник “вождю всех народов”. Ну в крайнем случае (если уж “контора” совсем захудалая) — сталинский бюст. Однако после разоблачительных речей на ХХ съезде партии всех этих бесчисленных Виссарионовичей начали в спешном порядке ликвидировать.

На одном из столичных заводов к проблеме утилизации имеющейся здесь скульптуры грозного усача подошли с сугубо прагматических позиций. Вот стоит посреди заводской площади внушительный бронзовый монумент (дорогой, между прочим!). Зачем же его весь-то уничтожать? Можно ведь произвести лишь небольшую “модернизацию”...

И сотворили заводские мудрецы чудо. Скульптуре Сталина “ампутировали” голову и заменили ее головой “большевика №1”! Получился в результате Ильич, одетый в длиннополую сталинскую шинель, и вдобавок — с трубкой, зажатой в правой руке... Спохватившись, что председатель ВЦИК пристрастием к никотину никогда не отличался, пресловутый курительный прибор тоже быстренько ликвидировали и взамен снабдили “новорожденного” товарища Ленина другим скульптурным “довеском”, выполненным в виде свернутой в трубочку стопки бумаги — ну вроде бы как “Апрельские тезисы” или иную свою рукопись держит...

Но даже такие ухищрения заводчанам не помогли. Через некоторое время анекдотическое изваяние Сталино-Ленина все-таки пришлось отправить на переплавку. А директору завода и секретарю парторганизации райком вкатил выговор — “за дискредитацию исторических решений партийного съезда”.

Другой случай “скульптурной трансплантации” связан со знаменитым памятником Юрию Долгорукому. Впрочем, на сей раз правильнее было бы говорить (с медицинской точки зрения) об операции по изменению пола... Нет-нет, самого князя московского сия процедура не коснулась, но конь его...

Этого красавца скульпторы лепили с прославленного жеребца буденновской породы по кличке Символ, неоднократного победителя конных соревнований. Вот только “мужское достоинство” бронзовому двойнику Символа авторы памятника постеснялись приделать. И получилась у них кобыла... Рассказывают, что данный факт очень возмутил Иосифа Виссарионовича, приехавшего посмотреть на скульптуру для будущего памятника. По завершении “высочайшего” визита в мастерской срочно стали исправлять оплошность и приладили коню-“транссексуалу” недостающую “детальку”. При этом якобы один из молодых инженеров, участвовавших в изготовлении конной скульптуры, предложил — то ли в шутку, то ли всерьез — сделать новый жеребячий “крантик” действующим и вмонтировать в него настоящий сливной кран — для того чтобы можно было удалять дождевую воду, которая со временем наверняка начнет просачиваться внутрь пустотелой скульптуры через мелкие трещинки в швах памятника. То-то забавная была бы картинка — писающий бронзовый конь под бронзовым князем московским! Впрочем, рационализаторская идея применения так и не нашла.

Обломки Конституции

За время существования коммунистического государства для его граждан успели “наплодить” несколько конституций: сначала приняли “ленинскую”, потом — “сталинскую”, затем наступило торжество “самой демократичной в мире” — “брежневской”... Но была и еще одна конституция — каменная.

Памятник Советской Конституции появился ровно через год после октябрьского переворота. В Москве на Тверской (Скобелевской) площади торжественно открыли 25-метровый обелиск. (Утверждают, что из всех предложенных вариантов памятника Ильич предпочел самый простой: чтоб побыстрее и подешевле можно было построить.) Это творение архитектора Дмитрия Осипова “воткнули” на том самом месте, где еще несколько месяцев назад красовался памятник “любимцу России” — генералу Скобелеву. Однако этим монументалистические метаморфозы на площадке перед Моссоветом не закончились.

Только-только москвичи свыклись с уничтожением бронзового генерала, только они приспособились называть новое сооружение “штыком” (за его трехгранную, как солдатский штык, форму), а уже в июле 1919 года к “штыку” приделали “дамочку”: известный скульптор Николай Андреев создал статую Свободы, которая и была установлена у подножия обелиска.

Волевым решением столичных властей силуэт “конституционного” монумента был включен в изображение нового — пролетарского! — герба Москвы. Впрочем, этот шедевр геральдики особой популярностью не пользовался, и уже к середине 30-х годов про него окончательно “забыли”. Вслед за гербом в немилость попал и сам монумент. В ночь с 21 на 22 апреля 1941 года на площади шарахнул взрыв, превративший “штык” в груду обломков. От Свободы чудом уцелела одна лишь голова, которая попала затем в запасники Третьяковской галереи.

Газеты растолковали недоумевающим москвичам, что монумент убран “в связи с реконструкцией и расширением ул. Горького”.

Шедевры нерукотворные

Уже не раз случалось — скульптор задумывает одно, а публика видит в его творении совсем иное. Граждане-острословы могут так “припечатать”... Вот и некоторые из московских памятников оказались отмечены в городском фольклоре:

“Железный Дровосек” — сверкающая сталью фигура первого в мире космонавта, вознесенная на металлической стеле над площадью Юрия Гагарина.

“Твикс”, “Сладкая парочка” — скульптурная композиция “Рабочий и колхозница” возле ВДНХ.

“Глыба”, “Борода” — памятник Карлу Марксу на Театральной площади.

“Голова на Ноге” — “головастый” бюст революционера В.Ногина в переходе станции метро “Китай-город” (если помните, еще не так давно этот “подземный дворец” имел другое название — “Площадь Ногина”).

“Штаны” — скульптурная группа возле станции метро “Улица 1905 года”. Первое, что видели пассажиры, выходящие из вестибюля, — мощные “филейные части” восставших рабочих, облаченные в шаровары. (Правда, теперь эта эпическая часть панорамы загорожена торговыми палатками.)

“Памятник радикулиту” — какая-то вся перекособоченная фигура Вацлава Воровского, поставленная на пьедестал во дворе старого дома на углу Лубянки и Кузнецкого Моста. По прихоти скульптора поза несчастного большевика-дипломата и вправду наводит на мысль о том, что у него крепенько прихватило поясницу.

А вот характерное азиатское лицо товарища Хо Ши Мина спровоцировало столичных остряков назвать монумент, сооруженный в честь этого вьетнамского коммуниста возле метро “Академическая”, “Памятником 300-летия татарского ига на Руси”.

И, наконец, самый настоящий скульптурный конфуз — “Памятник онанисту”. На этом барельефе, украшающем здание метрополитеновской электроподстанции на Большой Никитской ул., изображена группа экзальтированных революционных пролетариев. Один из них вроде бы держит древко знамени, а другой... Рука его, придерживающая дуло винтовки, расположена как раз на уровне чуть пониже талии. Если разглядывать барельеф спереди — все смотрится вполне благопристойно, но кто-то однажды догадался взглянуть на сей шедевр соцреализма в профиль — от угла здания. И обнаружилась с этой позиции картинка весьма скабрезного содержания. С тех пор бедняге рабочему народная молва и прилепила обвинение в рукоблудии.

P.S. Представленный здесь перечень отнюдь не претендует на полноту. Просторы Первопрестольной наверняка украшает еще много других “отмеченных народом” памятников. Если вам известны таковые — подскажите. Интересно будет пополнить список. (Тел. 256-95-27, доб. 74-38; пейджер 974-74-00 аб. №91240.)



Партнеры