Кобелиное счастье

3 марта 2001 в 00:00, просмотров: 496

Вы когда-нибудь задумывались о том, что стало бы с Золушкой, если бы прекрасный принц вдруг превратился в нищего или ушел к другой?.. Раз в месяц она “выбрасывается из окна”. Но перед очередным “броском” обязательно звонит разлучнице и требует денег. Потому что в этой жизни повезло всем, кроме нее...

— Я нормальная, у меня даже справка из психдиспансера есть. Это мой муж псих, — совершенно серьезно сказала она. То, что она затем поведала, право, достойно описания.

— В начале девяностых я вышла замуж за процветающего бизнесмена и переехала в Москву...

Когда Рита познакомилась с Антоном, он был на вершине благополучия. Рита тоже была не лыком шита: в своем родном городке считалась девушкой эффектной и разговоры вела культурные. Но сильнее всех женских уловок было внутреннее сознание того, что этот шанс она упускать не должна — уж тридцать стукнуло, отчаянно пора замуж.

Вскоре Антон и Рита решили жить вместе, правда, в законный брак жених вступать категорически отказался. Без особых сантиментов перевез невесту в новую шикарную московскую квартиру. Рита сделала вид, что на его условия согласилась. Но подумала: живем-то вместе, а родится ребенок — никуда не денется, женится как миленький. Так и вышло. Когда родился сын, Рита с Антоном тихо, без помпы и шумного свадебного застолья зарегистрировали свои отношения. Даже колец не было. Антон принципиально не захотел. А Рита... Пошла в магазин и сама себе купила тоненькое золотое колечко по своему вкусу. Так она стала законной женой.

А через месяц Антон попал в аварию и оказался в больнице с тяжелым сотрясением мозга. На этом трагическом эпизоде сказочный сюжет про Золушку закончился. Начались серые будни.

“Я его выхаживала, как ребенка, супчики ему готовила протертые, киселем из ложечки выпаивала”, — со злостью вспоминает Рита.

Но беда, как водится, не приходит одна. Через полгода — новое несчастье: фирма Антона разорилась.

Жили впроголодь. Это после парной вырезки, кофе без кофеина и настоящего швейцарского масла. Рита честила мужа на все лады — и эгоист, и дурак доверчивый — деньги все в долг раздал и назад не просит, а “безнравственные люди пользуются”. Но мысль о собственном трудовом вкладе в семейный бюджет казалась Рите чуть ли не оскорбительной:

— Я, длинноногая, длинноволосая девушка с параметрами топ-модели, вышла замуж за обеспеченного человека, а обернулось это семилетней невостребованностью и тремя годами нищеты!

* * *

Антон молча терпел упреки жены. И Рита была уверена, что в глубине души он даже согласен с ней, ну действительно, что это за мужик, раз не может денег заработать. В конце концов они почти перестали разговаривать. Жили в разных комнатах. В состоянии холодной войны. А ранней весной Антон познакомился с Леной. По Интернету.

— Когда Антон впервые поведал о любовнице, я не вцепилась ему в рожу, — рассказывает Рита, — даже предложила ночевать там, где ухаживает, чтобы не возвращаться поздно ночью — все-таки опасно. А он приходил и жаловался: “Зайчик, она меня чем-то не тем накормила...” У него же язва. Так я напечатала для его подружки памятку на двух листах, чем кормить-лечить.

Новая пассия Антона была немало удивлена такой реакцией Риты на измену мужа. “Надо же, — недоумевала она, — какая интеллигентная бывшая жена попалась!”

— Я была уверена: никуда он не денется — побегает и приползет ко мне на коленях. — Видела я его даму сердца — “семиклассница”, стриженая, крашеная, лицо с кулачок, да очки до подбородка. Что он совсем дурак, чтобы русскую борзую променять на левретку?!

Елена — “дама сердца” — вышла замуж в двадцать. Были и деньги, и счастье. Двенадцать лет безоблачной семейной жизни. И неожиданное падение в пустоту...

Смерть мужа Лена переносила стойко, хотя оказалась без денег, одна с ребенком. Зарабатывала как могла, челночила, стояла за барной стойкой. Решение продолжать дело мужа — он владел небольшой архитектурно-строительной фирмой — далось нелегко. Сначала она чувствовала себя абсолютно беспомощной. Пришлось заново знакомиться с заказчиками и поставщиками материалов. По ночам переделывала чертежи, сводила балансы — денег нанять бухгалтера и чертежника не было. Многие работники из фирмы ушли. Но несколько самых верных остались. И они не ошиблись — Лена достаточно быстро встала на ноги. Знакомые удивлялись ее деловой хватке, выносливости, настойчивости. Мало кто знал, что, погружаясь с головой в круговорот бизнеса, она глушила душевную боль.

Один из сотрудников убедил Лену: для работы необходим Интернет. Окунувшись в виртуальную жизнь, она неожиданно завела знакомство. С мужчиной. Выяснилось, что у Антона та же специальность, и он на данный момент без работы. Лена решила пригласить его к себе на работу. О том, чтобы снова выйти замуж, вдова и не помышляла, больше того, считала, после смерти мужа дорога к личному счастью ей заказана. Встреча с Антоном перевернула все ее представления о своем будущем. Было такое чувство, словно они знакомы давным-давно...

* * *

Несколько месяцев спустя Антон переехал к ней насовсем. Как только возлюбленный окончательно сжег за собой все мосты в старой семье, Лена подумала: “Нужно как-то решать проблему с его бывшей женой”. Деловая хватка, с которой она рубила все гордиевы узлы на работе, подсказывала стандартное решение: “Быть холодной, решительной, эмоции спрятать подальше”. Этот девиз за несколько лет работы в бизнесе ее не подводил ни разу, и поэтому любовный треугольник Лена попыталась разрулить современно, опираясь на принципы честного коммерческого договора.

И прямым текстом предложила Рите: “Мне — Антон, тебе — квартира и деньги”. Но Рита неожиданно взбунтовалась. Она почувствовала, что за ее горькое разочарование в семейной жизни, за обманутые надежды, за не ставшую былью сказку с ней хотят просто расплатиться “зелеными”! Избавиться от нее легко и непринужденно. Все ее мечты о сладкой обеспеченной жизни, надежды на завидное положение в обществе оценили в жалкие триста баксов ежемесячной дотации!

— Мне не нужны ваши деньги! — таков был ответ Риты. — Как он мог поменять меня на эту железную болванку, — искренне недоумевала она, — она же всю жизнь наперед рассчитать хочет. Как он мог превратиться в такого банального обывателя, после того как я водила его по театрам, читала стихи...

Но Антону было глубоко плевать на Ритины переживания и ее возмущение. Он смертельно устал от “высоких материй” и своих “низких возможностей”.

Совсем другое дело — его Ленка. Она все понимала. И про бизнес, и про “кинувших” его людей. И не пилила с утра до ночи. Наконец-то он смог осуществить свою давнюю, почти юношескую мечту — купил синтезатор. В новом доме его ждали, принимали, какой есть, им даже гордились! “Ты у меня очень талантливый”, — нахваливала его Лена. И ему казалось, что он никогда не был так счастлив. Антону вдруг захотелось, чтобы последних семи лет жизни с Ритой не было вовсе. В глубине души он понимал, что с Ритой договориться будет непросто. Но думать об этом не хотел. “Все как-нибудь само устроится”, — надеялся он.

Лена же, напротив, стремилась побыстрее уладить отношения с Ритой. Она сама начала разговор о разделе имущества и алиментах. “Тебе нужно видеться с ребенком, — настаивала Лена, ведь он твой сын и должен чувствовать, что у него есть отец, давай пригласим его к нам на выходные, сходим куда-нибудь. “Хорошо, — соглашался Антон, — надо, так надо”. Сам он внутренне распрощался со старой жизнью. Приличия вынуждали его согласиться с Леной, что обеспечить бывшую жену и ребенка надо. Но тут же сам себя и успокаивал: “Раз Лена так переживает, пусть сама и разбирается с Риткой. Без меня они быстрее договорятся...”

Но две женщины договориться не смогли. Лена старалась вести себя корректно. Выбрала показавшийся ей единственно верным деловой тон. Но уж слишком много женского превосходства почудилось в нем Рите.

“Мне нужно больше чем триста долларов, — заявила она на очередном раунде переговоров и перевела дух. “Хочет бизнеса — пусть получает, — думала Рита. — По дешевке от меня избавиться не выйдет! Пусть расплачиваются!”

— Ребенку питание нужно, да и я за столько лет нищеты пообносилась. Ни фруктов, ни витаминов. А мне восстанавливаться надо. У него теперь все есть, небось красную икру кушает, а я что, на картошке сидеть должна? Я ему ребенка родила — все здоровье порастратила, зубов лишилась. Он, видите ли, будет жить припеваючи со своей “левреткой”, а я? — Рита накручивала себя все больше и больше.

На самом деле она выть была готова от мысли, что бывший супруг смог так ловко устроить свою жизнь. О том, чтобы пойти работать, Рита и не помышляла. “Сорок лет, не девочка уже, — рассуждала она сама с собой, — кому я нужна без опыта работы”. Собственные доводы казались ей очень убедительными.

* * *

Бывший муж и его новая жена как-то не уловили момента, когда Рита перешла в наступление. Она верно рассчитала, что лучший судья — общественность, которая, без сомнений, встанет на сторону брошенной женщины с маленьким ребенком. Сидя на кухне в неубранной квартире, она набирала один номер за другим. Чтобы дозвониться во все нужные инстанции, зачастую не хватало дня.

История получила самую широкую огласку. В курсе дела были все знакомые и друзья, средства массовой информации и работники суда, частные адвокаты и именитые психологи. Особую ставку Рита как дипломированный, но несостоявшийся журналист делала на телевидение и газеты. История о богатом муже, не желающем выплачивать бывшей жене алименты с реальных доходов действительно тронула сердца обывателей.

Оставленная женщина со слезами на глазах рассказывала о том, что бывший муж платит ей всего... 300 долларов в месяц, а в ответ на ее попытку получить больше грозится запихнуть в психушку. Зал рыдал. И не важно, что многие присутствующие на телешоу женщины сами не зарабатывают и половины Ритиных алиментов. Действовали чисто из бабьей солидарности. А уж подлое коварство мужика-богатея вызывало настоящий праведный гнев.

Но никто из участников шоу не знал, что Рита в пылу обиды заходила так далеко, что нередко теряла всякое чувство меры и грозилась взять ребенка и выброситься из окна, если “сладкая парочка” не станет платить столько, сколько нужно. Осталось за кадром и то, что Антон и Лена каждый раз после такого психологического рэкета сдавались и платили: 300 долларов — на жизнь, 800 — на аренду дачи (ребенку нужен свежий воздух), 1000 — на протезирование зубов Рите...

* * *

После удачного дебюта на публике Рита решила не останавливаться на полпути. Недавно она узнала, что имеет право на одну четвертую доходов мужа, в том числе и фирмы соперницы, так как Антон стал совладельцем предприятия). Поэтому сейчас она занята поиском адвоката и денег — к сожалению, его услуги стоят немало (не просить же, в самом деле, у новой жены), и параллельно штурмует прессу. Весь день Риты расписан по минутам, нужно успеть и в суд, и в опекунский совет, и в очередное издание. Теперь это ее основная работа. За которую исправно платит Лена.

А что же Лена? Рита сумела внушить ей мысль, что она, Лена, страшно виновата во всех бедах ее и ребенка. Поэтому злость на ненасытность и вздорность Риты вдруг сменяется у Лены жалостью и желанием ей помочь. Две женщины словно связаны неразрывной цепью. Их жизни и чувства так переплелись, что Антон предпочитает в их отношения не вмешиваться. Деньги Рита просит у Лены. Лена возится в выходные с сыном Антона. Она даже перезнакомилась с Ритиными подругами. А Рита консультируется у адвоката, которого ей присоветовала нанять... Лена.

Есть такие пьесы, в которых главный герой — персонаж виртуальный. О нем постоянно говорят, вокруг него кипят страсти, разворачивается действие, но на сцене герой так ни разу и не появляется.

В любимой Ритиной сказке про Золушку сказочный принц не поленился обойти все королевство в поисках любимой девушки. Но в жизни на пути ему попалась не одна, а две девушки, которым пришелся хрустальный башмачок впору. Выход он нашел самый простой: купил себе синтезатор.




Партнеры