Не сносный старик

16 марта 2001 в 00:00, просмотров: 319

Вопрос на засыпку. В чем разница между Кремлевскими палатами и заброшенной хрущобой “под снос”? Ответить на него сможет разве что один человек в Москве. Это 74-летний инвалид-пенсионер Алексей Иванович. Сейчас он держит оборону в двухкомнатной квартире в пятиэтажке на улице 1905 года. Два месяца назад из дома съехали последние жильцы. И сразу же отключили газ, свет и канализацию...

Мы нашли его случайно. Готовили материал о сносе пятиэтажек, зашли в наполовину разрушенный дом на улице 1905 года. Выбитые двери, застывшие потоки воды на лестничных площадках, следы от костров, что разводили зимой бомжи. И вдруг!.. Записка на одной из дверей: “Здесь живут люди”.

Дверь открыл пожилой человек в полушубке. Единственный оставшийся жилец этого дома — Алексей Иванович. Оказалось, он таким образом протестует против произвола властей. Правда, в этой квартире он даже не прописан. А прописаны его дочь, зять и два внука. Им при переселении предложили квартиру всего на два метра больше, чем эта. Дочка вместе с семьей давно покинула это неприспособленное для жизни место и переехала на квартиру отца. А старика оставила бороться за квадратные метры.

Два месяца Алексей Иванович живет как при гражданской войне: без воды, света и канализации. Хорошо еще, протянул провод из бытовки строителей, что стоит рядом с подъездом: греется “ворованным” теплом. “Удобства”, извините, — где придется. Иваныч говорит, что привык. А вот внуки, когда жили здесь, от холода страдали: постоянно болели. Дочка с зятем, правда, старика не забывают. Временами приходят переночевать.

У Алексея Ивановича интересная судьба. Раньше он работал сварщиком. А однажды его вызвали к руководству и заявили, что отправляют в командировку... в Кремль. Так, десять лет Алексей Иванович проработал в обители вождей. Монтировал компрессоры, холодильные установки и даже пневматическую почту. “Хорошо было, — вспоминает пенсионер, — к окладу доплачивали 25-процентную надбавку”. Между собой рабочие эти деньги звали “язычными”: их платили за молчание. Сейчас пенсионер хочет только одного — лишь бы суд постановил разобраться с его семьей по справедливости.

Может, и разберется. И семья дочери наконец-то переедет в нормальную большую квартиру со всеми благами: светом, газом и канализацией. Которых сейчас так не хватает ее отцу...



    Партнеры